Спасибо Нэнси Пелоси: товарищ Си загнал Вашингтон в ловушку?

2 месяца назад

Считается, что это именно США были главными выгодоприобретателями от визита спикера палаты представителей Нэнси Пелоси на Тайвань. Эта версия далеко не беспочвенна. Однако анализируя те события, которые предшествовали визиту Пелоси и которые последовали за ним, возникает вполне логичный вопрос: а так ли это? Не обвел ли Си Цзиньпин своих недругов, включая, кстати, и США, вокруг пальца, воспользовавшись ситуацией?

Фото: POOL

Что, собственно, подталкивает к этой мысли? Прежде всего непропорционально инциденту жесткая реакция Китая, которая и послужила причиной эскалации отношений со Штатами. Политолог Сергей Марков связывает это с просчетами в дипломатии: «…Китайская дипломатия, как мне представляется, недостаточно опытная. И поэтому она допустила ошибку в том, что придала слишком большое внимание всему этому процессу. Не было никакой необходимости так много вставать в такие угрожающие позы, подтягивать всю эту военную технику. Никакой реальной необходимости не было. Китайская дипломатия саму себя поставила в неловкую ситуацию», – полагает он, впрочем, не исключая и намеренного, а точнее, злонамеренного «раздувания» мыльного пузыря. «Я даже не исключаю, что это мидовцы или Минобороны решили подставить Си. Дело в том, что в ноябре – очень важный съезд, на котором впервые будет радикально изменена китайская политическая система. Си – первый за последние сорок лет из китайских руководителей останется более десяти лет у власти. И в этих условиях наверняка в китайском руководстве есть те, кто этим недоволен. И может быть, они это организовали против Си», – поясняет он.

Действительно, такая точка зрения выглядит вполне логично, что определяет действия Пелоси как попытку подтолкнуть «китайских комсомольцев» (проамериканскую группу, недовольную курсом Си) к более решительным действиям накануне пролонгации Си председательских полномочий – с понятной целью, конечной точкой которой является переформатирование китайского режима на лояльный США. Но можно пойти дальше и предположить, что никакой ошибки и тем более провокации со стороны китайского МИДа не было, что эта жесткая риторика с последующим обострением – они входили в изначальные планы товарища Си: как верно отмечает политолог, старший преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Александр Сперкач, «не осознается, например, что рост напряженности вокруг Тайваня – инициатива КНР». «У Китая, – продолжает он, – особенно после ритуального подтверждения Байденом территориальной целостности страны, имелась полная возможность спустить дело на тормозах. Именно Китай начал поднимать ставки и акцентировать внимание на возможности военной эскалации конфликта». «По большому счету, именно Китай поставил США в крайне неудобное положение: отмена визита нанесла бы сильнейший удар по репутации этой великой державы», – подчеркивает Сперкач.

И в самом деле, после такой жесткой риторики со стороны Пекина США просто не могли не ответить. Отмена визита в данном случае неизбежно сопровождалась бы имиджевыми и репутационными потерями. И в Пекине прекрасно понимали, что после тех слов, что были сказаны, Пелоси обязательно прилетит. Также китайские стратеги понимали и то, что действительно жесткого ответа от США в случае эскалации тайваньского конфликта сейчас ждать не стоит: момент выбран идеальный. «Именно Китай создает для США вторую точку напряжения, воспользовавшись отвлечением сил своего политического противника на российское направление. Время выбрано идеально для подобной акции, так как конфликт сразу и с Россией, и с КНР – очень плохая ситуация для Белого дома. Эти два острых блюда должны подаваться к столу не одновременно», – обращает внимание Сперкач.

Но зачем это понадобилось Китаю? Ясно, что преследовались две цели – внутриполитическая и внешнеполитическая. Что касается первой, то тут все довольно очевидно: «То, что Пелоси все же прибыла на Тайвань – чудный способ мобилизации собственных граждан и элит в преддверии неизбежного глобального политического обострения отношений с США», – пишет политолог. И более того: это хороший рычаг по ужесточению внутреннего курса, в частности против тех, кто выступает против объединения Китая с Тайванем. «После визита Пелоси китайские органы безопасности занялись лицами, симпатизирующими независимости Тайваня. А таковые есть главным образом среди тайваньской диаспоры, которая на материке насчитывает сотни тысяч человек, проживающих более или менее постоянно. А если учесть тех, кто приезжает на несколько месяцев в году, то их будет до 2 млн человек. Возможно, их начали чистить. Раньше до них руки не доходили, а сейчас за тех, кто в соцсетях высказывался неосторожно, взялись. Как обычно, в условиях напряженности происходит ужесточение контрразведывательного режима», – говорит старший научный сотрудник Высшей школы экономики Василий Кашин.

Причем ясно, что одним этим сегментом дело не кончится, репрессии вполне могут коснуться и тех, кто просто не согласен с политикой Пекина. А таких немало, потому что поводов в последнее время китайские власти давали предостаточно. Стоит вспомнить ту же ситуацию с коронавирусом, когда из-за нескольких заражений могли запереть на локдаун многомиллионный город – и не на пару дней, а на несколько недель. И понятно, что возмущаться таким положением дел было чревато: в КНР с несогласными не церемонятся.

Но куда интереснее, какие цели Пекин преследовал на внешнем контуре. Тут надо понимать, что учения вокруг Тайваня – это не просто, как говорится, проба пера перед оккупацией острова: зачем захватывать то, что и так через год с высокой долей вероятности отойдет тебе (а шансы прокитайских политических сил на следующих парламентских выборах на Тайване, по крайней мере до сегодняшнего момента, были очень высоки)? Это – сигнал. Кому? Разумеется, США. Ибо чем так уж привлекателен остров (ну кроме имперских амбиций Си)? Производством. В частности, производством полупроводников.

На Тайвань приходится выпуск около двух третей полупроводников от мирового объема. В этом смысле американцы очень зависимы от Тайваня. Не зря президент США Джо Байден сразу же после ухудшения отношений с Китаем подписал закон об инвестиции свыше 50 млрд долларов в производство полупроводников, за счет чего, по его словам, США смогут «одержать верх в экономическом состязании XXI века». Это – реакция на сигнал. В Пентагоне почему-то уверены, что Китай не начнет предпринимать активных действий по захвату Тайваня в течение ближайших лет. Может быть, и так. Но, как отмечает уже цитируемый выше Сперкач, «возможности для контригры Пекина очень велики. Если брать чисто локальные акции, то военные учения вокруг острова, живущего поставленной на конвейер круглогодичной внешней торговлей, крайне болезненны для его (и не только для его) экономики. А если эти учения будут повторяться периодически или станут перманентными? И что тогда делать, и как реагировать США? Начинать войну? А ведь это только один пример “тысячи и одной китайской возможности”, пусть и экстремально жесткий».

Говоря другими словами, Пекин может просто перекрыть поставки важных элементов для американской промышленности. Уже сейчас, как сообщает специализированное издание GSM ASrena, есть вероятность того, что выход iPhone 14 может быть отложен из-за нехватки комплектующих. Дело в том, что чипы, необходимые для производства девайсов, идут из тайваньской компании TSMC в Штаты через китайскую Pegatron, но из-за ужесточения торговых нормативов между Китаем и Тайванем, вызванного визитом американского спикера, часть чипов может быть возвращена на остров.

Таким образом Пекин демонстрирует Вашингтону, что с ним ссориться не стоит. Что он в случае чего может применить очень жесткие меры, от которых США могут серьезно пострадать.

Мог ли товарищ Си прибегнуть к таким аргументам, если Нэнси Пелоси не прилетела бы, а еще пуще – вообще бы не заикалась о своем визите на Тайвань? Вряд ли. Этот был бы прямой вызов США, и вот тут до вооруженного конфликта – пусть и в локации Тайваня – было бы рукой подать. Однако экономики Китая и Штатов настолько интегрированы друг в друга, что военный конфликт привел бы вообще к падению мировой экономики (та же Германия очень сильно завязана на Китай) и, вероятно, к третьей мировой. А такой исход невыгоден ни одной из сторон. Поэтому товарищ Си просто ухватился за ту возможность, которую ему предоставили Штаты в лице Пелоси, заполучив очень мощный рычаг давления на Вашингтон. Теперь, в частности, Си может вести переговоры о снижении таможенных пошлин на китайские товары, которые были введены при Трампе и сильно аукались Китаю.

И все это стало возможным за счет того, что МИД КНР не жалел громких слов до приезда Пелоси, загоняя ее в ловушку. Точнее, загоняя в ловушку не столько ее, сколько Белый дом, который, надо отметить, был против ее визита. Поэтому вопрос: «У кого в конечном счете окажутся крепче тестикулы?», которым задавались некоторые эксперты, вообще не бьется с ситуацией от слова совсем. Тут вопрос был не в крепости: крепость была наживкой. И Штаты на нее клюнули. Разумеется, в том случае, если вышеизложенная версия верна.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ