Герман Садулаев: «Одна бригада белорусов, вставшая на пути «Вагнера» в Москву, резко меняла ситуацию»

11 месяцев назад

Писатель и активный волонтер СВО Герман Садулаев, кроме всего прочего, с самого начала спецоперации являлся активным сторонником ЧВК «Вагнер». Он не скрывал своей досады, когда бойцы частной военной компании покидали Бахмут, он с пониманием относился к манере высказываться Евгения Пригожина и в конце концов отказался клеймить «музыкантов», когда их на всю страну назвали мятежниками.

Герман Садулаев

Многолетнее глубокое погружение в ситуацию позволило ему сделать свои выводы об истинных причинах отмены пригожинского бунта. Как считает автор, победил не столько здравый разум, сколько неожиданно вмешавшаяся третья сила… 

«ВН»: – Герман, как вы сейчас стали относиться к ЧВК «Вагнер» и к Пригожину?

– Я, наверное, один из немногих, кто не переобулся в прыжке и не стал резко хаять и ненавидеть «Вагнер», который сам же еще вчера превозносил до небес. Я, в принципе, как относился ровно и с большим уважением к «Вагнеру», его бойцам и командирам, так и отношусь сейчас. И, вероятно, так и буду относиться. Хотя я знаю об их проблемах. И знаю, что всё непросто. 

Я смею напомнить, что у меня еще в 2021 году вышла художественная книга «Земля – воздух – небо», в центре которой сюжет именно с «Вагнером». Именно о том, как «Вагнер», брошенный Министерством обороны, американцы разбомбили и уничтожили на берегу Евфрата. Это тот самый случай, о котором Пригожин долго не вспоминал. И вот во время конфликта он его вспомнил. А у меня этот сюжет в центре книжки, которую я издал еще 2021 году. Поэтому…

 

Мои симпатии и тогда были на стороне бойцов «Вагнера», и сейчас на их стороне. И так будет всегда. А что касается высших чинов – таких как Пригожин, Шойгу, Герасимов и все эти главные, большие начальники – то ни к кому из них я никогда никакой симпатии не испытывал. И по мне – так хоть бы они все вместе провалились. 

«ВН»: – В медийном пространстве «Вагнер» неотделим от персоны Пригожина, его главного пиарщика. А что для вас представляет собой «Вагнер» без Пригожина?

– «Вагнер» без Пригожина – это совет командиров «Вагнера». Несколько очень достойных офицеров с большим опытом. И естественно, не сам Пригожин руководил боевыми операциями. У него нет такого опыта и такой квалификации. 

И вместе с тем, я бы не стал умалять роль Пригожина в создании и функционировании «Вагнера». Несомненно, он тоже играл важную роль. И как пиарщик, и как лицо компании, и как финансист. Ведь это он заключал эти все контракты. Он, пользуясь своими связями в Кремле, заводил большие деньги на «Вагнер». У него была и остается большая роль. Но боевые заслуги «Вагнера» – это его командиры и бойцы. 

Артемовск (Бахмут). Бойцы ЧВК «Вагнер». Фото: Валентин Спринчак/ТАСС

«ВН»: – Сможет ли «Вагнер» перейти в структуру Министерства обороны? 

– Я думаю, едва ли он перейдет. А если перейдет, то это будет уже не тот «Вагнер». Вы посмотрите биографии основателей «Вагнера». Основатель все-таки не Пригожин. Основали его другие люди. И у всех этих офицеров очень интересные биографии. У них непроясненные отношения, скажем так, с Министерством обороны. 

Кого-то из них подвели под тюрьму и посадили, причем по какому-то явно сфабрикованному обвинению. Кого-то из них подставили, как это было в ситуации со «Славянским корпусом» (частная военная компания, зарегистрированная в 2013 году в Гонконге. – Прим. ред.) в Сирии еще до «Вагнера». Их подставили под практически полное уничтожение. А когда они вернулись в Россию, их еще ждала ФСБ, чтобы осудить на сроки. И осудили организаторов. 

В общем, это люди, у которых сложные отношения с Министерством обороны. Не только у Пригожина. Мне кажется, что даже Пригожин во многом шел на конфликт с Министерством обороны под давлением своего совета командиров. У меня такое впечатление, что это не его личный бунт. Потому что он – олигарх, который был всегда достаточно хорошо вписан во все финансовые схемы. И было удивительным, что он начал этот бунт. А вот если посмотреть на его совет командиров, то становится понятно, что это неудивительно. Что они знают, что хотят и что делают, они знают, как не надо… И я бы не считал эту компанию компанией лично Пригожина. 

Евгений Пригожин. Фото: кадр из видео

Эти командиры в свое время были выкинуты из Министерства обороны, отправлены в тюрьму, незаслуженно подставлены. И они сейчас пойдут работать на это же самое Министерство обороны, которое не меняется десятилетиями? Это сильно вряд ли… Скорее, они теперь будут работать в Белоруссии. 

«ВН»: – То есть это не может быть отвлекающим маневром?

– Насчет хитрых планов и конспирологических теорий: сейчас, конечно, говорят, что это всё было заранее придумано, чтобы был повод «Вагнеру» прийти в Белоруссию. А батька Лукашенко сделал многоголовую комбинацию. Но всё это говорят задним числом, когда это всё уже произошло. 

Но если вы все такие умные, то почему никто из вас 22 июня не написал, что, возможно, «Вагнер» идет в Белоруссию? Никто таких прогнозов не давал. А задним числом им всё понятно, как белый день! «Это ж многоходовка была такая». Это всё ерунда. 

Ничего заранее продумано не было. Это решение возникло спонтанно. И возникло оно в одной единственной голове – в голове Лукашенко, когда он действительно захотел урегулировать эту ситуацию. Путин ему позвонил и намекнул на то, чтобы Лукашенко прислал в Москву верные ему войска, чтобы защищать кремлевскую власть. Лукашенко сказал: «Войска я, конечно, сейчас в боевую готовность приведу, но давай сначала попробуем договориться с Пригожиным». 

Лукашенко действительно поднял свои войска, но он стал разговаривать с Пригожиным. Потому что он не хотел отправлять войска на бойню, которая бы там произошла. Лукашенко пригрозил Пригожину, что если тот не пойдет на мирное соглашение, то в Белоруссии уже готова бригада к отправке. И если это ВДВ, то там это вопрос трех часов – их десантирования, их прилета в Москву. А Пригожин знал, что белорусские войска, хотя и не имеют боевого опыта, но за счет хорошей обученности и крепкой дисциплины это очень серьезная сила, которая может противостоять ЧВК «Вагнер». 

Фото: Павел Бедняков/POOL/ТАСС

Пригожин знал, что рядом с Москвой других реальных военных сил у Шойгу нет. Полки Росгвардии он легко бы опрокинул. Но вступление в дело войск Белоруссии сразу меняло военный расклад. Одна бригада белорусов, вставшая на пути «Вагнера» в Москву, резко меняла ситуацию. Становилось ясно, что этот поход закончится только большой кровью. Потому что белорусы стали бы стрелять в «Вагнер». Большинство российских силовиков, наверное, не стало бы стрелять. Потому что, можно сказать, еще вчера в одном окопе сидели. А для белорусов – это просто боевая задача, поставленная верховным. И бойня была бы. 

Пригожин и его командиры это сразу поняли. И поэтому стали сразу принимать мирное соглашение. Не было у них заранее готового плана. Никто не знал, что Лукашенко вмешается так активно. Им было непонятно, что делать. 

Тогда у Лукашенко внезапно, спонтанно в голове появился этот план. «А приходите ко мне в Белоруссию, я вам здесь гарантирую безопасность, вы сможете здесь дислоцироваться и обучать моих солдат». И это был гениальный план и соломоново решение. Но это решение возникло в процессе решения этой проблемы. 

Это решение всем понравилось, потому что оно было действительно гениальным. Оно позволило избежать большой крови, позволило сохранить ядро «Вагнера» как военной структуры, а также позволило сохранить лицо всем участникам конфликта, что было очень важно. Путин назавтра сказал, что все войска сплотились вокруг него и отразили бунт, и раздал сто орденов и медалей. Пригожин и все его командиры – ушли в Белоруссию. Лукашенко вообще красавчик. Настолько, что если завтра он бы участвовал в выборах президента Российской Федерации, то он бы победил всех – и даже Путина, я думаю. 

«ВН»: – То есть благодаря Белоруссии устояла российская государственность? И когда Пригожин говорил, что он не хочет проливать кровь, то имел в виду, что не хочет проливать кровь белорусов? 

– Именно так. Когда он сказал, что он пошел на мирное соглашение, так как понял, что прямо через несколько часов прольется большая кровь, он имел в виду кровь своих бойцов и белорусов. Потому что если бы он боялся крови и думал, что кто-то реально выступит на него под Москвой, то почему он пошел на Москву? Нелогично… 

Нет. Он пошел на Москву потому, что знал, что там, под Москвой, большой крови не будет. Потому что значительная часть силовиков явно или тайно саботировала бы сопротивление «Вагнеру». Кто-то, возможно, даже перешел бы на его сторону. Думаю, весьма немногие части стали бы стрелять в них. Может, «Оплот» в Росгвардии стал бы реальным заслоном ЧВК. Но Росгвардия не обладает тяжелым вооружением и опытом штурмов. Это не было бы серьезным препятствием для «Вагнера». 

И потом, у «Вагнера» были надежды, что даже с Росгвардией и со всеми остальными удастся договориться не идти на прямой конфликт. Например, ахматовцы подошли к Ростову, но не бросились сразу в перестрелку, а все-таки заняли выжидательную позицию, предполагая, наверное, какие-то переговоры. 

Рамзан Кадыров. Фото: П/с главы Республики/ТАСС

Я думаю, что и Пригожин предполагал какие-то переговоры, но подойдя уже ближе к Москве и взяв Москву за горло. И он понимал, что нет серьезной силы, которая там остановит «Вагнер». Ему до Москвы оставалось, по его утверждениям, 200 километров. Но вот вступления белорусских войск в конфликт он не просчитал. Это поменяло обстановку. И там была бы действительно большая кровь. Убили бы много белорусов. И белорусы убили бы много вагнеров. 



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ