Луис Гоуенд: «У меня была и есть возможность уехать в любой момент и жить, где я захочу. Но мне нравится в России, мне здесь комфортно»

3 недели назад

«Ваши Новости» продолжают освещать крайне актуальную сегодня тему – развитие партнерских отношений между Россией и странами Африканского континента. Сегодня на вопросы редакции в «Бункере на Лубянке» ответил Луис Гоуенд – бизнесмен, президент диаспоры Камеруна в России, который также сотрудничает с МГУ, являясь председателем комиссии по работе с африканскими диаспорами и СМИ. 

Луис Гоуенд

«ВН»: – Как давно вы в России? 

– С 1993 года, приехал сразу после школы учиться. Тогда я хотел стать инженером, чтобы вернуться в Камерун и работать на производстве. Тогда это было очень продвинутой темой, я реально думал учиться на автоматизацию и управление, а потом вернуться домой и налаживать станки по переработке бананов. Я закончил МГТУ, магистр автоматизации и управления.  

По окончании учебы я решил остаться, потому что к этому моменту у меня появилось много друзей. И я уже начал работать. И вообще, мне нравится Россия. Она близка моей душе. 

Тогда мы мало знали о России. Я воспринимал Россию как одну из великих держав мира. Потому что было понимание, что это первые люди, которые полетели в космос. Было понимание того, что можно получить хорошие, полезные знания. И я всегда был склонен к идеологии российской, советской. Вот и захотел приехать. 

Советская почтовая марка 1961 года с лозунгом «Свободу народам Африки!» / Википедия

«ВН»: – Что вас привлекало в российской или советской идеологии?

– Мне нравится, что ни СССР, ни Россия ни в истории, ни сейчас никогда не были империалистами, у них не было колоний в Африке. Они всегда помогали Африке в каких-то сложных ситуациях. Реально помогали. И это было для меня важно. 

«ВН»: – Чем СССР помогал?

– Насчет Камеруна – там сложная история получения независимости, она неоднозначна. Не могу тут точно сказать. Но мы знаем примеры других африканских стран, те же Конго, Заир, Ангола, ЮАР. Они получали очень хорошую поддержку от Советского Союза. 

Статуя Ленина в Аддис-Абебе, 1983 год / Википедия

«ВН»: – Чем вам нравятся русские?

– Есть вещи, которые сложно объяснить словами. Русская душа блика к моей душе. Я учился в частной католической школе в Камеруне. И я стал католиком. Когда я приехал в Россию и познакомился с ребятами, когда начал понимать русский, то начал ходить в православную церковь. С моими российскими друзьями. И вы знаете, мне стало очень уютно и комфортно. Это при том, что у нас в католической церкви очень удобно – мы сидим там все время, песни поем, весело всё. А в православной церкви стоят два-три часа, никаких там песен и танцев, но при этом именно моя душа получала… Я восстанавливаюсь духовно во время службы в православной церкви лучше. И по этой причине я стал православным. Мне реально нравится все, что касается России. 

Чтобы вы хорошо понимали, за всё время, пока я в России нахожусь, я был везде и работал во многих странах. Я работал в США – в Нью-Йорке и Майями. Я работал в Турции, в Китае, во Франции, в Испании, в Италии, в Дубае. Где я только ни был. Но мне нигде не нравится, как в России. У меня была и есть возможность уехать в любой момент и жить, где я захочу. Но мне нравится в России, мне здесь комфортно. Мне нравится мировоззрение российское. Мне нравится, как россияне относятся к африканцам. Мне нравится вообще само устройство Российского государства и отношения между людьми. Здесь же тоже живут тем, что есть более 80 разных национальностей. И даже не чувствуется, что это разные люди. Здесь все как один народ. 

«ВН»: – Как в Камеруне и в Африке сейчас относятся к России?

– Очень хорошо. Очень хорошо в Африке относятся к России. И нужно понимать, что есть народ, а есть элита, которая управляет в африканских странах. У элиты там есть свои сложности и проблемы. Народ более свободен. И если вы пойдете в любую из африканских стран и скажете, что вы россиянин, то вас встретят на ура! Люди очень хорошо относятся к России. Потому что опыт, который у нас есть с европейскими странами, это большой опыт, где-то около 600 лет. И не лучше стало в Африке, некоторые проблемы остались до сих пор, а некоторые стали даже хуже. 

Оборудование советского происхождения, некогда поставляемое вооруженному крылу Народной организации Юго-Западной Африки СВАПО. Слева направо: ранец, снайперская винтовка Драгунова, снаряд для РПГ PG-7V и пусковая установка RPG-7 / Википедия

В Африке есть молодежь, 60-70%, которая младше 30 лет. Огромное количество людей, которые безработные. Они не могут найти работу, в том числе потому, что мы давно сотрудничаем с западными странами. Люди ищут альтернативы. И они видят в лице России того партнера, который поможет решать вопросы, которые стоят в Африке. Например, создание производства, которое в свою очередь поможет создать рабочие места. Также привлечение инвестиций, которые тоже могут создать рабочие места. Помимо этого у нас есть еще очень важные вопросы – энергетические вопросы. Во многих африканских странах даже в столицах электричество дается по часам, по дням. Доступа к питьевой воде до сих пор нет у многих людей. И эти технологии для России – это вопрос, который давно уже решен. И она может передать нам технологии, которые жизненно необходимы и важны для наших граждан. 

Молодежи нужно себя реализовать. И они ищут новых партнеров, которые могли бы им помочь в этом. И одним из таких партнеров они видят Россию. 

Встреча президента РФ Путина и президента переходного периода Республики Буркина-Фасо Траоре. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

«ВН»: – Из-за чего в Африке проблемы с водой и электричеством, о которых вы говорите? Это климат и природа такие или что-то другое?

– Это сложный вопрос. Мне кажется, в Африке есть всё для того, чтобы была питьевая вода. Есть очень много рек. Есть океан рядом. А вода в том числе используется для электричества. И я не могу точно сказать, в чем тут истинная проблема. Но точно не из-за того, что там регион, где это невозможно сделать. Проблема 100% не в этом. 

«ВН»: – Колониальное правление могло стать причиной? При нем выкачивали ресурсы. 

– И до сих пор выкачивают ресурсы. Но наоборот, было бы логично, чтобы были вода и электричество, чтобы еще проще было выкачивать ресурсы. Но почему-то этих вещей нет. Мне сложно сказать. Но факт есть факт. Этого нет. И Россия может помочь это сделать. 

Владимир Путин (на экране) участвует по видеосвязи в заседании в узком составе в рамках саммита БРИКС в международном конференц-центре Sandton. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

«ВН»: – Между Камеруном и Россией сейчас есть соглашение о военном сотрудничестве. Вы говорили это до интервью. 

– Между Россией и многими африканскими странами есть военные соглашения. В том числе и камерунское. По этому соглашению многие курсанты из нашей армии здесь обучаются, потом служат в Камеруне. Многие приезжают по программе переподготовки офицеров. 

«ВН»: – Откуда камерунцы получают информацию о России, если говорить о медиа? 

– Не только в Камеруне, но и во всей Африке есть большое влияние крупных западных СМИ и их филиалов. Даже многие государственные СМИ сотрудничают с западными медиа. И получают основную информацию от них. И вы сами понимаете, если западные СМИ говорят о России, то они говорят, как говорят на Западе. Та же информация и у африканских СМИ, с которыми они работают. 

Сейчас, конечно, появляются альтернативные точки зрения, много различных интернет-изданий. Но в совокупности влияние их пока еще маленькое. Поэтому есть альтернативные источники получения информации, но их влияние пока минимально. Будем надеяться, что оно будет расти, так как люди должны получать информацию с разных точек зрения. 

«ВН»: – Каковы основы культурного взаимодействия России и Камеруна? Есть ли наши книги, фильмы? Какие произведения знаете вы?

– У нас есть большой портовый город Дуала. Там живет примерно 6 миллионов населения. Там есть большая российская школа. При этой школе есть российские культурные центры. Там много книг на русском. В столице Яунде тоже есть такие центры. Повсеместно же мало этого, так как русский язык мало кто знает пока что в Камеруне. Соответственно, в библиотеке будет сложно найти такую книгу. Но тренды растут, у африканцев есть интерес изучать русский язык. Россия вкладывается в обучение русскому языку за границей. И мне кажется, со временем это соотношение будет расти. И будут больше знать о России. 

Россия. Москва. Штурмовики Су-25 во время генеральной репетиции парада, посвященного 79-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Фото: Сергей Булкин/ТАСС

«ВН»: – Какие главные проблемы у камерунцев в России?

– Для тех, кто только приезжает, это, конечно, холод. Зимой холодно. Потом вопрос питания. Потому что африканская кухня вообще другая. Сложно привыкнуть к продуктам, которые здесь есть. Ну и, конечно, русский язык, потому что он сложный. Вопрос общения сложный. Некоторые закрываются, остаются в маленьком комьюнити и общаются на своем языке, то есть вообще не видят Россию или мало видят ее. 

Еще одна проблема у тех, кто заканчивает учиться. Некоторые хотят остаться здесь работать, но это практически невозможно по нынешним законам, потому что когда заканчивается студенческая виза, ее никаким образом нельзя переделать на рабочую. Нужно обязательно вернуться домой и оттуда получить рабочую визу. А получить ее для иностранцев очень сложно, практически невозможно. Еще большая проблема – стажировка. Вроде бы нет никаких ограничений для иностранных студентов на стажировку в российских предприятиях. Но по факту многие не могут это делать. Есть предприятия, где нет никаких ограничений официально, но африканских студентов туда не берут на стажировку. 

Россия. Москва. Вид на Спасскую башню и храм Василия Блаженного на Красной площади. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Одна из больших проблем в диаспоре, то есть среди тех, кто здесь остался, – это то, что многие находятся здесь без документов. Они закончились. Человек не захотел домой обратно, но у него не было возможности поменять визу на другую визу. И они без визы. А когда человек без визы, то он ограничен в правах. И постоянно попадает в какие-то сложные истории, которые ему сложно разруливать. Это медицинское страхование, поиск работы и так далее. 

А вторая проблема – это работа. Очень сложно для многих африканцев найти работу в России.

«ВН»: – Есть ли в сравнении с другими странами в России проблема расизма? 

– Я не встречал. Я здесь живу уже 31 год и не могу сказать, что есть проблема. Но веде есть хулиганы. Естественно, я попадал во всякие нехорошие истории. Но не только я. Даже те, кто здесь живет, в них попадают. Внутри Африки африканцы обижают африканцев. Внутри России россияне обижают россиян. И я не скажу, что есть проблема расизма. Целенаправленного расизма я не встречал. Мне кажется, что на Западе даже более сильно это выражено, чем в России. Многократно. 



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ