Мальчик Коля. Смертельное новогоднее шоу Лиды Мониавы

4 месяца назад

Вскоре после новогодних праздников читатели социальной сети «Фейсбук» наблюдали смерть в прямом эфире. Умирал мальчик Коля, инвалид-отказник, и этой смертью упивались тысячи читателей его «приемной матери» Лидии Мониавы, и она – в первую очередь.

pravmir.ru

Коля был паллиативным больным. Это значит: неизлечимым. Среди диагнозов – эпилептический синдром, микроцефалия, детский церебральный паралич. Он молчал, и загадкой осталось: понимал он, что с ним делает опекунша, или пребывал в другом мире, блаженном, куда и ушел, оставив нас, грешных.

А опекунша была полна желания устроить Коле полноценную жизнь, как она это понимала. Взяв мальчика во время первой волны карантина, лечась у психиатра, от скуки, что ли, она таскала его везде. На митинг в поддержку Навального, в клуб, в кафе, она проколола ему ухо и устроила ему полет на вертолете. Будь это здоровый ребенок – за него следовало бы, наверное, порадоваться. Да, будь это здоровый ребенок, умеющий выражать свои желания. Бессловесный Коля реагировал на происходящее не иначе как эпилептическими приступами.

В начале года шоу подошло к логической кульминации. 10 декабря Мониава написала о том, что Коля трое суток находился без сознания с сатурацией 35. Норма сатурации – 95–100. Было понятно, что запертый в собственном теле мальчик, с его красивым, но нечеловеческим лицом, огромными глазами, ртом лягушачьего принца, хрупкими ноготками – он совсем на грани. Что его надо в больницу. В реанимацию. Спасать. Спасать, куда угодно, от восторженной опекунши.

Но Коля пришел в себя, и через несколько дней Мониава повезла его на концерт. В клуб. Ребенка с эписиндромом.

В начале января Коля умер. Вылечить его, по-видимому, Мониава и не пыталась – по крайней мере, бессловесный мальчик умер дома, а не в реанимации.

«Лучше и не придумаешь», – сказала Мониава.

«Можно было лечь к нам в стационар хосписа. Я от этого отказалась, т. к. ничего нового в смысле помощи для Коли там бы не было. Это чужое для Коли место и стресс для меня находиться столько дней не дома, а в пусть хорошем, но все же учреждении, где куча людей, от уборщиц до врачей, постоянно заходят к тебе в комнату. Я подумала, что и мне, и Коле гораздо лучше и комфортнее, если Коля будет умирать дома», – объяснила она.

Кульминация шоу. Надрыв, катарсис. Рыдания.

Тысячи лайков.

Сотни комментариев:

«Вы герой, Лида – и в том, что вы делаете (и это главное), и в том, что решились написать такое непростое послание!»

«Спасибо, Лида. Замечательное есть описание смерти – умереть на руках. Как Коля».

«Лида, вы – невероятная. Каждый раз поражаюсь, какая Вы сильная. Спасибо вам за Колю».

Геройгеройгеройгеройгерой.

…Можно дискутировать: стоит ли обреченному, которому остались дни и часы, умирать дома или в реанимации.

Дело в том, что Коля не был обреченным.

Когда Коля жил в бездушном холодном интернате, его регулярно клали в больницу. Так он прожил тринадцать лет. Когда его взяла невероятная, героическая, теплая Лида Мониава, он прожил меньше двух лет и умер у Лиды на руках.

«С начала января ребенок находился в коме, это значит – находился под аппаратом жизнеобеспечения (коль скоро речь идет о показателях), и когда показатели стали в очередной раз падать, она просто взяла его на руки. Вы понимаете, что значит взять на руки пациента, подключенного к аппарату? Да, именно то, что вы подумали.

Решение о моменте смерти больного, причем больного, который хоть и страдает неизлечимым, но не смертельным заболеванием – это эвтаназия», – пишет адвокат Сталина Гуревич, которая подала заявление в Следственный комитет с требованием проверить действия Мониавы.

В ее обращении, в частности, говорится следующее:

«…В новогодние праздники, невзирая на падение сатурации, плохое самочувствие и протесты ребёнка, Мониава возила его в одну из квартир детского хосписа, где отмечали Новый год, что также следует из постов Мониавы в социальных сетях. При этом, судя по фотографиям, в квартире были яркий свет, мерцающие огни и много народа, что также усугубляет состояние ребёнка в эпилептическом статусе.

Подобное подвержение здоровья ребёнка риску, возможно, и привело к тому, что в начале января 2022 года, со слов Мониавы, Коля впал в кому и скончался в ночь на 11 января 2022 года…

…Прошу вас провести проверку действий Лидии Мониавы на предмет наличия в них составов преступления, предусмотренного ст. 125, 156 УК РФ, назначив судебно-медицинскую экспертизу для выявления причинно-следственной связи между отсутствием надлежащей медицинской помощи, посещением в тяжёлом состоянии шумных мероприятий, возможного превышения доз наркотических препаратов, в том числе назначение которых не осуществлялось лечащим врачом, и смертью ребёнка. В случае выявления признаков преступления возбудить уголовное дело и провести проверку законности действий органа опеки, не осуществившего надлежащий контроль за действиями опекуна, несмотря на наличие заявлений об опасном состоянии ребёнка».

Что тут еще можно сказать?

Мониава уверена, что Коля жил «мало, но ярко». Понимал ли бессловесный Коля всю яркость своей несчастной короткой жизни?

Я не уверена во вменяемости Мониавы. Со стороны она похожа на человека, который сошел с ума, помешался на идее фикс взять неизлечимого ребенка, наряжать его, как куклу, таскать с собой, как куклу, делать из него шоу, делать из него лайки, закрываться им от собственной смертности.

Но кто, черт возьми, эти тысячи людей, которые аплодируют героической Лидии, пишут ей о героизме?

Безумцы?

Глупцы?

Тайные агенты Смерти в человеческом стане, чтобы, когда она развернет свои знамена над нашими городами, поразив их войной и чумой, пасть перед ней на колени и воспеть ей осанну?

Подписаться
Уведомить о
guest
10 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Мария
Мария
1 месяц назад

Есть ли тут комментаторы, кто сталкивался с неизлечимо больными, посещал хоспис, хотя бы как волонтёр, кто без страха может взглянуть в глаза умирающего ребенка, и быть с ним, пока он заканчивает свой путь?
Или такие люди, сострадательный, способные поддерживать безнадежных сразу клеймятся ненормальными?
Кто тогда будет рядом?
Не понимаю зачем везти умирающего в больницу, чтобы умер где-то подальше, в холодной реанимации, чтобы только не встретится со своим страхом смерти. Пусть кто-то другой держит его за руку, а ещё лучше подключат к аппарату, чтобы продлить жизнь на пару дней.

Валерий
Валерий
3 месяцев назад

То, что дама (Лидия Мониава) не совсем психически здорова, не подлежит никакому сомнению. И желание попиарится, любой ценой, видно невооруженным глазом. Причины «подвигнувшие» ее на столь бездумные поступки, общей картины идиотизма происшедшего, не отменяют.
Должна ответить.

Василий
Василий
3 месяцев назад

Тут и думать нечего.
Убийцу — под суд !

Александра
Александра
3 месяцев назад

протесты ребенка? т.е. он чувствовал. это ужасно. А с другой стороны 12 лет его поддерживали врачи, постоянно клали в больницу. Даже не знаю что лучше.

Кира
Кира
4 месяцев назад

Он 12 лет жил на государственном обеспечении и лишь 1,5 года с Лидой. Со стороны это выглядит как желание попиариться на актуальной теме.

Алексей
Алексей
4 месяцев назад

Дом с маяком оказывает массу помощи орфанным больным.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ