Мария Ватутина: НЕЛОВКАЯ СИТУАЦИЯ С РОССИЙСКИМИ РЕЛОКАНТАМИ

7 месяцев назад

За время с начала палестино-израильского конфликта мы мало слышали, чтобы россияне говорили: «Боже, в Израиле же много выходцев из России, нужно их всех спасти! Пусть немедленно возвращаются в РФ и ждут урегулирования конфликта! Пусть спасут свои жизни!»

Фото: EPA/ТАСС

Знаю-знаю, на палестинских землях тоже много русских, особенно женщин, вышедших туда замуж. Но о спасении этих несчастных я и не надеюсь услышать воззваний к правительству: спасите их.

Понятно, что мы не считаем этих людей «своими», они давно или недавно уехали, и скорее всего, с ненавистью или равнодушием к России. Скорее всего, в обществе к ним отношение, как к бабе, слезшей с воза.

Но зато другие возгласы из недр нашего интернета мы слышим: «Вот пусть там и сидят теперь в своем Израиле, раз уехали». Речь, конечно, идет о известных в разной степени россиянах, убежавших в Израиль с началом СВО. Россияне пишут в соцсетях о том, что с любопытством наблюдают, как теперь эти люди сочувствуют своим новым землякам, как помогают теперь и армии Израиля, как хотели бы они служить в израильской армии, но это показушные слезы. Россияне смеются над теми, кто удрал и из Израиля дальше – на Кипр, в Америку, в Германию, называя их перелетными птицами, людьми без родины и т. д. Что уж там, и я грешна. Ну потому что это всё правда. У нас нет никакой симпатии конкретно к тем людям, которые уехали и опубличили свою ненависть к нашей стране. Мы не можем им сочувствовать, в нас нет такого вида сочувствия. Мы же отслеживаем цепочку: человек уехал в знак протеста против СВО, потому что такой «гуманист», высказался против России, навредил, как мог – скажем, вот сорвал гастроли русских театров в Израиле, деньги с концертов послал ВСУ и проч.

А теперь представим. По этим людям сейчас там летят ракеты. И радоваться этому – не наш метод. Нельзя настолько портить себе карму, грешить, попросту опускаться до их уровня. Невозможно радоваться тому, что гражданского человека могут этой ночью разорвать на части ракетами ХАМАС. Даже если это идеологический враг России.

«Ты на войне», скажут мне строчкой стихотворения Ани Долгаревой. А на войне есть или свои, или враги.

А другие скажут: «Вот представь, что идет Великая Отечественная. Все эти релоканты и эмигранты были бы признаны предателями родины».

Тогда два слова по поводу войны, которая СВО. Помните, мы все переглядывались, пожимали плечами и разводили руками, спрашивая, а чё это у нас за война за такая, какая-то неотечественная. Не всенародная, бестыловая, как будто не наше это дело, что там за лентой делается. Живите, ничего не меняйте, вдруг расстроитесь?! Вдруг рассоритесь все, пока армия воюет. Смотрите шоу по телику, обсуждайте светские скандалы, словно вы к ним имеете какое-то отношение, словно и вам доступно губки накачать, скулы проколоть и в подружки Барби примут.

А ведь это и правда война такая. Ну новая. Не все же войны должны быть, как наша ВОВ. Теперь новый формат. Начиная с названия, целей и формата нанесения ударов по противнику, заканчивая незыблемостью жизни в тылу. Сюда же отнесем и полную лояльность власти к убежавшим из страны гражданам России. Свободное перемещение через границы даже военнообязанных, борьба за уехавших айтишников, добродушие в отношении либералов, побежавших из страны. Помните, как Песков к ручке Пугачевой наклонялся недавно? Эти военные действия должны называться СВООО – специальная военная очень осторожная операция.

Первое, что я поняла, увидев бойню, которую устроил ХАМАС, а потом удары Израиля, это то, что у нас точно не война. Вот косить всю Газу под корень с больницами, рынками, жилыми домами – это война. А у нас операция.

Правда, нужно узнать у военных теоретиков, бывает ли так, что ты в отношении Украины ведешь операцию, а они с тобой войну. Не поглощает ли более сильное понятие вот этот термин «спецоперация»?

Но вернемся к нашим евреям.

Я знала русскую девушку, которая выучила иврит, сдала все нужные экзамены, прошла гиюр. Она в Москве ходила в синагогу, выучила законы и заповеди иудаизма, она хотела стать еврейкой, это была ее мечта. Вот это – осознанная смена страны, приобщение к чужой культуре и еврейской общине.

Я знаю девушку, которая решила поехать в Израиль, чтобы учиться, потому что в России средств у родителей на ее образование не было. При этом ее папа – еврей, известный московский поэт, а мама жила с дочерью в Приднестровье. Девочке дали нужные документы, она натурализовалась в Израиле, окончила колледж и пошла в армию. На южную границу Израиля с Газой. К счастью, на праздники их действительно отпустили домой. Ничего, что бы говорило о приспособленчестве. Здесь именно желание устроить свою жизнь в Израиле.

Жива была бы Инна Лиснянская, она бы сейчас жила в Израиле, у дочери. В Израиле жили прекрасные поэты Игорь Бяльский, Елена Игнатова и многие другие. Множество русских поэтов, любящих и Россию, и Израиль, выбрали жить в Израиле. Многие наши старики-евреи в конце советского строя и позже уезжали в Израиль: там платили израильскую пенсию, но и Россия платила пенсию, и плюс хорошая медицина. Через Израиль уезжали в ХХ веке из России очень многие наши поэты, ученые, актеры.

И не все уехавшие сейчас от СВО являются агрессивными либералами – противниками России. Не хочу называть имена, но многие люди, с которыми мы вчера любезничали или раскланивались на литературных встречах, сейчас находятся там в очень трудном положении.

Мы, конечно, тут находимся тоже в странном положении. Приносить соболезнования знакомым – новым русским израильтянам, ставшим израильтянами по причине бегства от СВО, а не потому, что они всю жизнь мечтали, – никому не придет в голову. Боюсь, что эти наши знакомые и сами не в первую очередь думают об израильском народе, о израильских жертвах, которых убили террористы, и не о горе своей новой родины. Они думают, прилетит – не прилетит, заберут ли их детей в армию, куда теперь бежать. Ну это человеческая природа, тем более что человек уже один раз решился бежать из вполне благополучной России в неизвестность. Так что наши «держитесь, израильтяне» им не нужны.

Но скоро может так случиться, что намек Захара Прилепина про «велкам в Еврейскую автономную область» может пригодиться людям. Если поход Израиля на Газу состоится, весь мусульманский мир будет в Израиле. А там, как говорил Жванецкий, уже наши люди. Но только в данном случае «нашим людям» настанет хана.

И если уж у нас «другая война», в смысле гуманная к мирному населению, и если уж мы не кровожадные вурдалаки, какими они нас считают и рисуют, и если уж всё вот так связано – мы тут с нациками деремся, а они в результате оказались в полном израильском тухесе, – получается, что наши соболезнования им не нужны. Им нужно ослабление напряжения между нами и ими, уехавшими. Этим – повторю, неагрессивным – людям нужно понимание того, что никто их не поставит к стенке, если они вернутся, никто не будет показывать пальцами, не будет ночных облав, политических репрессий и волчьих билетов. В такие моменты, когда речь идет о жизнях людей, о войне, о бомбежках, никто не может осуждать беженцев. И если мы не знаем, как к ним относиться, то, может, лучше просто промолчать о них. Давайте отвернемся и не будем смотреть на их возвращение, чтобы никому не было неловко.



Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Сергей С.
Сергей С.
6 месяцев назад

Против уехавших молча ничего не имею. Их выбор. А вот для визжащих о русских садиста и насильниках в военной форме, а также спонсоров ВСУ, есть статьи УК. После возвращения — ответить по закону!

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ