«Очевидно, что это – признак неадекватности тех, кто стоит во власти». Политолог Борис Кагарлицкий о попытках государства взять под контроль соцсети и интернет

Роскомнадзор пока отказался от идеи блокировки «Твиттера». Более того, поскольку 91% сообщений, содержащих запрещенную информацию, был удален, ведомство приостановило действия по замедлению работы соцсети в фиксированных сетях, продолжив ее лишь в мобильной версии.

Фото: Алексей Мальгавко / РИА Новости

Однако теперь под недовольство РКН попали Facebook и YouTube за распространение запрещенного контента.

Плюс на днях спикер нижней палаты парламента Вячеслав Володин вновь напомнил, что война государства с IT-гигантами не прекратилась, заявив, что «интернет не частная лавочка. Не может компания, какой бы крупной, «крутой» она ни была, навязать другим свой взгляд на мир и свои правила».

Что подспудно подталкивает нас к вопросу: а насколько велика вероятность того, что иностранные интернет-платформы подпадут под запрет, если не будут соответствовать российскому законодательству?

По мнению политолога Бориса Кагарлицкого, «вероятность того, что будут либо пытаться это сделать, либо двигаться в этом направлении, не просто велика, она – стопроцентна».

– Вопрос только в том, как далеко они пройдут по этому пути. Потому что здесь есть физические проблемы: все научились ставить VPN, и это может привести к такого рода тотальной випиэнизации российских коммуникаций. Во-вторых, сами же власти работают с этими же сетями, полная блокировка которых может оказаться им не очень выгодной. Поэтому сейчас просматривается тенденция, что они будут давить на сети, пытаться их запугивать, штрафовать, замедлять, затруднять жизнь пользователям, владельцам и администраторам сетей.

Но пойдут ли они на полную блокировку – это мы узнаем в течение ближайших двух-трех месяцев, потому что, я думаю, все будет зависеть от того, как будет развиваться общеполитическая ситуация. Если власть почувствует какие-то серьезные угрозы, которые, я подчеркиваю, как они будут думать, так или иначе будут связаны с использованием сетей людьми, которые недовольны властью, то они, возможно, пойдут на более радикальные меры – вплоть до самых дурацких, например, отключить интернет или вообще отключить телефонную связь. Мы знаем, что в мировой практике были случаи, когда авторитарные режимы пытались вообще блокировать телефонную связь в собственной стране. Правда, как правило, это ничем хорошим не заканчивалось, но возможности есть. Однако это уже, скорее, такие истерическо-панические решения, причем я сейчас не вижу причин, почему они должны так действовать, – рассказал политолог «Вашим Новостям».

«ВН»: – Вы ограничили временные рамки ближайшими 2-3 месяцами. Почему за это время должно что-то произойти, ведь ситуация более-менее стабильная?

– Да, ситуация более-менее стабильная. Именно потому я и сказал, что сейчас я не вижу причин для власти радикализировать свои действия. У них вроде бы все хорошо. И больше того: они настолько контролируют выборы и весь процесс регистрации кандидатов, агитации, подсчета голосов и так далее, что бояться каких-то сюрпризов не приходится. Либо они будут абсолютно локальными, так как не исключено, что в каком-нибудь одном округе или регионе будут неожиданные прорывы и неожиданные конфликты, но это не изменит общую картину в масштабах страны.

Однако, во-первых, эта стабильность находится в глубочайшем противоречии с экономической, социальной и даже психологической обстановкой в стране. Эта стабильность – она как корка льда, казалось бы, крепкого льда, под которым на дне творится уже бог знает что и, может быть, даже начинается цунами. Поэтому эта корка льда неожиданно и в самом неожиданном месте может вдруг сломаться в любой момент.

Во-вторых, возможны конфликты в высших эшелонах власти, которые окажут дестабилизирующее влияние на ситуацию. Ну и, в-третьих, вдруг в избирательной кампании что-то пойдет не так, не потому, что оппозиция чего-то добьется или захочет добиваться, что тоже, впрочем, неочевидно, а в самой власти возникнут противоречия и конфликты, которые приведут к неожиданному срыву работающих планов. Поэтому чисто интуитивно я отвожу для самой же власти 2-3 месяца – это такой рубеж. Если за это время никаких угроз не появляется, то я не вижу причин для них радикализировать свои действия. Если только опять же кто-то не сойдет с ума на самом верху, так как еще один сценарий состоит в том, что общество ведет себя довольно стабильно, не выказывая готовности к каким-то восстаниям или массовым выступлениям, но сама же власть, находясь в состоянии истерики, может пойти на неадекватные действия, которые спровоцируют те или иные проблемы.

«ВН»: – Почему вы считаете, что власть находится в состоянии истерики?

– Сами эти нынешние походы против интернета, которые характеризуются крайней неадекватностью, говорят об этом. Вы контролируете избирательный процесс, телевидение, подсчет голосов, армию, полицию, вы можете в любой момент посадить любого человека безо всякого повода и вам ничего за это не будет, и при этом вы боитесь «Твиттера». Очевидно, что это – признак неадекватности тех, кто стоит во власти. Они не знают, что может послужить причиной неприятности, но они знают, что эта неприятность точно назревает. С одной стороны, все тихо и народ безмолвствует, а другой стороны, все знают, что на дне этого водоема уже какие-то чудовища собрались – это создает ощущение некоторого ужаса и паники.

 

 

Рейтинг статьи
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии