Александр Пелевин: «Когда почувствовал, что начинаю звездиться, я решил себя ограничить, поставить такой «ограничитель скорости»»

9 месяцев назад

Тем, кто следит за блогом писателя Александра Пелевина в «Телеграм», естественно бросилось в глаза обилие фотографий с символикой «Другой России Э. В. Лимонова»*. Характерный флажок, кому-то напоминающий о плохом, лимонка – стандартная символика партии. Мы расспросили автора на предмет его политической ориентации и понимания эпатажа в современной политике. 

Пелевин

Фото: Телеграм-канал А. Пелевина

«ВН»: – Саша, что это за фото? Ты заностальгировал по Эдуарду Вениаминовичу?

– Я очень давно уважал и Лимонова, и его партию. И более того, партия Лимонова со дня своего создания была одной из самых ярких политических сил в России. Ее же основали гениальнейшие люди: Лимонов, Летов, Дугин, Курёхин. И это ведь всегда был проект не столько о политике, сколько об эстетике и искусстве. По большей части это арт-проект, но работающий на поле политики. И это круто, такого у нас больше никто не делал. Это и акционизм нацболов, и их героизм – партийцы гибнут на фронте, партия собрала в своих рядах очень крутых и сильных пассионариев. И это всегда привлекает. 

Мне захотелось, во-первых, быть сопричастным к этой, на мой взгляд, реально великой истории. А во-вторых – партия реально молодит. Большинство моих знакомых нацболов – те, которым лет по сорок – выглядят на тридцать; те, которым пятьдесят – выглядят на тридцать пять. Я не знаю, как это работает. Это какая-то магия партии. 

Другая Россия

Фото: www.drugoros.ru

И еще это на самом деле такой личный способ не словить звезду, как некоторые коллеги. Не зазвездиться, не зазнаться, немножко себя ограничить, может быть, и в государственной какой-то поддержке, и медийной огласке. Такой способ чуть-чуть себя немножко маргинализировать, чтобы не было повода звездиться. Потому что «медные трубы» – это страшно, они действительно меняют характер, я начал это ощущать на себе. 

И когда почувствовал, что начинаю звездиться, я решил себя так ограничить, поставить такой «ограничитель скорости». 

«ВН»: – Когда ты вступил в партию?

– Буквально перед моим отъездом в Донбасс, около месяца назад. 

Пелевин

«ВН»: – Для многих людей «Другая Россия» – это сегодня такой осколок НБП**, который без самого Лимонова не представляет интереса. Расскажи, что сейчас являет собою партия?

– Ну это на самом деле не совсем такой «огрызок» НБП**. Всё же «Другая Россия» создана напрямую Лимоновым как прямая наследница. Сейчас это масса активных людей в Москве, Петербурге и во многих других городах. Это бойцы интербригад, которые сейчас сражаются на фронте. Это куча волонтеров, это военкор, который, к сожалению, погиб 22 июля – Ростислав Журавлёв. 

Ростиславу Журавлеву было 34 года. Фото: Телеграм-канал Старый Шахтер (Дмитрий Селезнев)

Да, у партии такой эпатажный образ. Красный флажок с белым кругом, с этой лимонкой вызывает действительно ассоциации с чем-то нехорошим. Но ассоциации ассоциациями, а партия абсолютно не националистическая. То есть в партии нет именно этого узколобого национализма и черепомерки. Партия абсолютно интернациональна. Никакого нацизма там нет, не было и не будет, что бы там ни говорили всякие деятели. Короче, лимоновцы – это не фашисты. Не нужно путать теплое с мягким. Не нужно вестись на провокационный образ. Потому что провокационный образ создан специально для того, чтобы на него вестись. 

Вспомним, что еще годов с 70-х пошла такая тема в голливудских фильмах – эксплуатировать крутой брутальный образ Третьего рейха. По факту эстетики Третьего рейха в реальности не было. Настоящая эстетика Третьего рейха – это всякие истуканы Арно Брекера***, это всякие рюшечки и завитушечки, это Kinder, Küche, Kirche**** и так далее. То есть реальная культура Третьего рейха – это мещанство, возведенное в агрессивный абсолют, грубое и узколобое.

Ариец в представлении Арно Брекера

А так называемый «гламурный нацизм» был изобретен сильно потом. Это было такое гипертрофированное вырывание самых ярких образов и превращение их в некую отдельную эстетику, имеющую мало отношения к эстетике того времени. 

«ВН»: – Просто люди, не знающие глубоко политико-философских воззрений Лимонова, в первую очередь обращают внимание на флаг, явно стилизованный под флаг нацистской Германии. А если еще почитать его прекрасный роман «Молодой негодяй», то узнаешь, что их компания поэтов и художников в Харькове 60-х именовала себя «СС». Не возникает ли в партии вопроса о том, чтобы сегодня поменять стилистику, имидж в современных реалиях?

– Менять имидж – это вопрос не ко мне, а к руководству партии. И опять же, люди очень любят хватать по верхам, смотреть на то, что им бросается в глаза в первую очередь и из этого делать какие-то глубокие всеобъемлющие выводы. Это типичное свойство всех людей на свете. Это нормально. Но вы читайте брошюру Александра Аверина «Краткий курс истории нацболов». Там всё прописано: кто на самом деле нацисты, где нацисты.

Один из флагов Другой России Э. В. Лимонова

В партии, кроме того, состоит прекрасный человек – чернокожий латвийский активист из Африки по имени Айо Бенес*****. Чернокожий нацбол, очень пассионарный парень, задорный. Перед тем, как делать выводы, просто людям надо разобраться.  

Бенес Христофорович Айо

«ВН»: – Ты уже обмолвился, и тоже много фото у тебя в «Телеграме»: расскажи, как съездил в Донбасс. С какой целью и какое впечатление?

– Съездил потрясающе. Надышался абсолютно свежим воздухом, которого так не хватает у нас в столицах. Поеду снова поскорее, может быть, в конце августа или начале сентября. Как только будет возможность, снова поеду. Потому что там намного сплоченнее люди, там гораздо больше какой-то правды и честности, что ли… 

У нас было много целей. Мы с документалистом Артуром Ходыревым и скрипачкой Марианной Васильевой снимали несколько документальных фильмов. Один будет про украинский нацизм – мы опрашивали местных историков. Второй – про бойцов 200-й мотострелковой бригады, которая сейчас стоит под Бахмутом. 

Артур Ходырев, Марианна Васильева и Александр Пелевин. Фото: Марианна Васильева / spbdnevnik.ru

Третий фильм, который появится первым – на документальном фестивале, это про нашу поездку, взгляд на фронт через героя. Это были мои стихи бойцам, это была скрипка Марианны в Донецке и Мариуполе. Это о том, какое место на фронте занимает культура. 

Вторая цель… Я не был в зоне СВО с начала спецоперации. Последний раз до этого я был в Донбассе осенью 2021 года. Мне было важно съездить самому, потому что уже неприлично было не ездить. Я давно собирался, но по некоторым причинам не мог. И мне было очень важно своими глазами посмотреть на людей, пообщаться с ними. 

Еще было важно, скажем так, «испытать свое очко». Потому что я всегда считал себя человеком довольно трусливым. Но когда мы сваливали из-под обстрела в Соледаре, мне было нормально. Испытать, насколько ты стрессоустойчив в условиях войны, – это очень важно. И оказалось всё не так плохо, как думал, с моим восприятием этого дела…

Пелевин

Кроме того, было очень важно поддержать людей, поддержать Донбасс, который стал для меня родной землей, где очень много моих друзей, настоящих родных. Важно было их немного развлечь – перед ними повыступать. Я с удовольствием увидел своих друзей – Александра Кофмана, Диму Филиппова, Ирину Макаренко, Аню Долгареву. 

«ВН»: – Сколько дней вы провели в этой поездке?

– То ли двенадцать, то ли одиннадцать. 

Фото: Марианна Васильева

«ВН»: – Сколько вы мероприятий провели за это время? Платил ли вам кто-то за эти фронтовые бригады?

– Нам за это ничего не платили. Вся поездка была только за наш счет. Мы, конечно, там поистратились, как черти! Мы такие е*****ые не за деньги, мы такие просто так, как говорится. О мероприятиях: было несколько выступлений в Мариуполе. В частности, Марианна давала мастер-классы по скрипке детишкам в музыкальной школе. Вот такое чудовищное фашистское оккупационное действо происходило! – мастер-классы детишкам. 

Я выступил в Донецке в молодежной библиотеке. И, конечно, выступали на фронте. Как это было? Мы договаривались со всеми буквально на лету. «Есть возможность скататься?» – договорились, в «Телеграмчике» списались, созвонились – едем. 

Было большое полноценное выступление со скрипкой, стихами и всем прочим перед бойцами 200-й мотострелковой бригады. Потом было несколько выступлений именно на самих позициях – то есть на позициях разведчиков в километре от хохла; на одном из разрушенных заводов, где тоже стоят наши ребята под обстрелами. 

Не успели выступить перед танкистами, потому что начался бой. И не успели выступить перед артиллеристами, потому что там тоже начался бой. 

Зато потом под Донецком выступали перед мобилизованными ребятами с Дальнего Востока. И тоже под Донецком удалось выступить перед бойцами в располаге одной части. Парни очень хорошо восприняли – и всё это будет в документалке. Будет много видео, много материала. Но в итоге – концертов я не считал, штук десять точно было. 

«ВН»: – А кто придумал поездку, учитывая, что никакой особой организации не было?

– Это абсолютно всё горизонтально. Не по разнарядке, никакая апэшечка****** не дала нам чемодан денег и не сказала: «Езжайте в Донбасс, вот вам задание». Всё придумано нами. Главный мотор всей этой идеи – режиссер-документалист Артур Ходырев. Всё придумывалось на ходу, договаривались, где опубликовать какие-то материалы – в итоге договорились с «Петербургским дневником» о том, что они будут публиковать наш путевой дневник. И всё это была такая авантюра по задумке трех чуваков. 

Фото: Марианна Васильева / spbdnevnik.ru

«ВН»: – Когда появятся документалки?

– Одна будет в конце августа: сейчас идет монтаж. А обо всех дальнейших телодвижениях я сообщу в своем канале. 

«ВН»: – Было бы проще, если бы такие фронтовые бригады организовывали централизовано?

– Может быть, отсутствие централизации в данном случае и к лучшему. Потому что если ты, грубо говоря, едешь через какой-то официальный канал, пригоняешь там целый хор через министерство культуры на передок, то по вам может с большей вероятностью долбануть «Хаймарс»… Так что так и безопаснее, и удобнее, да и как-то поприятнее. 

Фото: Роман Пименов/«Петербургский дневник»

*«Другая Россия Э. В. Лимонова» (до 2020 года – просто «Другая Россия») – незарегистрированная политическая партия в РФ, которая была учреждена 10 июля 2010 года членами запрещенной на тот момент Национал-большевистской партии** (была признана в РФ экстремистской). Актуальное название партия получила после того, как ее основатель и лидер Эдуард Лимонов скончался 17 марта 2020 года. 26 сентября 2020 года «Другая Россия» была реорганизована его соратниками и получила название «Другая Россия Э. В. Лимонова». Члены партии до сих пор именуются «лимоновцами» или «нацболами».

НБП** – в 2007 году НБП была признана судом экстремистской организацией и ее деятельность была запрещена на территории РФ. 

***Арно Брекер – немецкий скульптор, который поставил свой талант на службу нацистской Германии. 

****Kinder, Küche, Kirche – немецкое устойчивое выражение, переводимое на русский как «дети, кухня, церковь». Оно описывает основные представления о социальной роли женщины в германской консервативной системе ценностей. 

*****Айо Бенес – известный по прозвищу Чёрный Ленин латвийский коммунист и национал-большевик русско-угандийского происхождения. Принимал активное участие в присоединении Крыма к РФ в 2014 году, в военных действиях на Украине и в Донбассе.

******апэшечка – администрация президента. 



Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр Кузнецов
Александр Кузнецов
8 месяцев назад

Когда фашизм вернется, он не скажет: «Я фашизм» Нет, он скажет: «Я антифашизм» (Иньяцио Силоне)

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ