Макрон метит в спасители Европы, или Зачем Си собрался протащить Россию на саммит по Украине

3 недели назад

Итак, Си Цзиньпин летит в Европу, чтобы, как писала Politico в конце второй мартовской декады, убедить европейских лидеров в необходимости присутствия России на саммите по Украине в Швейцарии, а также восстановить нарушенные отношения со странами ЕС.

Китай. Пекин. Председатель КНР Си Цзиньпин (слева) и президент Франции Эмманюэль Макрон (справа) во время церемонии встречи. Фото: EPA/ТАСС

Никаких непоняток тут возникать вроде бы не должно: с одной стороны, Пекин всегда выступал за прекращение военного конфликта на Украине, подчеркивая, что по этому вопросу нельзя прийти к консенсусу без участия Россия, с другой – прилагал немалые усилия, чтобы переориентировать ЕС с США на Китай. Все выглядит вполне логично, но только – как чаще всего и происходит в подобных ситуациях – на первый взгляд. На самом деле, странностей немало.

Начнем с мирного саммита по Украине. Если на нем будет присутствовать Россия, будет ли это способствовать прогрессу в достижении мирного урегулирования российско-украинского конфликта? Не исключено. По крайней мере, шансов на это куда больше, чем при отсутствии РФ, в особенности, если последняя пойдет на определенные уступки (это может произвести впечатление на западных партнеров Незалежной, хорошо помнящих, к чему привела категоричная позиция Киева, навеянная обещаниями тогдашнего британского премьера Бориса Джонсона, на переговорах в Стамбуле, когда мирный договор почти уже был согласован, причем на выгодных для Украины условиях). Но вопрос заключается в том, зачем это понадобилось товарищу Си, учитывая тот простой факт, что Китай выступает в роли одного из бенефициаров конфликта?

Тут впрочем, пожалуй, стоит сделать небольшое отступление, сосредоточившись, дабы было совершенно понятно, чем готов пожертвовать Си, на вопросе: в чем состоит выгода Китая по украинскому треку?

Во-первых, это чисто экономическая прибыль. Из-за западных санкций товарооборот в 2023 году между Россией и Китаем превысил 200 млн долларов. Да, это запланированный показатель, но тут надо понимать, что достичь его удалось гораздо раньше, чем это было на бумаге. Как отмечала The New York Times в конце прошлого года, наибольшие барыши получил китайский автопром, захватив 55% российского рынка (для сравнения: в 2021 году у него было всего лишь 8%). Не будем забывать и про импортируемые Китаем российские углеводороды с большим дисконтом: «Дешевая российская энергия в обход санкций, введенных Западом, помогла китайским заводам конкурировать на мировых рынках, в то время как их конкуренты-производители в других странах, особенно в Германии, столкнулись с резко более высокими затратами на электроэнергию», – подчеркивалось в публикации. Причем тут надо иметь в виду, что касательно последнего не много – если брать по существу – что изменилось и спустя несколько месяцев: так, как пишет Reuters, Китай принял все семь российских танкеров с российской нефтью сорта Sokol, которые попали под санкции США и от которых вследствие этого отказалась Индия, до последнего времени являющаяся одним из крупнейших покупателей российских углеводородов.

Во-вторых, СВО представляет для Поднебесной интерес как модель прокси-войны с США на случай вооруженного конфликта с Тайванем. На прошедшей в середине ноября 2023 года встрече лидеров США и КНР последний, как пишет NBC со ссылкой на источники, прямо заявил, что Китай непременно воссоединится с Тайванем, но «мирным путем, а не силой», подчеркнув, что американцы заблуждаются, полагая, что Китай попытается захватить Тайвань в 2025 или 2027 году. Но с другой стороны, The Times приводит слова другого американского чиновника, знакомого с ситуацией, который заявил, что Си Цзиньпин тем не менее артикулировал ряд условий, при которых может быть применена военная сила. К сожалению, сей перечень не стал достоянием общественности, однако само его наличие говорит уже о многом.

Ко всему прочему, не стоит забывать, что на прошедших в январе президентских выборах на Тайване победил председатель правящей «Демократической прогрессивной партии» Уильям Лай Циндэ, а это автоматически означает, что никакого объединения с Китаем, по крайней мере мирным путем, не будет: тайваньские демократы стоят насмерть за сохранение текущего статус-кво, тем самым не оставляя товарищу Си выбора. И с высокой долей вероятности можно допустить, что он его уже сделал/принял, если взять во внимание то рвение, с которым Си Цзиньпин готовит свою армию к некой гипотетической войне, о чем он сам и заявлял, как писал Foreign Affairs, выступая на ежегодном собрании китайского парламента в конце марта прошлого года (среди факторов, указывающих на это, стоит отметить и значительное увеличение оборонного бюджета КНР: вдвое за последнее десятилетие). Поэтому вряд ли уж можно назвать беспочвенными прогнозы Пентагона относительно планов Поднебесной (по словам главы Индо-Тихоокеанского командования США адмирала Джона Акилино, которые передает Bloomberg, Китай наращивает свой военный и ядерный арсенал, что указывает на его готовность вторгнуться на Тайвань к 2027 году).

В-третьих, надо понимать, что Китаю жизненно необходимо перетянуть Европу, которая находится под «американским колпаком», в свою орбиту. И российско-украинский конфликт во многом – пусть и косвенно – способствует этому, так как а) отношения между Европой и США вследствие вызванных этим конфликтом экономических проблем медленно, но неотвратимо портятся и б) Европа в связи с неспособностью администрации Байдена разблокировать законопроект, включающий в себя пакет военной помощи Украине в размере 60 млрд долларов, перестает видеть в Америке надежного военного партнера, что усугубляется еще и возможной победой на президентских выборах Дональда Трампа, который существенно может изменить принципы функционирования НАТО вплоть до выхода США из Альянса. Поэтому чем дольше идет конфликт на Украине, тем отношения между Европой и США хуже, что на руку Китаю.

В-четвертых, российско-украинский конфликт, а точнее опосредованное участие в нем Соединенных Штатов, негативным образом сказывается на внутриполитической обстановке последних, так как далеко не все американцы выражают восторг по поводу той поддержки, которую оказывает Вашингтон Киеву. Понятно, что сам по себе этот момент не приведет к дестабилизации в американском обществе, но может сыграть свою роль, будучи одним из (например, как довесок к палестино-израильскому конфликту, который расколол американское общество на два лагеря).

В общем, плюсы для товарища Си в том, чтобы конфликт продолжался и продолжался, налицо и значительные. И тут он делает шаг по направлению к его урегулированию. Причем, по всей видимости, шаг не декларативного характера (наподобие китайского мирного плана), а самого что ни на есть реального, на что указывает, что поездка Си в Европу пройдет аккурат после встречи с Владимиром Путиным, который если верить Reuters, посетит Поднебесную в мае. А это, в свою очередь, говорит о том, что выше приведенная версия о присутствии РФ на саммите и уступках по украинскому треку с последующими мирными переговорами – не такая уж и фантастическая. Ко всему прочему надо не терять из виду и то обстоятельство, что страны Евросоюза нынче как никогда заинтересованы в этом, так как после того, как на Европу были переложены все расходы по вооружению ВСУ, Украина для нее стала слишком затратным предприятием. Что, в свою очередь, указывает на своевременность данного сценария (до провала украинского контрнаступления и блокировки выделения американской помощи такая перспектива серьезно даже не рассматривалась).

Идем дальше. Инсайд о поездке товарища Си поступил на фоне громких заявлений президента Франции Эмманюэля Макрона о возможной перспективе ввода западного военного контингента на территорию Незалежной. Да, Макрон лишь не исключает такой возможности, но призывает готовиться к любым сценариям, включая даже военный конфликт с Россией.

Впрочем, о том, что вариант с дислокацией французских солдат на украинской земле не пустые слова, говорит и артикулированное Макроном на встрече с лидерами политических партий, прошедшей в Елисейском дворце, условие реализации этого варианта: по словам национального секретаря Французской коммунистической партии Фабьена Русселя, которые приводит L’Indépendant, этим условием станет значительный сдвиг линии фронта в сторону Одессы или в сторону Киева (кстати, на том же мероприятии, как передает Le Monde, президент Франции заявил, что не существует «никаких ограничений, никаких красных линий» для поддержки Киева). И судя по тому, как идут дела на поле сражений, та конфигурация, о которой говорил Макрон, может стать делом уже ближайшего будущего, что потребует от французского лидера твердой политической воли на осуществление интервенции. И что-то подсказывает, что ее у него может хватить.

И такая «ястребиная» позиция – она, разумеется, не просто так. Например, британская The Telegraph связывает ее с желанием Макрона стать «доминирующей силой в Европе», в основе которого, желания то есть, лежат серьезные ухудшения в плане германо-французских отношений. Дело в том, что до начала российско-украинского конфликта в Евросоюзе существовало четкое разделение сфер деятельности: Франция курировала вопросы стратегического характера, а Германия – экономического. Но Берлин нарушил это «джентльменское соглашение», видимо, посчитав, что экстраординарные ситуации требуют экстраординарных решений. В частности, это касается инициативы Германии о закупках оружия – как для Украины, так и для себя – у США и третьих стран, не входящих в ЕС, что противоречит установке Макрона, которую можно определить как «покупай европейское» с явным вектором по усилению автономии от Вашингтона. Соответственно, трансформацию позиции Макрона в «ястребиную» можно рассматривать как ответ на эти действия Шольца: «Макрон намеревается вернуть себе роль европейского стратегического лидера», – пишет издание.

Более того: президент республики прекрасно понимает, что чем он себя жестче поставит (буквально: пометит территорию), вплоть до военного присутствия Франции на Украине, тем выше вероятность того, что он получит место за столом, за которым и будет зафиксирована новая архитектура безопасности Европы (в отличие, скажем, от Германии, которая может и не получить стула, несмотря на весь свой вклад). То есть, по сути, Макрон хочет взять реванш за раздел Европы после Второй мировой войны, в котором Франция не играла значимой роли (и, соответственно, осталась ни с чем).

Но как приезд Си в Европу связан со столь разросшимися амбициями Макрона?

Во-первых, визит китайского председателя запланирован в Париж. То есть действовать они будут в одной связке.

А во-вторых, этот визит Си следует рассматривать в контексте визита Макрона в Китай в апреле прошлого года, когда он пытался уломать лидера КНДР, чтобы тот воздействовал на российского президента в плане деэскалации конфликта (на это косвенно указывает то, что буквально вчера глава фракции СДПГ в Бундестаге Рольф Мютцених заявил, что надо «быть благодарными канцлеру», так как он «своим визитом в Китай помог предотвратить возможный ядерный удар российской армии по приказу президента Путина»: в ФРГ пытаются перехватить инициативу). Тогда старания Макрона по украинскому треку не увенчались успехом. Однако, надо полагать, в ту встречу Макроном и Си были достигнуты другие важные соглашения, о чем свидетельствует то обстоятельство, что французский президент вернулся из этой поездки чуть ли не рьяным противником Америки (в частности, в интервью, данном LesEchos после возвращения, Макрон говорил о стратегической автономии от США, включая независимость от «экстерриториальности доллара»; а вот в интервью Politico, которое он дал прямо на борту самолета, летевшего из Пекина в Париж, президент республики отметил, что Европа в случае конфликта между США и Китаем должна идти своим путем, обосновав это положение своей теорией «стратегической автономии» для Европы, предположительно, во главе с Францией, чтобы стать «третьей сверхдержавой»).

К слову, заявление Макрона о вводе войск на Украину можно трактовать в этом антиамериканском ключе: как пишет Bloomberg со ссылкой на источники, «неоднозначный комментарий по поводу «сапог на земле» вызвал мгновенный и очень публичный упрек со стороны канцлера Германии Олафа Шольца и разгневал американских чиновников, которые в частном порядке говорят, что такой шаг может даже спровоцировать столкновение с Москвой». Так что внутренняя логика, беря во внимание тезис издания, что через украинский вопрос «Макрон хочет управлять внешней политикой Европы», определенно наличествует.

Таким образом, сценарий видится следующим. Си убеждает Путина пойти на какие-то уступки, чтобы быстрее сесть за стол переговоров, а после летит в Европу, где убеждает страны ЕС в необходимости присутствия России на мирном саммите по Украине, на котором, вероятно, и будет согласован предварительный план по урегулированию конфликта. Можно вполне допустить, что Макрон при этом возьмет на себя двоякую роль: с одной стороны, доведет ситуацию до некой финальной точки (ввод в каком бы то ни было качестве французских войск на Украину), а с другой – попытается усилить международную изоляцию РФ (дав таким образом лишний козырь Си в переговорах с Путиным), заручившись согласием и поддержкой стран «глобального Юга». Именно для этой цели, как пишет Bloomberg, Макрон собрался в Бразилию: чтобы убедить Лулу да Силву изменить свою позицию по Украине, на которую в значительной степени ориентируются незападные страны с развивающейся экономикой. По словам высокопоставленных французских собеседников издания, президент республики рассматривает Бразилию как ключевого игрока среди этой группы стран, особенно учитывая то, что она на ротационной основе председательствует в G20, в которую входят большинство крупнейших экономик мира.

Если этот план удастся, то Франция становится ведущий страной ЕС, а Макрон, соответственно, его неформальным лидером, потеснив немецкого канцлера на почетное второе место, а Си получает Европу, которая переориентируется на Китай, одновременно, по всей видимости, заручившись ее позицией по невмешательству в возможный конфликт КНР с США из-за аннексии Тайваня. При таком раскладе можно сказать, что председатель Поднебесной меняет Украину на Европу, а последняя усилиями Макрона замещает США Китаем. С завершением изматывающего и сильно накладного украинского конфликта и снижения уровня эскалации с РФ, война с которой в головах европейских лидеров становится уже чем-то чуть ли не неизбежным. При таком повороте Макрон ко всему прочему получает еще и лавры спасителя Европы и закрепления за Францией статуса державы, готовой на конфронтацию с Кремлем (именно в этом смысл всех его противопоставлений Франции России, а также таких действий, как подписание оборонного соглашения с Молдовой на фоне обострения отношений последней с Гагаузией и Приднестровьем, которые обратились за помощью к Москве из-за недружелюбных действий Кишинева, как ранее – с Арменией), на что не решается никто, кроме Великобритании, не являющейся (и, следовательно, не составляющей конкуренции) членом ЕС.

Красивый план, ничего не скажешь. Вот только насколько реалистичный? Уж больно много переменных, могущих обрушить все замыслы французского президента на раз-два-три: Путин, Си, Силва, Зеленский и проч. (список немаленький). Да и ходить далеко не надо: тот же Шольц, который, думается, с превеликим удовольствием поставит Макрону подножку, если представится подходящий случай. А он, что-то подсказывает, обязательно представится. На этот счет даже думать не стоит: как правило, столь амбициозные планы рушатся на мелочах. Впрочем, макроновский может начать осыпаться еще с поездки в Бразилию: есть большой скепсис, что ему удастся убедить Сильву встать на сторону Украины. Но кто знает? Политика – это искусство возможного. И своих возможностей Макрон по крайней мере не упускает.

Даже – если судить по словам эстонского премьера Каи Каллас, заявившей в интервью телеканалу ERR, что слова Макрона просто исказили из-за путаницы в терминах и разговор на самом деле был об отправке тренировочных миссий, а не регулярных войск – весьма сомнительных.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ