Чтобы к сегодняшнему торжественному приёму новых областей в состав России укры не подарили нам свой подарок – лиманский «котёл»

2 месяца назад

Если верить этой карте, то на первый взгляд самое логичное сейчас – успеть вытащить из Лимана до полного его окружения его гарнизон, чтобы к сегодняшнему торжественному приёму новых областей в состав России укры не подарили нам свой подарок – лиманский «котёл».

Но с военной точки зрения Лиман находится в очень выгодном положении – со всех сторон, кроме северо-запада, поля. Штурмовать его очень трудно и, при наличии здесь запасов, держаться в нём, даже в случае окружения, можно долго, оттягивая и приковывая к себе крупные силы противника. И опыт украинской Авдеевки тому подтверждение.

К тому же отвод войск из города по простреливаемым и перехваченным противником дорогам может превратиться в кладбище уничтоженной и брошенной нашей техники, что станет отличным подарком для украинской пропаганды.

Ключевой вопрос тут один: есть ли у нас силы для своего контрудара? И он вызывает ещё кучу вопросов:

– куда же исчез введённый месяц назад знаменитый 3-й корпус? Его «размотали» в боях, берегут для чего-то великого или он потерялся в дороге?

– вот уже месяц нас стабильно и методично громят на этом направлении. Почему? У нас нет сил? Таков хитрый план? У украинцев появился свой Манштейн? И после «котлов» 1941-1942 годов нам надо готовиться к котлу 2022? Потому как после взятия Лимана ВСУ получат огромный плацдарм, глубоко вклинившийся в нашу оборону с перспективой разрезания фронта на Сватово и Лисичанск;

– почему уже месяц противник прочно владеет инициативой на всех направлениях и жёстко нас прессует, а то и теснит?

Сергей Шойгу

Сергей Шойгу. Фото: мультимедиа.минобороны.рф

Из текста уважаемого Виктора Ивановича Мураховского стало понятно, что «на начало конфликта мы имели 140 батальонных тактических групп в составе СВ, ВДВ и морской пехоты с береговыми войсками флота. Из них свыше 50 БТГр не входят в состав Сухопутных войск.

Из БТГр может одновременно находится на фронте не более 2/3. Вот так мы и воевали, 55–60 тыс. человек на фронте свыше 1000 км длиной. Мы понесли тяжелые потери убитыми и ранеными. В войсках ощущался резкий дефицит стрелков, пулеметчиков, танкистов и в целом тех, кто воюет на переднем крае…»

Конечно, численностью одних только БТГр численность воюющей группировки не исчерпывается. Есть артиллерия, разведка, тылы. С учётом численности донецких корпусов и ЧВК «Вагнер» американские аналитики оценивают численность российской группировки в 140–150 тыс. человек (без 3 АК, чья численность и местонахождение мне неизвестны). Против нас в рядах ВСУ воюет от 200 до 230 тыс. челочек (в полосе фронта).

При этом я ещё в начале июля писал, что если система подготовки резервов ВСУ в западных областях и за границей заработает в полную мощь, то к осени она выйдет на ежемесячную подготовку двух бригадных комплектов, что позволит им не только уверенно покрывать свои ежемесячные потери, но и дальше накапливать резервы. Что мы сейчас и видим.

С такими темпами пополнения ВСУ ради достижения поставленных задач могут себе позволить нынешний – исключительно высокий – уровень потерь. И это значит, что начинается самое худшее и самое тяжёлое – война на истощение. Кто будет больше и лучше готовить резервистов, кто сможет накопить больше резервов, чьё техническое оснащение будет лучше? 

Фото: CC BY 2.0 / Ministry of Defense of Ukraine / Вадим Ковальов / War Ukraine

В этой формуле мы пока догоняющие. Пока мы только начали разворачивать систему обучения резервистов, и полноценно задействовать их на фронте мы сможем не раньше декабря. В ВСУ эта система работает уже с мая. Их боевые бригады и полки постоянно пополняются резервистами, которых на месте адаптируют к условиям фронта и постепенно вводят в бой. Уже с июля налажена ротация – в каждой бригаде два батальона из трёх воюют, а третий находится на отдыхе и пополнении. 

Технически мы пока полностью превосходим ВСУ, и это главное, что сейчас позволяет уравнивать украинское превосходство в живой силе. Но с завтрашнего дня начинает работать механизм ленд-лиза, по которому Украина надеется получить достаточное количество тяжёлой техники и вооружения, чтобы компенсировать наше превосходство.

Чтобы наконец преодолеть сегодняшний кризис, нам необходимо в кратчайшие сроки из числа мобилизованных выбрать самых подготовленных, имеющих боевой опыт ветеранов и направить на пополнение воюющих полков и дивизий, доведя их до штатной численности, и уравнять наши силы с ВСУ. Одновременно с этим тщательно и полноценно вести формирование и подготовку резервов, которые мы сможем использовать для будущего наступления, ни в коем случае не допуская отправки на фронт плохо обученных, неукомплектованных по штату частей.

Фото: Таисия Воронцова/ТАСС

В командный состав этих частей необходимо призвать из запаса офицеров, имеющих боевой опыт, прошедших «горячие точки», с хорошим, желательно ещё советским военным образованием. Всё перечисленное требует времени! И это не недели, а месяцы. И значит, нам нужно выстроить такую оборону, которую противник взломать не сможет. Поэтому сегодня нам важен каждый метр занятой нами территории! За каждый метр противник должен вести тяжёлые бои. Терять людей и технику, тратить резервы, которые он с таким трудом собирает. И в свете всего этого сражение за Лиман – это не глупая прихоть генералов и не бессмысленная трата жизней наших бойцов, это один из боёв в сражении за Донбасс.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ