Почему бывший либерал Медведев вдруг возненавидел Запад

3 недели назад

В плане инфоповода Дмитрий Анатольевич сделал сегодняшний день. После его объяснения, почему его посты в «Телеграме» такие резкие, сегодня может уже ничего не происходить. Повестка заполнена.

Фото: kremlin.ru

Итак, что же сказал Дмитрий Анатольевич?

Меня часто спрашивают, почему мои посты в «Телеграм» такие резкие. Отвечаю – я их ненавижу. Они ублюдки и выродки. Они хотят смерти нам, России. И пока я жив, я буду делать всё, чтобы они исчезли,

– написал он у себя в телеграм-канале.

Ну для действующего заместителя председателя Совбеза, да и для экс-премьера и экс-президента к тому же – несколько грубовато. И это еще мягко выражаясь. А если серьезно, то – ниже плинтуса: это речь не политика, не государственного мужа, а какого-нибудь дяди Вани с завода, который институтов не кончал, кандидатских степеней не получал, да и которому вообще плевать, как его слова воспримут в России и в мире: главное – эмоцию выразить. Чтоб внутри не бурлило и не булькало. С дядей Ваней – все понятно, но вот что подтолкнуло Дмитрия Анатольевича к такой форме (ведь ту же самую мысль можно было выразить куда дипломатичнее) – это вопрос, поскольку на таком уровне (и с целой командой политтехнологов, райтеров и проч.) просто так не «ляпают». Если была выбрана столь категоричная форма (впрочем, и до этого, то есть с начала спецоперации, зампред Совбеза не очень-то стеснялся в выражениях), то – для чего-то.

Соответственно, у нас два вопроса. Первый: для чего? И второй: кто адресат сообщения?

Комплексно к посту Дмитрия Анатольевича подходит политик Максим Шевченко:

С чем у нас ассоциируется слово “ублюдок”? Правильно, с фильмом Тарантино “Бесславные ублюдки”, спродюссированным несчастным Харви Вайнштейном, с Бредом Питом в главной роли кровавого уничтожителя немцев. Символика сказанного Медведевым (в контексте “ублюдков”) очевидна: исходя из того, что СВО является согласованной с Вашингтоном акцией по уничтожению Европейского союза как самостоятельного мирового центра силы, самый искренний некогда партнер США призывает американских коллег перейти к более радикальным и решительным действиям против ЕС, напоминая им, что они – “ублюдки”. Кто является фундаментом ЕС? Правильно, Германия! “Мочите фрицев и европейцев жёстче, бесславные американские ублюдки и партнёры!” – буквально взывает зампредседателя Совбеза РФ и председатель «Единой России». Вот и разгадка странного, на первый взгляд, заявления Медведева,

– пишет* он.

Версия, конечно, интересная и вполне имеющая право на существование. Однако справедливости ради все же отметим, что те семантические отношения, которые Шевченко устанавливает между ругательством и названием тарантиновского фильма – слишком уж субъективны. Честно признаться, не припомню, чтобы Дмитрий Анатольевич отличался пристрастием к серьезному кинематографу.

Поэтому с заоблачных вершин конспирологии спустимся на бренную землю. И здесь уместно будет вспомнить, кем еще совсем недавно с его «горьким лекарством» в виде пенсионной реформы (о ней уже все забыли, да?) и утопической идеей о четырехдневной рабочей неделе числился у нас Медведев (и о чем многие почему-то тоже запамятовали). А числился он у нас – наряду с драпанувшим за кордон Чубайсом и все еще что-то там подсчитывающим Кудриным – одним из главных отечественных либералов. И, по сути, едва ли не единственным, кто публично поддержал спецоперацию. А если уж говорить без обиняков, то прямо на глазах (нисколечко не постеснявшись даже) переобувшимся из либерала в патриота-консерватора. Чему свидетельством и является его резко изменившаяся риторика. И на самом деле, если внимательно почитать его телеграм-канал, становится ясно, что сегодня ничего уж такого из ряда вон выходящего Дмитрий Анатольевич не написал. Его сегодняшний пост целиком и полностью в логике его предыдущих постов. Более того: то усиление и огранка своей позиции, которую он дал в вышеупомянутом посте, она логично вытекает – снова же – из его предыдущего «творчества», являясь как бы некоей финальной точкой, субстратом его нынешней политической ориентации. Иначе – финальной стадией «переобувания», зафиксированной в словах.

И поэтому это не «мастер-класс по “новой искренности”», как считает* политолог Сергей Старовойтов, и не «претензия на роль духовного лидера России, на русского аятоллу», как полагает* публицист Павел Пряников.

Это заявление Медведева следует понимать как своеобразную присягу новой политической реальности, в которую вошла страна после начала СВО. Как сигнал, что с прошлым либерализмом покончено раз и навсегда. Что он – свой. Свой в доску. Как дядя Ваня с завода (вспомним его недавний пост, в котором он писал, что санкции Запада – они направлены не против олигархов и чиновников, а против российского народа). Подтверждение, что точка невозврата пройдена. Что теперь на него – в новой политической реальности – можно полагаться как на себя самого (в смысле – Владимира Владимировича). Как на солдата СВО.

(Впрочем, учитывая долгое либеральное прошлое Медведева, столь стремительное «преображение» выглядит несколько странным, если не сказать гротескным, поэтому сложно не согласиться с политологом Максимом Жаровым, который отметил*, что «блогер Медведев сегодня, кажется, перетроллил сам себя».)

В общем, с тем – для чего – разобрались. Теперь – к тому, кому сигнал.

Беря во внимание то, что российская политическая система по своей сути вертикальная, не предусматривающая никаких разветвлений, иначе – автократическая с одним центром принятия решений (Владимир Путин и в куда меньшей степени Кремль – по незначительным вопросам), очевидно, что он – центр – и является адресатом. Следовательно, Дмитрий Анатольевич намекает на то, что его по факту политической трансформации можно не списывать из числа преемников, ибо в случае чего он не подведет и будет строго гнуть ту же самую линию, что Владимир Владимирович?

Да, это можно было прочитать и так, если бы Дмитрий Анатольевич был реальной политической фигурой, имел, так сказать, вес – не тот, который ему придает бывшая тандемность с Владимиром Владимировичем, а свой собственный. Допустим, как глава «Единой России»: председатель партии власти по значимости у нас вполне мог бы стать второй фигурой после президента. Да-да, повыше спикеров верхней и нижней палат парламента и премьер-министра. Но не стал. Даже близко. Медведев возглавляет партию лишь номинально, о чем, допустим, свидетельствует недавний конфликт Володина с Турчаком (первый обвинил последнего в том, что тот мало проводит времени на своем рабочем месте, разъезжая по Донбассу, на что Турчак дал Володину крепкую отповедь, укорив его в оторванности от реалий и посоветовав меньше просиживать штаны в удобных креслах президиума). Конфликт между – условно – фракцией и партией. И тут без объяснений понятно, кто возглавляет эти части «Единой России», кто на самом деле рулит партийными делами. Турчак и Володин, а уж никак не Медведев, который даже не попытался пресечь этот конфликт. А знаете почему? Да потому, что как раз и не хватает веса. Тем более сейчас, когда Дмитрий Анатольевич по воле судьбы оказался отодвинут от «тела» и «сослан» в Совбез.

Поэтому нет, речи о том, что Медведев претендует на роль преемника, не идет. Понимая, что либералы нынче не в чести, Дмитрий Анатольевич просто хочет хоть как-то удержаться/закрепиться в новой политической реальности, реальности еще формирующейся. Реальности с сюрпризами (они обязательно будут), от которых Дмитрий Анатольевич предусмотрительно решил застраховаться. А что ему – актеру вторых ролей – еще остается? Только цедить: «Ненавижу…» И да, если в отрыве от контекста, лишь беря во внимание его теперешнее положение, это у него выходит очень даже искренне. Сразу видно, что от сердца. Выстрадано на все 100%.

*Источник: «Телеграм»

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ