Судьба мира решится в следующем году

8 месяцев назад

«Нужен новый мировой порядок», – говорит Байден.

Джо Байден. Фото: Yuri Gripas/ABACA / POOL / TASS

И он совершенно прав. Та капиталистическая модель, в рамках которой мир развивался начиная где-то с промышленной революции, исчерпала себя. Мир переключился с производства товаров, по сути, дойдя тут до своего предела, на производство услуг. Деньги – эта основа капиталистической системы – потеряли свою реальность, превратившись в нечто эфемерное и едва ли уже не виртуальное. Кто сможет с ходу купить Apple, чья капитализация оценивается в триллион долларов при реальной стоимости в разы меньше (эффект мыльного пузыря)? Или как объяснить, исходя исключительно из экономических и производственных факторов, подскок капитализации Tesla и SpaceX на несколько миллиардов, а то и десятков миллиардов долларов после нескольких слов Маска, опубликованных в соцсетях?

Более того: капитал утратил свою суть. Деньги, «производящие» деньги, – это как дурная бесконечность, тупик, из которого выход не предусмотрен: можно преодолеть границы галактики, но не вселенной, ибо она замкнута – за её пределами нет ничего, поэтому и пределов, собственно, у неё нет, по крайней мере, тех, которые можно помыслить. Но вселенная – нестатична, она расширяется. Однако вот у этого процесса предел есть, за которым следует схлопывание. И тут – с капиталистической моделью – такая же ситуация.

«Мы находимся в переломном моменте истории. И это означает, что решения, которые мы примем в следующие четыре или пять лет, будут определять, как будут выглядеть следующие четыре или пять десятилетий», – говорит Байден.

И он снова прав.

Переход (точнее, его попытка) начался с пандемии, но проект провалился, правда, заложив основы «новодивного» цифрового порядка. Потом последовала российская спецоперация на Украине. «Новый мировой порядок будет построен против России, на обломках России и за счёт России», – говорил Збигнев Бжезинский. Поэтому Байден связывает переход с российско-украинским конфликтом: «Если мы уйдём, они – Украина – я имею в виду Россию – победят», – говорит он.

И опять же с ним не поспоришь: СВО является ключевым событием последних десятилетий (после распада СССР), ибо определяет будущую геополитическую реальность.

Её конечные контуры покамест неизвестны, но кое-какие прогнозы насчёт того, каким будет поствоенный мир, можно сделать уже сейчас.

Во-первых, Россия будет наглухо обрублена от европейских рынков (и сейчас уже вовсю идёт реализация этого сценария, на что, в частности, указывает перестройка энергетического сектора Европы, которая – с очень большой вероятностью – уже не вернётся к российским энергоносителям).

Во-вторых, Штаты будут выключать Китай, замещая его в функциональном отношении Индией (сейчас процесс несколько застопорился в связи с палестино-израильским конфликтом, сорвавшим нормализацию отношений между Саудовской Аравией и Израилем, являющимися важными узлами в проекте «Индия – Израиль – Саудовская Аравия – Евросоюз», который должен был стать аналогом китайского «Одного пояса – одного пути», выхолостив последний, но, думается, через какое-то время – по крайней мере, судя по тому, как американцы обхаживают саудитов, он возобновится).

Это – путь к мировой гегемонии.

Байден, по сути, в сжатом виде артикулирует американскую стратегию по внешнеполитическому треку, но могущую быть осуществлённой только в случае его переизбрания (или его замены, например, той же Мишель Обамой).

Поэтому поставки оружия на Украину Байден называет «разумной инвестицией» (о том же самом, кстати, некоторое время назад заявлял и сенатор-республиканец Линдси Грэм).

И это – с точки зрения демократов или тех, кто стоит за ними, глубинного государства – действительно так. В этом смысле его речь сводится не к тому, чтобы убедить республиканцев дать «добро» на помощь Украине (Байден запросил чуть более 60 млрд долларов на следующий год) или избирателей, что объясняется надвигающимися выборами, но очертить горизонты. К выбору глобальной стратегии (по всей видимости, утверждённой серьёзной частью мировых элит).

Но на пути её реализации (именно поэтому Байден говорит о переломном моменте истории) стоит бывший американский президент Дональд Трамп (именно он, а не республиканцы в целом, поскольку у них хоть и немного иной взгляд на то, как рыть тоннель к «светлому будущему», но цель – идентичная: мировая гегемония США).

Приход к власти Трампа может свести эти претензии на мировую гегемонию к пустым мечтам, несбывшимся надеждам, воздушному шарику, проткнутому иголкой.

Трампу глубоко индифферентно то будущее, к которому планомерно и целенаправленно толкают мир представители глубинного государства.

Трамп – другой.

Для американского истеблишмента он – выскочка, самозванец, досадное недоразумение, если угодно – клоун.

Да, он не сможет в одночасье сдуть конструкцию, выстраиваемую глубинным государством, как карточный домик – со стола. Например, он обещал положить конец российско-украинскому конфликту за 24 часа. Но понятно, что это у него не выйдет, свидетельством чему является логичное снижение планки: так, недавно он заговорил лишь о сокращении помощи Украине и снятии с России санкций, умолчав о своём громком обещании – в случае если он вновь въедет в Белый дом.

Но если держать в голове годы его президентства (начало строительства стены между США и Мексикой, ослабление связей с Евросоюзом, отстранение от климатической и гендерной повесток и т. д.), очевидно, что медленно, но верно он сдвинет колесо истории с той колеи, о которой витийствует его, по всей видимости, будущий противник за президентское кресло.

Байден мог бы добавить, что мир на распутье (впрочем, намёк прекрасно считывается). И куда он двинется (Европа, Китай, Россия – все приковали свои взоры к самодовольным США) – решится в ноябре следующего года. Если, конечно, бойня на Ближнем Востоке не разрастётся до масштабной войны американцев с Ираном, под шумок которой Китай может силовым путём присоединить к себе Тайвань, что станет уже серьёзной предпосылкой к ядерной войне (таковы издержки многополярного мира). Или если не случится что-нибудь ещё не менее значимое (допустим, тот же Ким Чен Ын может воплотить в жизнь свои угрозы насчёт ядерного удара).

В общем, если исключить форс-мажоры, соперничество между Байденом и Трампом без преувеличения будет битвой века.

И Байден прав: в следующие четыре года (после выборов) или пять (с учётом того года, который им ещё предшествует) всё и решится. Разумеется, после выборов.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ