Валерия Вербинина про открытие 124 сезона во МХАТе

В день святого Лавра, 31 августа, состоялось открытие нового театрального сезона МХАТ им. Горького. Оно началось с утренней пресс-конференции и сбора труппы, продолжилось молебном для творческого состава, а завершилось монументальной постановкой Эдуарда Боякова «Лавр» по роману Евгения Водолазкина. Отмечая знаменательное совпадение дня святого мученика с началом нового сезона, который в свою очередь открывает самый яркий спектакль театра, врио директора Олег Михайлов заметил:

– Сегодня день Флора и Лавра, так что Бог с нами.

Перед представителями прессы, кроме Олега Михайлова, выступили заместитель худрука театра Захар Прилепин и худрук Эдуард Бояков. Подводили итоги закончившегося сезона, делились планами на новый, обсуждали проблемы, которые принесла с собой пандемия.

– Показатели нашего театра за первое полугодие очень хорошие, – отметил врио директора. – Но нам не хватает зрителей из-за ограничения в 500 человек, не хватает рассадки хотя бы в 75 процентов. Посмотрим, может быть, ситуация поменяется, мы очень надеемся на это. Театр за эти два года принципиально поменялся, принципиально поменялась его творческая составляющая. И количество спектаклей, и посещение зрителей, и выручка за билеты. Мы превращаемся в совершенно другой театр – театр мощный, театр со своими творческими амбициями. И с нашими 15 премьерами, которые мы делаем – мало кто это делает, в Москве никто не делает.

Однако самую интересную информацию Олег Станиславович приберег под конец выступления. Он сообщил, что удалось добиться компромисса с группой актеров, которые после прихода нового худрука ушли в оппозицию и долгое время отказывались идти на переговоры. На фоне аналогичного скандала, который в эти дни раздирает труппу ермоловского театра, то, что в случае МХАТа удалось достичь примирения, является безусловным достижением.

– Мы провели беседы с людьми, которые два с половиной года назад не восприняли новое руководство. Эти люди вернулись в труппу, 6 человек, и нам очень приятно, что такой шаг сделан. Мы должны быть вместе, должны быть одной семьей и одной командой, и я считаю, что замечательно, что у нас пошло движение в этом направлении, – сказал врио директора. – Что касается Татьяны Васильевны Дорониной, человек определил свою позицию в отношении руководства театра, и нам сейчас сложно рассчитывать на какие-то взаимоотношения. Она четко обозначила свою позицию, мы четко обозначили свою позицию. Мы идем своим путем, нам остается работать, выпускать спектакли. Если Татьяна Васильевна захочет найти возможность с нами общаться, мы всегда будем этому рады, мы прекрасно понимаем, кто Татьяна Васильевна для МХАТа.

После Олега Михайлова слово взял заместитель художественного руководителя театра Захар Прилепин, который в своем выступлении сравнил пресс-конференцию в зале театра и положение самого МХАТа как фокуса всеобщего внимания:

– Наш театр на сцене, и та сторона, огромная, многоглазая – там медиа, СМИ, политики, театральные ценители, наши друзья, наши ненавистники – на нас смотрит. Всей нашей командой, всей нашей семьей мы находимся в центре этого внимания. Конечно же, есть разнообразные, многочисленные персонажи, которые ждут, что мы ошибемся, что мы оступимся, упадем, что все у нас будет плохо. Этого не происходит.

Театр – это не только место средоточия культурных достижений. Как и в прежние времена, именно в театре, в театральной жизни парадоксальным образом циркулируют наиважнейшие смыслы: эстетические, этические, не напрямую политические, но они есть. Поэтому мы, и наши оппоненты, и наши сотоварищи в театральном мире – мы являемся важной составляющей политической самоидентификации нашей страны, она через нас будет это определять – через «Лавр», через наши ценности, через то, как мы себя ведем и что предлагаем. Очень многие вещи, которые сегодня ставятся во главу угла нашей государственностью, – мы их предложили и проговорили заранее. Мы всегда на шаг или на два шли впереди нашего государства.

Начав говорить о политике, Захар Прилепин упомянул и о текущем положении дел в ней:

– Конечно же, все понятно с нашей политической системой. Мы только в самом начале пути – как в театре, так и в политике. Перспективы именно у нашей команды самые широкие и самые большие. Вы же понимаете: вот есть Жириновский, есть Зюганов, но вся эта вечная конструкция – она не может быть вечной, она так или иначе будет завершаться. А мы-то только начали, у нас все пути открыты.

Худрук МХАТа Эдуард Бояков в своем выступлении подвел итоги прошедшего сезона, представил новых актеров труппы – Георгия Иобадзе и Евдокию Германову – и подробно остановился на премьерах, которые запланированы в 124-м сезоне. В него входят «Женщины Есенина» по книге Захара Прилепина, «Хлорофилия» по роману Андрея Рубанова, «Скупой» Мольера с Леонидом Якубовичем в главной роли, «Песочный человек» по Гофману, которым занимается знаменитый Михаил Шемякин, «Чемодан» по Довлатову и «На дне» в режиссуре Андрея Кончаловского.

– Мы – МХАТ, и мы на острие. И не на острие скандальности, а на острие эстетической повестки, – подытожил Бояков.

Вешкурцев (в центре) на репетиции «Женщин Есенина»

В заключение представляем интервью с Андреем Вешкурцевым, исполнителем роли великого поэта в спектакле «Женщины Есенина», премьера которого намечена на осень. Наш разговор состоялся на балконе МХАТа, напротив которого в сквере стоит замечательный памятник Есенину, и хотя с балкона он не виден – его закрывают деревья – можно считать, что поэт в своем скульптурном воплощении незримо присутствовал на этой беседе.

«ВН»: – Я правильно понимаю, что это будет ваша первая главная роль?

– Да.

«ВН»: – Что самое сложное в роли Есенина?

– О-о, какой вопрос! Это историческая личность, по которой много материала…

«ВН»: – И вы его изучали?

– Конечно. По Есенину немыслимое количество материала, который можно изучать и изучать. Выпустим спектакль, и можно, наверное, еще десятилетие все это читать. Мне кажется, самое сложное – воспроизвести те широченные амплитуды его характера, то, как он жил, мечась из стороны в сторону. В современной жизни таких людей мало, и я уж точно такими амплитудами не живу. Но надо найти все это в себе и воспроизвести – вот это действительно сложно и интересно.

«ВН»: – Насколько мне известно, первый акт уже готов?

– Да, сделали уже первый акт, сделали прогон, увидели картинку, которая получится. У нас есть сцены второго акта, естественно, но мы еще не закончили работу.

«ВН»: – А когда будет премьера?

– В начале ноября.

«ВН»: – А вообще, когда вы узнали, что будете играть эту роль, какая была первая реакция?

– Когда я пришел в театр (в 2019 году), уже было заявлено, что будет спектакль по книге Прилепина. Честное слово, я не подумал про себя, я был уверен, что будут играть более опытные артисты. Но мне через полгода сказали: «Иди и читай, готовься». Тогда, к сожалению, все эти события, самоизоляция и прочее, на многое повлияли. Окончательно я узнал, что буду играть, в конце 2020 года, и это было неожиданно все-таки, очень ответственно. Мы очень много работаем, репетируем каждый день, постоянно на связи с режиссером – Галиной Полищук.

«ВН»: – А кроме Есенина, кого хочется сыграть в будущем? Есть какая-то роль-мечта?

– Конечно, у меня есть такие роли, но когда я начинаю думать, что у меня тут Есенин… Мне кажется, что если б я даже сыграл все, о чем мечтаю, я бы его воспринимал как такую роль-мечту, понимаете?

«ВН»: – То есть Есенин для вас – суперроль? Роль мечты?

– Абсолютно. И на таком раннем этапе получить ее – знаете, это фарт! Конечно, интересно было бы сыграть Хлестакова. Интересно было бы сыграть в пьесе «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» Тома Стоппарда, в роли Розенкранца или Гильденстерна. Вот с таким материалом хотелось бы когда-нибудь поработать. А сейчас я сконцентрирован на Есенине, и ни на что другое времени просто не остается.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии