Демоны национального разделения

В истории отечественной цивилизации было полно побед. Многие из них представляются настолько очевидными, само собой разумеющимися, что мы перестаем воспринимать их в качестве ценности. А это таит опасности подмен, выверта, когда при определенной ловкости рук и силе внушения белое становится черным.

Фото: Anatoly Sapronenkov/AFP/Getty Images

Одной из причин распада Советского Союза стало разыгрывание национальной карты. Когда взамен ощущения общности с многими своеобразиями, индивидуальностями, которые в этой общности не терялись, пошло разделение свой-чужой по национальному признаку. Когда стала внушаться усталость от этого многообразия, которое начали воспринимать в качестве бремени и сравнивать с малокомфортным проживанием в коммунальной квартире.

Вот и сейчас эти энергии разобщения то и дело поднимают голову, выделяя на первый план не то, что соединяет, а разъединительное. Саму же общность выставляя в качестве исторической травмы, несущей многие ущемления национальной идентичности и несвободу. Один из недавних примеров: в учебнике ЯНАО по литературе употреблено деление народов на «коренные» и «пришлые». И это, к сожалению, типическое.

Когда узнаешь о подобном, то возникают параллели с Прибалтикой, где разделение «граждане – не граждане» существует до сих пор с существенным ущемлением прав последних. Но там идет спекуляция на комплексах национальной травмы, стремление поиграть в древнюю игру поиска внешней причины собственного несовершенства.

Следует понять логику, отчего же происходит подобное деление. Например, когда еще в девяностые конструировали такую национальность, как «поморы», которая объявлялась «коренной» в Архангельской области, то руководствовались утилитарными соображениями: для получения преференций и сохранения традиционных видов промысла, чтобы получить от федерации дополнительное финансирование. Но вовсе не для противопоставления поморов русским.

Возможно, не каждая акцентация на национальном является проявлением оголтелого национализма и сегрегации по нацпризнаку. Часто это «звоночек», что федеральной власти необходимо особое внимание к регионам, к людям, которые не предались инерционному бегству в мегаполисы, а остались на земле, сохраняют свой уклад жизни, не стандартизируются.

Важно, чтобы не было у них ощущения другого противопоставления: «колонии – метрополия», чтобы не чувствовали, что их регионы нужны только в качестве плацдармов по выкачиванию ресурсов. Что их традиционный уклад могут заменить вахтовые поселки. Вот и проявление оппозиции «коренной – пришлый», «свой – чужой» как раз и есть реакция на подобное, на сугубо капиталистическое отношение к территории, разобщающее страну.

Россия – совершенно уникальная цивилизация, в которой исторически отменяются подобные разделения. Как с территориями, которые воспринимаются единым и взаимосвязанным организмом, так и с народами, существующими в этом космосе слитно и нераздельно. В перестроечные годы, а затем в смуту девяностых произошло отчуждение от отечественной географии, от народов, да и людей друг от друга. Казалось, что нас практически ничто не связывает и что единственный рецепт спасения – разбежаться по своим квартирам: региональным, религиозным, национальным, каким угодно. Поэтому и муссируется периодически термин «пришлый». Это тот, кто не стал своим, выпал из общности, отчужден от места. Пришлые – люди разрухи, и несущие эти энергии. Иных пришлых или чужаков здесь нет и быть не может.

Любая спекуляция на этой проблематике ведет к возникновению идеологического урода. Например, такого, как «древние укры». На Украине сейчас политические и исторические спекулянты ведут потешные битвы за наследование Киевской Руси и пытаются доказать, что русские в этой связи – порченые, а они – чистокровные. Подобные дорожки, как правило, до Третьего рейха доводят и до резни. Для нас же Киевская Русь была всего лишь одним из периодов истории отечественной цивилизации, которая после этого не сжималась или становилась многим больше.

Надо помнить, что в вопросах о национальном есть также много стереотипов. К примеру, славянство. Есть ли сейчас то «Небо славян», о котором поет с надрывом Константин Кинчев? Вот в Польше или Болгарии также живут славяне, у нас с ними есть общее «небо», ощущение единства? А с татарами – есть. С бурятами есть, башкирами, якутами, народами Кавказа и при всем своеобразии каждой национальной индивидуальности. И нам необходимо выискивать интеграционные ресурсы этой общности, рассказывать о них, выстраивать на них государственную политику, а не лепить из своеобразий систему противопоставлений и отчуждений.

Это все к тому, что национальное – нечто постоянно развивающееся, обогащающееся, эволюционирующее, а не неподвижный идол-божок. Если вокруг него постоянно устраивать танцы с саблями разделения и противопоставления, то он превращается в жуткого и кровожадного демона.

Русские – не англосаксы. Они не истребляли народы. Здесь не было дискуссий о том, следует ли аборигенов или негров считать за людей или все они ближе к животным. Отечественная цивилизация никогда не страдала комплексами национального превосходства. Каждая национальная река, которая вливалась в это море, обогащала его, воспринималась важнейшей частью и сама становилась многим больше. Следует помнить, что эти реки и сохранились благодаря слиянию, иначе многие из них попросту бы пересохли или были бы опустошены.

Сейчас в стране крайне необходим большой разговор о том, как на самом деле происходила эта интеграция и становление единого тела. Иначе, как и в случае с историей Второй мировой войны, где пытаются украсть у нас победу, и здесь будут убеждать только в том, что история страны – череда завоеваний, покорений, насилий и угнетений. Выстроят тот самый образ метрополии, которая гнетущим колосом наседает над «колониями».

Но эта не наша история, наша история – путь собирания уникальной общности – это также величайшая победа, которую хотят украсть, запуская вирусы разделения.

Надо помнить, что государствообразующим народом-собирателем русский народ стал благодаря открытости, распахнутости. Этот народ и строил государство, как дом, как семью, не подавляя, а принимая. И это очень важное отличие от других цивилизационных интеграционных систем. Если посмотреть на историю Отечества, то в ней крайне важен сюжет непрестанного противоборства единства, общности, соборности и энергий распада, раскола. Все катаклизмы здесь следовали за грехи попущения этих деструктивных энергий, за усобицу.

Еще раз: нам сейчас необходимо говорить об интеграционном, о том, что объединяет, об этой колоссальной победе, которую совершила отечественная цивилизация. Меч же национального разделения – от лукавого.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии