Судя по информации Минобороны, Кремль в замешательстве?

1 год назад

Помните бравые заявления российских пропагандистов «Киев за три дня»? Спецоперация идет уже – внимание! – четыреста шестьдесят седьмой (467-й) день. И до Киева – как до Пекина раком (причем без разницы в какой трактовке: хоть известным животным, хоть в коленно-локтевой). Однако если брать официальные сообщения, никакого «боя в колокола» не наблюдается даже близко. Наоборот: из официальных источников идет, скорее, умиротворяющая информация, мол, полный порядок, СВО идет своим чередом, поводов для сильных эмоций, тем более алармических настроений – нет. В принципе нет.

Сергей Шойгу. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

И такое чувство, что Минобороны для реализации данной установки начало еще одну спецоперацию – информационную. Понятно, что с началом СВО право на распространение информации, так или иначе связанной с фронтовыми делами, было делегировано Минобороны. По-другому, учитывая масштабы СВО, и быть не могло. Пустить дезу – проще простого. Проблема в другом: как Минобороны справлялось со своими обязанностями.

А справлялось оно, скажем помягче, специфически. Возьмем очень щепетильный вопрос: потери. Так вот, о потерях ВСУ оборонное ведомство РФ рапортует с поразительной регулярностью. Так, по словам министра обороны Сергей Шойгу, в мае потери личного состава ВСУ составили 16 тыс. человек. То есть на тысячу больше, чем было в апреле: «Несмотря на беспрецедентную военную помощь со стороны западных стран, противник несет значительные потери. Только за прошедший месяц они потеряли более 15 тыс. человек», – заявил Шойгу месяцем ранее, отметив, что «военная операция активно проводится по всей линии боевого соприкосновения».В своем мартовском сообщении глава Минобороны рассказал, что «наблюдается значительный рост потерь среди личного состава ВСУ». «Только в феврале они увеличились более чем на 40% по сравнению с январем и составили свыше 11 000 военнослужащих», – сообщил он во время селекторного совещания с руководящим составом ВС РФ, отметив «безразличие киевского режима, который не считается с огромными людскими потерями в угоду западным кураторам».

Но вот что касается потерь со стороны РФ – тут Сергей Кужугетович предпочитает отмалчиваться. Последние данные о российских потерях были обнародованы 21 сентября минувшего (!) года (не считая тех, что были совсем недавно указаны Сергеем Кужугетовичем при отражении наступления ВСУ). То есть более 8 (!!) месяцев назад (тогда потери российской армии Шойгу оценил в 5 937 человек).Что, российская армия бьется вообще без потерь? Зачем тогда мобилизацию проводили? Или мобилизованные оказались все как один суперсолдатами? Но такого в принципе быть не может, как следует даже из официальных новостей. Поэтому молчание на эту тему выглядит как-то подозрительно. Особенно на контрасте с потерями ВСУ, о которых Сергей Кужугетович информирует общественность вполне своевременно.

Но что еще интереснее, так это то, что пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, комментируя утверждения американского оборонного ведомства о том, что потери РФ убитыми и ранеными в последние месяцы якобы составили 100 тыс. человек, призвал ориентироваться «только на те цифры, которые своевременно публикует Министерство обороны России». Надо отметить, странное у Дмитрия Сергеевича понятие о своевременности: ведь если предположить, что Минобороны опубликует данные в ближайшее время, то это получится – раз в девять месяцев, а если еще несколько месяцев повременит, то уже раз в год. И такая, скажем так, нерасторопность (при том, что некоторые цифры, допустим, озвучивались руководителем ЧВК «Вагнер» Евгением Пригожиным) смотрится странно. Точно речь идет о преднамеренном замалчивании. Видимо, для того, чтобы у россиян, кто живет в достаточном отдалении от линии фронта, не менялось восприятия СВО как чего-то далекого и не имеющего отношения к реальной жизни?

На то же, надо полагать, направлены и вечно бодрые рапорты генерал-лейтенанта Игоря Конашенкова, это который официальный представитель Минобороны РФ, сообщившего, в частности, о том, что в совокупности российской артиллерией было уничтожено больше «Хаймарсов», чем их было доставлено Западом на Украину.

И так далее.

Но что удивительно: даже когда военные действия перекинулись на исконную территорию РФ (то есть до присоединения новых территорий), эта тенденция не особенно изменилась. Можно даже сказать – усугубилась. Периодически в некоторых телеграм-канал появляется информация, что украинские ДРГ уже чуть ли не как дома чувствуют себя в Белгородской области. Притом что от Минобороны никаких сообщений и опровержений не идет. Например, военный корреспондент Геннадий Алехин в своем телеграм-канале пишет: «Есть населенный пункт, Ржевка, недалеко от Шебекино в сторону Вознесеновки, там налево дорога, и вот мне звонят: «Елки-палки, там они на мотоциклах, на машинах ездят!» «Кто ездит?» «Ну эти, диверсанты!» Слава Богу, у меня хороший источники, хорошие связи. Звоню, у друга там родная сестра: «Все тихо, все тихо, в Ржевке все спокойно»».

Или еще пример. По воскресному заходу Легиона «Свободу России»*, который в 10 часов утра сообщил, что в селе Новая Таволжанка Белгородской области идут бои. Минобороны отреагировало только около семи вечера, отрапортовав, что атака отбита.

То есть опять: все хорошо, беспокоиться не о чем. Хотя если послушать того же губернатора Вячеслава Гладкова, то впечатление складывается обратное (хотя и он, видно, в смятении и подчас не знает, как себя вести: то идут бои, то не идут…).

И кому, чему верить? Иностранной прессе?

«Противоречивые российские ответы и сообщения о рейде в Белгородской области свидетельствуют о том, что российское руководство еще не решило, как реагировать на ситуацию. Сообщения из официальных источников и очевидное личное решение Гладкова реагировать на РДК* и ЛСР* говорят о том, что МО и Гладков не координируют свои ответы на рейды. Российские ответные меры направлены на информационное воздействие, и нет никаких признаков того, что руководство разработало более широкую политику по предотвращению рейдов в приграничные области. Также неясно, организуют ли власти эвакуацию в ответ на активность. Боец РДК заявил 4 июня, что власти Белгородской области не организовали объявленные меры по эвакуации в районе Шебекино, и российские граждане в основном бежали по собственному желанию, оставив многие населенные пункты в полузаброшенном состоянии. Гладков заявил, что 4 000 жителей района в настоящее время находятся в пунктах временного размещения в связи с эвакуацией», – пишет ISW.

И вот это, как ни странно, похоже на правду.

Только в этом случае вопрос: почему приходится узнавать ситуацию из зарубежных источников (!), а не от российского Минобороны?

Ответ, думается, прост: в Кремле еще не определились с направлением информационной политики. Надо полагать, не ожидали, что СВО будет длиться так долго и уж тем более того, что перекинется на исходные территории РФ. «СВО на Украине длится уже достаточно долгое время. Недавно в Госдуме в очередной раз выступали руководители фракций. Это не мои речи, но один из руководителей фракций напомнил, что осада Бахмута, взятие Бахмута у нас продолжалось 224 дня, а Сталинградская операция – 200 дней. А освобождение Киева – 40 дней. А штурм Берлина –17 дней. Притом что мы знаем, какие при этом были потери, какие были при этом были усилия, как наши предки, отцы, матери и деды напрягались, чтобы этого достичь. Мы пока не демонстрируем таких победных результатов, которых мы хотели бы сами себе поставить в заслугу. Кроме того, мы включили в состав РФ новыми субъектами Запорожскую и Херсонскую области. При этом мы так и не вошли в город Запорожье, а город Херсон мы оставили. Мы продолжаем бороться за то, чтобы выйти на границы Донецкой области, то есть чтобы в полном объеме Донецкая Народная Республика тоже стала субъектом Российской Федерации. Мы при этом, заметьте, в течение нескольких месяцев, одновременно наблюдая и переживая за то, что происходит в связи с Бахмутом, при этом бесконечно обсуждаем тему – когда будет это украинское контрнаступление, где оно будет и как мы его победим. Это что, логика победы, что ли, – ожидать чужого контрнаступления? Это совсем не логика победы», – заявил тут намедни депутат Госдумы от «Единой России» Константин Затулин.

И еще он же: «Какие у нас были цели, официально заявленные в начале Специальной военной операции? Денацификация, демилитаризация, нейтралитет Украины и защита жителей Донецкой и Луганской Народных Республик, которые все это время страдали. По какому из этих пунктов мы достигли результата? Ни по одному».

И если уж от представителя партии власти пошли такие разговоры, то это говорит только об одном: что ситуация если не критическая, то близка к этому.

Хуже того: отсутствие у Кремля внятной реакции на происходящее выдает как минимум его смятение и замешательство. Не знают, ни что делать, ни что говорить. Оттого и Минобороны то отмалчивается, то рапортует исключительно об успехах. Что формирует у ряда граждан РФ ложные представления о ходе СВО, а у других, чуть более знакомых с положением дел, раздражение и недовольство. Что, в свою очередь, не очень хорошо в данной ситуации, так как потенциально способствует дестабилизации общества.

Отсюда вопрос к Кремлю: не пора ли уже начать говорить правду, пока не поздно?

Но что-то подсказывает, что там этого делать не намерены. Как-никак «спецоперация идет по плану».

Вашингтона, что ли?

*террористические организации, запрещенные в РФ



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ