Почему Путин наложил вето на закон «о распространении фейков»?

Президент России Владимир Путин наложил вето на закон «о цитировании фейков», ранее принятый Государственной думой РФ и прошедший одобрение Совета Федерации. Суть закона, если коротко, в более точном определении факта распространения ложных сведений. И наказании за подобного рода дезинформацию.

Фото: Global Look Press

По мысли законодателей, изложенной в законопроекте, теперь если нельзя установить первоисточник цитирования ложной информации или редакцию и редактора СМИ, из материалов которых взята цитата, то ответственность должны нести процитировавшие данную ложную информацию медиа.

В общем, этот закон мог существенно ограничить анонимность в Сети и использование сведений, например, взятых со страниц анонимных телеграм-каналов. Понятно, что сама эта законодательная инициатива породила бурную полемику на тему свободы слова и свободы печати. Но в данном случае речь не об этом, а о вето, которое наложил президент.

В Государственной думе решение главы государства прокомментировали несколько парламентариев. Так, один из соавторов закона депутат Евгений Ревенко отметил, что «это нормальная процедура. Очевидно, возникли некие дополнительные соображения, с которыми нам необходимо ознакомиться».

В свою очередь, член комитета ГД по госстроительству и законодательству Вячеслав Лысаков оценил ситуацию как определенного рода «прокол» и «поспешность» в принятии решения российским парламентом.

По словам депутата, «вероятно, уже новый состав Думы может вернуться к этой теме. Госдума может инициировать и другой законопроект с подобной концепцией».

В общем, понятно, что новый состав Думы вполне может вернуться к данной инициативе, правда, внеся определенные коррективы. К слову, о том, на что обратить внимание парламентариям, уже рассказали в Кремле.

По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, «у президента появились вопросы к некоторым частям закона, в частности к частям, где идет речь об освобождении от ответственности. Поэтому президент посчитал нужным вернуть. И уже этот закон будет дорабатываться осенью». Освобождение от ответственности, кстати, в законе предусмотрено, если издание дословно цитирует некую ложную информацию, взятую с другого СМИ, редакцию которого можно точно установить.

И концептуально это верно. Но есть подозрение, что в части про освобождение даны слишком нечеткие или туманные формулировки, которые позволяют трактовать закон слишком широко. К сожалению, такое периодически случается в работе российских парламентариев. А если вспомнить слова о «поспешности», то, скорее всего, речь идет именно об этом.

Впрочем, есть и те, кто видит в наложении вето шаг со стороны президента в направлении сохранения свободы слова в России. И надеется на то, что новая Дума отложит принятие данной инициативы. Или вообще «забудет» про неё.

В целом, проблема с медиаполитикой у нас в стране имеет весьма двоякий характер. С одной стороны, понятно, что наращивая законодательную базу, так или иначе ограничивающую свободу информации, достаточно легко впасть в крайности типа цензуры или преследования «неугодных СМИ».

С другой, в последние несколько лет в российских, да и мировых медиа появилось столько «постправды», а точнее, откровенно ложной или искаженной до неузнаваемости информации, что в ответ появились уже целые профильные издания, которые в ежедневном режиме занимаются разоблачением «фейков». К слову, подобного рода медиапроекты есть как с оппозиционной, так и с условно прогосударственной стороны. То есть, натурально, «все врут».

И если уж несколько отойти от проблем свободы слова и подумать о проблемах аудитории, то тут все становится совсем грустно. Потому что этой самой аудитории мозг забивают чем угодно и в действительно оптовых объемах.

Ну а в длительной перспективе такая «информационная работа» с населением называется оболваниванием и «промывкой мозгов». Последнее явление как раз сопряжено с многократным цитированием самыми разными изданиями ложной или искаженной информации ради того, чтобы быть в тренде и повысить собственный трафик. И ничего хорошего в этом, понятным образом, нет.

В общем, ясно, что вопрос регулирования информации и ответственности за распространение ложной информации в последние годы становится все актуальнее. Однако и метод «все запретить» тоже не очень подходит к российским реалиям. И именно поэтому, видимо, президент и наложил вето. Чтобы закон адекватно доработали без предвыборной суеты.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии