К новой геополитической реальности: кто и как будет делить Европу и причем тут конфликт на Украине

4 недели назад

Не то чтобы дело двигалось к драке, но и не на подъеме – в принципе, так на данный момент можно охарактеризовать отношения между Китаем и США. И по всей видимости, медленно, но верно (если не случится чего-то экстраординарного, например, если Си Цзиньпину не придет в голову, воспользовавшись, – если он будет, конечно, – внутриполитическим кризисом в США после не очень убедительной, но с каждым днем все более вероятной победы нынешнего президента Джо Байдена, военным путем присоединить к Китаю Тайвань) спуск будет продолжаться. О чем говорят – нет, не громкие слова министра иностранных дел КНР Ван И о том, что «законное право Китая на развитие необоснованно подавляется, а основные интересы Китая постоянно подвергаются сомнению», и даже не его допущение, что «соперничество» между державами может перейти в конфликт. Ровно как и не менее, а даже, пожалуй, более суровое заявление госсекретаря США Энтони Блинкена, пригрозившего Китаю санкциями, если тот не решит проблему с той помощью, которую оказывает России на фоне ее конфликта с Украиной (конкретные меры озвучены не были, а документ, состоящий из пяти пунктов, определяющих основные линии сотрудничества двух стран, ради которого на самом деле Блинкен и мотался в Китай, был подписан).

Китай. Пекин. Председатель КНР Си Цзиньпин (слева) и президент Франции Эмманюэль Макрон (справа) во время церемонии встречи. Фото: EPA/ТАСС

О серьезных трещинах красноречиво свидетельствуют прежде всего экономические факторы. Так, с одной стороны, США переводит свои производственные мощности из Китая в те же Индию, Вьетнам и проч., а КНР старательно наращивает производство полупроводников, чтобы в случае чего не зависеть от США. А Украина, по которой мнения Пекина и Вашингтона не сходятся, – это, если брать ситуацию на сегодняшний день, больше сцена для отвлечения внимания – от того, что происходит за кулисами, поскольку и тому, и другому этот конфликт выгоден (и Китаю даже больше, чем Вашингтону).

Единственная из третьих сторон, которая реально страдает от конфликта, – это Европа, последним примечательным событием в которой – на фоне уже рутинных сборов военной помощи Украине – можно считать программную речь президента Франции Эммануэля Макрона в Сорбонне, посвященную его видению будущего: «Наша Европа сегодня смертна и может умереть. Она может умереть, и это зависит только от нашего выбора. Нам необходимо построить эту стратегическую концепцию надежной европейской обороны для себя. Как мы можем построить наш суверенитет, нашу автономию, если мы не возьмем на себя ответственность за развитие нашей собственной европейской оборонной промышленности? Европа должна показать, что она никогда не была вассалом Соединенных Штатов и что она также знает, как разговаривать со всеми другими регионами мира», – приводит его слова France 24.

Ничего нового в сравнении с тем, что было им озвучено после вояжа в Пекин в прошлом году, сказано не было. Макрон остался прежним. Изменился контекст: еще год назад было сложно представить, что Европа всерьез задумается о собственной системе безопасности без оглядки на США (полугодовая пробуксовка пакета американской помощи, с которой Вашингтон ничего не мог сделать, со всей очевидностью продемонстрировала, что США больше не являются надежным союзником и никогда таковым уже считаться не будут, это – если переизберется Байден, а если хозяином Белого дома вновь станет Дональд Трамп, то США вообще могут превратиться если не во врага Европы, то что-то близко к этому). При изменении этого параметра автоматически трансформируется и вся система взаимодействия Европы с Америкой, которая и основывалась на факторе безопасности, гарантом которой Штаты и были. А следовательно, нельзя исключать и поворота на восток, сторонником которого – правда, покамест не в открытой, а, скорее, в завуалированной форме – и является французский президент (вероятно, вынужденно, но тем не менее).

И на трещины между Пекином и Вашингтоном следует смотреть именно в этом ракурсе: Китай после разочарования Европы в США метит на их место – не в плане гаранта военной безопасности, но экономического партнера. Однако чтобы совершить такой маневр, Китаю нужны союзники изнутри. И потенциально они наличествуют: это Сербия и Франция, куда в ближайшее время Си и должен будет отправиться. Чего он хочет добиться? Вступления этих стран в… БРИКС. Да, действительно, ходят такие слухи: что сербский президент Александр Вучич всерьез подумывает о том, чтобы пополнить ряды союза. И если такое произойдет – это будет подобно геополитической революции в Восточной Европе. И Макрон посматривает в ту же сторону: снова же, по слухам, вот уже несколько лет он хочет поучаствовать в работе БРИКС в качестве наблюдателя.

Но тут есть проблема: Россия. Для Вучича – это пустяк: Сербия не член Евросоюза, но вот для Макрона – это непреодолимое препятствие: пока идет конфликт на Украине, он не может позволить себе такую вольность, которую его политические оппоненты (тот же канцлер Германии Олаф Шольц) могли бы использовать против него, постулируя, что Макрон предал не только Украину, но и Европу, ее поддерживающую. Поэтому решение украинского конфликта становится крайне важным вопросом не только для Европы, на которую США на несколько месяцев возложили «почетную миссию» поддержки Украины и которая с оной совершенно не справляется (не зря же Шольц в ходе своей предвыборной кампании собрался позиционировать себя в качестве «канцлера мира»), но и Китая, если он хочет перенаправить европейское внимание на себя.

Поэтому не исключено, что в качестве одного из сценариев рассматривается вариант с эскалацией конфликта вплоть до ввода на территорию Украины своих войск, который, конфликт то есть, будет разрешен посредством вмешательства Китая и посредничества (со стороны Евросоюза) Франции. После чего Си получает желаемое, а Европа – надежду на то, что «конец истории», заключающийся, по Фукуяме, в отсутствии военных конфликтов на территории Европы, все же наступит. Причем гарантом этого, по всей видимости, выступит Великобритания, создав «антироссийский кордон» из Украины, Польши и стран Балтии (и, возможно, Чехии) вдоль границ с Россией, таким образом в оборонном плане взяв на себя роль США.

А что же Франция? А Франция за счет наиболее жесткой риторики по отношению к США (Макрон, надо думать, станет амбассадором антиамериканского курса) и прокитайской позиции, а также возможному непосредственному участию в военном конфликте на Украине, станет самой влиятельной страной ЕС, потеснив Германию. Да, в этом случае ключевую роль играют амбиции Макрона, собравшегося взять реванш за послевоенный (Вторая мировая) раздел мира, в котором Франция не участвовала. Ну и, видимо, личная неудовлетворенность. Согласно недавнему опросу для телеканала BFMTV, больше половины граждан пятой республики полагают, что нынешний глава Франции не имеет реального влияния на функционирование и решения Евросоюза. И вот эту ситуацию Макрон намерен исправить.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ