Что за уникальные якуты Максим и Евгения Арбугаевы, приглашенные в Голливуд отбирать фильмы для «Оскара». Он – хоккеист, она снимала Грету Тунберг

9 месяцев назад

В ночь на 29 июня из-за океана пришла сенсационная новость: российских режиссеров Максима и Евгению Арбугаевых позвали в Американскую киноакадемию, отбирающую номинантов и присуждающую «Оскар».

Впрочем, неожиданной эта новость может показаться тем, кто воротит нос от неигрового кино. Именно для этих счастливчиков «Ваши Новости» и открывают мир брата и сестры Арбугаевых и вселенную якутского кино.

Начнем с того, что якутское кино находится на диком подъеме и последние 10 лет регулярно штампует блестящие работы.

Вот только самые известные из них: «Нуучча» Владимира Мункуева, «Любовь моя» Сергея Потапова, «Пугало» Дмитрия Давыдова (позже получил предложение от Netflix), «Царь-птица» Евгения Новикова, «Его дочь» Татьяны Эверстовой, «Черный снег» и «Айта» Степана Бурнашева и другие работы уже встали в один ряд с мейнстримным кино, и назвать их местечковым заумным артхаусом язык не повернется.

Не зря Алексей Балабанов так любил этот невероятно магнетический и кинематографичный регион и интегрировал его в свой мир («Река», «Кочегар»).

А в начале 2023 года фильм брата и сестры Арбугаевых – документальный «коротыш» под названием «Выход» – выдвинули на «Оскар». Только посмотрите на эту завораживающую работу. Это не кино, это сугубо поэзия стихии, дыхание природы: 25 минут абсолютно гипнотического счастья. Русский север, от которого спирает дыхание.

Если смотреть лень, поступим как настоящие кинокритики: перескажем сюжет почти полностью (хотя в данном случае это ничего не меняет). Снятая еще во времена пандемии лента посвящена труду биолога-отшельника Максима Чакилева, приехавшего к Чукотскому морю на побережье мыса Сердце-Камень исследовать популяцию моржей. Он живет и работает в натуральной хибаре Робинзона Крузо и каждый день видит лежбище из тысячи моржей. Ну как видит? Дышит им. Природа в фильме не то чтоб присматривает, а взаимодействует с человеком – парадоксальным образом очеловечивая и его, и зрителя. Все границы и дистанция наглухо стерты. Роящееся лежбище ластоногих – в шаге от камеры. Гигантский живой и настоящий трехметровый морж весом под две тонны буквально человечьими глазами заглядывает в душу главному герою, находясь в одном кивке от него. Да как они это делают?!

«Выход» – кривой перевод. Оригинальное название фильма Haulout означает место суши, на котором обитают ластоногие животные, когда выходят из воды. Картину показали на Берлинале, в России, признали лучшим авторским фильмом фестиваля «Лавровая ветвь» и лучшим короткометражным документальным фильмом на 38-й ежегодной премии IDA Documentary Awards в Лос-Анджелесе. Кроме того, лента признана лучшим короткометражным неигровым фильмом на VI Международном Арктическом кинофестивале «Золотой ворон». После чего была номинирована на «Оскар» в категории «Лучший короткометражный документальный фильм» (приз отдали индийским «Заклинателям слонов»).

В начале этого года Арбугаевы трапезничали с номинантами на «Оскар» вместе с Томом Крузом, Кейт Бланшетт, Стивеном Спилбергом и другими суперзвездами. Фото с Роджером Дикинсом – британским оператором, двукратным лауреатом «Оскара» и пятикратным обладателем премии BAFTA («Старикам тут не место», «Побег из Шоушенка», «Большой Лебовски» и др.) – улыбчивый Максим выкладывал в соцсетях.

И это уже само по себе нонсенс. Натуральный прорыв. Прозрачно понятно отношение американского истеблишмента к русским. Чтобы понять, насколько «Оскар» далек от политики, достаточно посмотреть (даже не надо фильмы), кого из России приглашали в Американскую киноакадемию: бодибилдера и режиссера говнофильмов Александра Невского с американским паспортом, Андрея Звягинцева (сразу после антироссийского фильма «Левиафан»), а еще работавших над этой картиной сценариста Олега Негина, оператора Михаила Кричмана и монтажера Анну Масс. Михалков, Шахназаров, Бурляев? Нет, конечно. Зато петербургский документалист Виктор Косаковский, который выступил против СВО, – в самый раз.

Чтобы не падать ниц перед Голливудом, как любят делать прогрессивные русские актеры (никому за границей не нужные), просто признаем: якуты Арбугаевы в США – это огромная победа. Пусть пока и без «Оскара», но в оскаровском комитете. Наши в Голливуде!

И это при том, что оба – новички в кино. Максим по сути всего несколько лет занимается профессией. Из 24 лет он 20 посвятил хоккею: приехал в воскресенский «Химик», перешел в мытищинский «Атлант», после чего играл за «Газпром-ОГУ», «Оренбург», «Серебряных львов». Но потом бросил все и по предложению сестры отправился в Нью-Йорк, увлекся кинематографом, начал помогать сестре со съемкой охотников на бивни мамонтов для черного рынка («Генезис 2.0») – так понравилось, что подал документы во ВГИК. Перед «Выходом» Максим снял четыре картины, в том числе и игровые, одну из них («Кончится лето») вместе с упомянутым выше Владимиром Мункуевым.

– Я посвятил 20 лет профессиональному хоккею, пока не открыл в себе любовь к кинопроизводству, – говорил Максим. – Тогда «Оскар» казался всего лишь детской мечтой, словно выиграть Кубок Стэнли для хоккеиста. Я не задумывался всерьез об этом. Казалось, что это что-то за гранью реального. Но сейчас я безумно счастлив, что все так сложилось. Я до сих пор не могу поверить, что мы стали номинантами на «Оскар». Своим фильмом мы хотели донести до людей, как важно задумываться над проблемой изменения климата и глобального потепления. Наша природа очень хрупка, и от этого страдают многие животные, обитающие в Арктике.

Пока брат закидывал шайбы, его сестра Евгения сделала карьеру крутого фотографа, признанного во всем мире. После родного Тикси (Саха) жила в Лондоне, училась в Нью-Йорке, после чего углубилась в проблемы Арктики. В 2013 году получила Leica Oskar Barnack Awards, а потом и престижную награду ICP Infinity Award. Публиковалась в ведущих мировых журналах: The New Yorker, Le Mode и National Geographic – для этого издания сделала много известных фоторепортажей, в том числе съемку одиозной Греты Тунберг для обложки «Человек года – 2019».

Кавер NG

Удивительным образом Арбугаевы сплели художественный симбиоз на уровне ДНК. «Вызов» поражает отточенным визуальным психологизмом. Это лучше, чем «Дюна», снятая на севере, хотя иногда и правда кажется, что герой находится не на Крайнем Севере, а в пустыне: сменяющие друг друга темные пейзажи, мерцающая суровость Арктики, голос полярного ветра, завораживающее копошение моржей – все это буквально заставляет чувствовать физически, как меняется климат на земле (за 25 минут фильма!) и насколько от этого зависимы бедные зверушки, вынужденные мучиться на пляже вместо льдин.

– Моржи могут показаться агрессивными, однако они очень уязвимы, поскольку находятся вне своего естественного ареала, – рассказывала Евгения. – Эти животные очень пугливы и боятся необычных запахов или звуков, например тех, что издает генератор. Если напугать их, они паникуют и образуют огромную давку. Поэтому мы были максимально аккуратны, чтобы не потревожить их. Нам надо было очень осторожно снимать с крыши хижины, аккуратно забираясь туда, и не вставать в полный рост. А на пляже, находясь близко к тюленям, нужно было буквально ползти.

Вы только посмотрите, какими сумели Арбугаевы увидеть, почувствовать и показать этих властных и как будто неуклюжих животных с бивнями. При помощи камеры гигантских ластоногих обратили в беззащитных домашних собачек, жизнь которых зависит от грамотного исследования морского биолога. Микромодель проблемы планетарного масштаба.

Шире – природа нашего существования. Северный Солярис, от которого зависит человек.

Да, в этот раз Максим и Евгения, спрессовавшие 60 часов киноматериала и месяцы титанического труда в двадцатипятиминутку, «Оскар» не получили. Формально. Но мы-то с вами знаем, кто должен был забрать статуэтку вместо американо-индийской поделки для Netflix.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ