Сказ о том, как один мужик двух юристов прокормил, но они не наелись…

9 месяцев назад

Мы продолжаем беседовать с бизнесменом Андреем Павловым в рамках нашей экономической рубрики. И это статья, посвященная обширной и актуальной теме – засилью юристов, связанному с этим кадровому голоду в РФ и его влиянию на экономику страны. 

«ВН»: – Андрей Васильевич, мы с вами начали беседу воспоминанием о советском фильме «Высота», в котором пели песню про монтажников-высотников: «Не кочегары мы, не плотники». И вы с сожалением сказали, что в наше время больше не поют песни про рабочих, а тем, кто реально развивает российскую экономику и промышленность, шлют приветы из судов, контрольных и силовых органов. Почему же так? 

– Потому, что в 21-м веке изменилась социально-экономическая среда России, а вместе с ней и инвестиционно-деловой климат. Торговля, услуги и спекуляции стали превалировать над созидательным трудом в промышленности и наукой. Советские граждане, родившиеся в конце 50-х и начале 60-х годов, как раз росли на уважении к людям производства и сами становились такими. Сейчас они покидают рынок труда и многим из них просто некому передать свой богатый опыт, в результате чего теряются целые технологии. О том, кто приходит им на смену, сказал председатель Ассоциации юристов России Сергей Степашин в феврале этого года: «Триста тысяч юристов, выпускаемых в год — никому не нужны. И ладно бы юристов, а то людей с дипломом о так называемом юридическом образовании. Это, кстати, касается и других сфер деятельности».Также он отметил, что за последние 13 лет число юридических ВУЗов и факультетов России было сокращено с 1000 до 350, когда в СССР на 285 миллионов граждан их было всего 55.

Май 1982 г. СССР. Москва. Главное здание Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова на Ленинских горах. Фото: Виктор Кошевой/ТАСС

«ВН»: – Какова реальная ситуация в сфере образования и к чему ведет переизбыток, например, юристов?

«Ученье — свет, а неученье — тьма. Дело мастера боится, и коль крестьянин не умеет сохою владеть — хлеб не родится», — сказал в свое время Суворов. К свету знаний по данным Российского технологического университета (МИРЭА) в 2022 году тянулись более 4 миллионов студентов российских ВУЗов. Самой многочисленной группой профессий стала «Инженерное дело, технологии и технические науки» (32,07%), на втором месте — «Науки об обществе» (28,23%). Казалось бы, мы должны радоваться, что в нашей стране растет целое поколение будущих инженеров и технарей, которые учатся «владеть сохой» на производстве. Они получат дипломы, устроятся на работы и под чутким руководством наставников поставят нашу экономику на научно-производственные рельсы. Поезд с надписью «ВВП России» наконец-то сдвинется с мертвой точки и помчится догонять исчезнувший за горизонтом экспресс «Экономика КНР».

Но в реальности описанные ожидания не сбываются. Вместо этого мы видим, как с каждым годом усиливается «кадровый голод», в это время растет «армия» юристов и российские рынки наполняются импортом.

Нехватка рабочей силы на производственных предприятиях, как и на всем рынке труда, объясняется выходом на работу малочисленных поколений конца 90-х – начала 2000-х и уходом на пенсию поколений с высокой рождаемостью. Этот факт подтверждается тем, что высшее образование сейчас получает на 3 миллиона человек меньше, чем в 2007 году, а количество ВУЗов сократилось с 1090 до 717. К тому же появились альтернативные источники образования, новые онлайн-профессии и молодые поколения активно уходят в сферу торговли, услуг и в самозанятость.

«ВН»: – Так чем же избыток юристов в итоге объясняется?

– Тем, что после распада СССР в стране было создано «резиновое» законодательство, и эта специальность стала востребованной, престижной и хорошо оплачиваемой. По данным министерства образования и науки РФ в 2022 году в тройку самых популярных в стране специальностей вошли: юриспруденция — 332 000 студентов; экономика — 274 000; менеджмент — 179 000.

«ВН»: – А как же указанные в статистике 32% будущих «инженеров и технарей»?

– Этот процент можно сократить, как минимум, на треть. Поскольку после получения диплома далеко не все выпускники технических факультетов идут работать по специальности. Это хорошо видно на таблице ниже, составленной по данным Росстат. 

Также обратите внимание насколько велик разрыв между количеством выпускников технических специальностей и самых популярных. Особенно мне обидно за лёгкую промышленность, которая в 1990 году давала почти 12% ВВП РСФСР, а сегодня статистическая погрешность — около 1%.

«ВН»: – Интересно, сохраняется ли такая логика в отношении рабочих специальностей? 

– В среднем профессиональном образовании, откуда должны выходить сантехники, столяры, слесари, сварщики и разные специалисты производственных профессий, ситуация еще хуже. По данным статистического сборника НИУ ВШЭ за 2022 год в России действуют 3239 образовательных организации с программами профессиональной подготовки. На начало учебного года 2021/2022 численность студентов, обучающихся по этим программам:

● квалифицированных рабочих – 577,7 тыс человек;

● специалистов среднего звена – 2,856 млн человек.

По группе профессий «инженерное дело, технологии и технические науки» в 2021 году выпустилось:

● квалифицированных рабочих – 105,9 тыс человек;

● среднего звена – 239,6 тыс человек.

Сравним эти цифры с теми, что были в Советском Союзе. Из статистического сборника «Народное образование, наука и культура в СССР» 1971 года: «В настоящее время в стране имеется 805 вузов и 4223 средних специальных учебных заведения, где обучается 9 млн человек, из них в вузах — 4,6 млн студентов, что почти в 3 раза больше, чем в Англии, Франции, ФРГ и Италии вместе взятых. К началу 1971 г. в стране действовало свыше 5,4 тысяч училищ профессионально-технического образования, в которых обучалось 2,4 млн человек. С 1941 г. по 1970 г. училищами и школами профессионально-технического образования подготовлено свыше 23 млн квалифицированных рабочих. В СССР к началу 1971 г. насчитывалось 4985 научных учреждений (включая высшие учебные заведения) и 927,7 тысяч научных работников, из них более 248 тысяч докторов и кандидатов наук».

Андрей Павлов. Фото: Денис Абрамов/ТАСС

По данным НИУ ВШЭ к началу 2021 года в России выполняются научные исследования и разработки в 4051 организации. В них было задействовано 348 тысяч исследователей, из которых 100 тысяч имели научную степень. 

«ВН»: – Какой из этого вывод? 

– Вывод простой. В России почти столько же ВУЗов и техникумов, как в СССР 1971 года. Но учится в них на несколько миллионов людей меньше и большинство из них не предпочитает технические профессии.

То же самое происходит с нашей наукой: количество научно-исследовательских организаций схоже с количеством советских, но трудится в них в 3 раза меньше исследователей, а с ученой степенью — в 2 раза меньше. К тому же, качество российского образования и науки заметно отстает от тех, что были в 20 веке.

«ВН»: – Как вы считаете, зачем по факту России «армия» юристов?

– Текущее неисполнение закона в России было описано еще полвека назад в монологе Лахновского из «Вечного зова». Советую всем пересмотреть этот фильм и сделать выводы. В свою очередь отмечу, что сегодня наша страна является участником хорошо срежиссированной драмы под названием «Уничтожение самого непокорного в мире народа». Её сценарий содержится в выступлениях отца ЦРУ Аллена Даллеса, в так называемой «Доктрине Даллеса», которую почему-то подвергают сомнению, когда факты уже на лицо: «В управлении государством мы создадим неразбериху. Мы незаметно будем способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов и, прежде всего, вражду и ненависть к русскому народу – все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом. И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ оболгать, объявить отбросами общества».

Аллен Даллес

Аллен Даллес

Исполнить пункты этого списка помогают как раз люди с юридическим образованием. Помимо юристов и адвокатов его получает большинство сотрудников контрольных, силовых органов, госслужащих и представителей охранных предприятий. Может показаться, что огромный штат этих специалистов приводит к соблюдению законов, безопасности граждан, улучшению законодательства и делового климата. Но это не так.

На практике коррумпированная часть раздутого контрольно-силового аппарата и преступная часть адвокатско-юридического сообщества, чьих компаний по стране уже более 100 тысяч, создают невыносимые условия для полноценного развития страны и легального бизнеса. Они продвигают вредные для экономики цели, формируют свой «рынок услуг», который должен постоянно расти и приносить прибыль. Чем больше в стране хаоса и беззакония, чем более «резиновое» и запутанное законодательство, тем выше монетизация и капитализация этого рынка.

«ВН»: – Но для реализации таких масштабных планов нужна всё же политическая воля. 

– В российской политике тоже большинство людей с юридическим образованием и абсолютно единицы тех, кого можно назвать государственными деятелями. Вспомним Уинстона Черчилля: «Политический деятель думает о следующих выборах, государственный – о следующих поколениях».

Ялта. На снимке (слева направо): Уинстон Черчилль, Франклин Рузвельт и Иосиф Сталин в Крыму во время Ялтинской конференции. Фото Самария Гурария / ITAR-TASS

Таким образом в стране активно криминализируется бизнес и оказывается давление на неугодных предпринимателей, особенно в промышленных отраслях. Любой владелец легального и честного бизнеса становится объектом финансовой охоты по принципу: «Был бы человек, а статья найдется». В итоге страдают семьи не только владельцев и сотрудников компании, но и партнеров, подрядчиков и сама отрасль в целом.

Последний абзац упомянутой Доктрины ярко иллюстрирует ситуации давления на бизнес. А случай с моей компанией «ZENDEN», которая с 2015 года испытывает запредельное давление от организованных преступных групп из состава контрольных и силовых органов, которые нарушают законы РФ и вымогают с нас средства, еще раз это подтверждает.

Текущий инвестиционно-деловой климат России лишает предпринимателей веры в завтрашний день. В результате число крупных налогоплательщиков не увеличивается, и не растет средний бизнес, который является двигателем экономики. Развитие страны тормозится, а сама экономика сжимается и постепенно приходит в упадок.

«ВН»: – Что же в этой ситуации нужно делать?

– В России возбуждается огромное количество однотипных уголовных дел в отношении предпринимателей. По данным Генпрокуратуры РФ и МВД за первое полугодие 2023 года числилось 352 тысячи уголовных дел по «экономическим» статьям (159, 160, 165, статьи 22 главы УК РФ).

Борис Титов. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

В конце сентября 2023 года бизнес-омбудсмен Борис Титов так ответил журналистам «Интерфакс»: 

Хотя регуляторная гильотина и резко сократила количество проверок и административных дел против бизнеса, в уголовной сфере ситуация обстоит иначе. Число уголовных дел по экономическим статьям и статьям о мошенничестве в России продолжает расти. Если рассматривать отдельно наиболее массовую «предпринимательскую» статью о мошенничестве, то увидим еще более резкие тенденции: в производстве 287 тысяч дел – это +22%. Причем дела продолжают накапливаться. Хоть число переданных в суд материалов по мошенничеству и выросло на 8%, но оно все равно не перекрывает все возрастающий объем дел, находящихся в производстве.

На разрешение этих дел тратятся ресурсы и средства правоохранительных органов, юристов и судей. И тратятся они впустую с точки зрения экономики, потому что множество уголовных дел по «предпринимательским» статьям возникает именно из-за усложненного законодательства, которое практически невозможно не нарушить. Предприниматели находятся в правовом вакууме и им приходится тратить значительную часть рабочего времени на постоянные юридические коллизии и разборки с контрольно-силовыми органами. Суды могут длиться годами и предприниматели не могут полноценно заниматься созданием и развитием нужных для страны продуктов и проектов. Выход из этой ситуации содержится в упрощении законодательства и в борьбе с коррупцией. Со вторым нам могут помочь справедливые наказания и заслуженный отдых в местах не столь отдаленных. С первым отлично справятся как раз юристы, которые знают, как изменить структуру нашего законодательства, чтобы оно стало простым и понятным. Только есть вероятность, что честных юристов тоже будут выдавливать из профессии.

Фото: Семен Лиходеев/ТАСС

«ВН»: – Но всё же надежда есть?

– Сейчас перед Россией стоят сложнейшие геополитические вызовы и справиться с ними можно только сплотив воедино усилия всех граждан нашей страны. Уже 19 месяцев идет СВО и этого времени было достаточно для перехода на режим «Всё для фронта — всё для Победы»! Только наших фронтовых героев предают десятки тысяч сотрудников ФНС и прочих контролеров, которые с «бандеровским» цинизмом закрывают глаза на завалы контрабанды и контрафакта, на теневую занятость и воровство. При этом сами открыто плюют на законодательство, вытирая ноги даже об «Конституцию». Победа куется в тылу. Но в тылу у нас идет настоящая Гражданская война, итог которой – убывание русского населения примерно по 2000 человек в день. В таком случае «армия» юристов очень даже нужна, чтобы обслуживать интересы коррупционеров и предателей Родины.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ