Кто будет считать цыплят после выборов? Герман Садулаев о либералах, коммунистах, социалистах и марксистах в государственной машине

Рейтинги правящей партии «Единая Россия» остаются на уровне 30%. При этом уровень поддержки оппозиционных парламентских партий растёт весьма незначительно. Пока непонятно, кто может стать бенефициаром падения популярности «ЕР». Похоже, самые хорошие перспективы у партии «А я не пойду голосовать, всё равно никакого толку».

Советский агитационный плакат, авторы О. Зотов и О. Савостюк, 1953 г.

Отчего в нашем обществе царит такая тотальная политическая апатия, такое безволие, такие нигилизм и пассивность? Ведь худо-бедно, но демократические процедуры действуют. В Чечне административным ресурсом можно заставить проголосовать за нужную партию и нужного кандидата 120% избирателей, но в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске и многих других местах это так не работает, здесь получается перекинуть «туда-сюда» 10%, но не 50%. Почему народ разочарован в выборах и не верит в действенность демократии?

Я думаю, это закономерное следствие, «откат» (в смысле отката артиллерийского орудия, а не то, о чём вы подумали) «демократического романтизма», либеральной пропаганды, которая три десятилетия засоряла нам мозги.

В либеральной пропаганде принято навешивать на коммунистов и социалистов ярлык «утопистов» из-за отношения коммунизма, социализма, марксизма к государству. Либералы говорят, что все «левые» – утописты, потому что говорят об «отмирании государства» и про экономику без капитализма, а мы, либералы, реалисты, потому что работаем с реальностью, а реальность вот такая: государство, рынок, капитализм. На самом деле всё с точностью до наоборот.

Изображение: Science Source / DIOMEDIA

Именно либеральные демократы являются утопистами, так как на каждых выборах они пытаются внушить массам фантастическую идею о том, что как только государственная машина окажется в их руках, они сразу начнут использовать её исключительно для общего блага. Если они сами верят в это, то они утописты похлеще Сен-Симона. А если не верят, если собираются использовать государственную машину в своих интересах, а избирателя заведомо обманывают, тогда они обычные мошенники и негодяи.

Только марксисты являются реалистами в отношении к государству. Так как только марксисты открыто заявляют, что государственная машина имеет ряд врождённых пороков. И потому не может использоваться исключительно для общего блага. Она просто так устроена, что не может. Какой бы прекрасный человек не стал президентом, какая бы замечательная партия не получила большинство голосов в парламенте, государство по своей природе является орудием репрессии, угнетения, классового господства.

Например, государство находится в руках корпорации чиновников. Всегда. Любое государство находится в руках корпорации чиновников и на самом деле почти тождественно этой корпорации. Корпорация чиновников, какие бы сигналы она ни получала сверху, снизу или сбоку, всегда действует в своих собственных интересах, которые часто противоположны интересам народа. И этого не изменить. Президент может издать «майские указы» или «апрельские тезисы», корпорация чиновников изобразит на лицах восторг и рвение и ничего не исполнит.

Другой, глубинный пример.

Государство генетически является формой организации общества на войну с другим обществом, организованным в форме государства. Государство – это война. Государство может кормить, лечить, учить граждан, только если граждане нужны ему как солдаты.

А иначе зачем? Это как мясорубка. Мясорубка умеет перемалывать мясо в фарш. Она не умеет варить кофе. Просто потому что она не кофеварка. Если мы не ставим перед государством военных задач, государство не выполнит ни одной «мирной» задачи. Захар Прилепин хочет, чтобы Россия грозила военной силой врагам и обнадёживала защитой друзей, а за милитаристским бряцанием оружием как бы сами собой прилепляются в программу и культура, и литература, и здравоохранение, и социальная помощь. А нечем бряцать – так не к чему и культуру прилепить. Это честно? Честно. А как нечестно?

Нечестно говорить, что мы можем развиваться «мирным путём», сдаться на милость Америке и заниматься «экономикой, а не войной». Не можем. Никто не может. Мясорубка – это не кофеварка. 

Ещё государство – это классы и классовое господство. С помощью государства один класс подавляет все остальные. Это медицинский факт. В олигархическом капиталистическом государстве крупная буржуазия, сросшаяся с высшими чиновниками (буквально сросшаяся, сроднившаяся, породнившаяся браками, семьями, домами, детьми, невестами и женихами), подавляет все остальные классы. Но называет это «общим благом». Нет никакого общего блага. Большевики были честными, они говорили: диктатура пролетариата. Всем хорошо не будет. Кому-то обязательно будет плохо.

Изображение: rksmb.org

Нас обманывали 30 лет и продолжают обманывать. Вот, мол, проголосуйте как надо, и мы государственную машину настроим так, что она будет работать исключительно для народа. Бред. Ложь. Утопия. Никогда такого не было и не будет. Коммунисты – единственные реалисты, потому что говорят: такое невозможно. А значит, если мы хотим действительно справедливого общества, то государство должно в нём отмереть.

Реализм, однако, и в том, что это не предлагается сделать ни завтра, ни послезавтра. Это просто научный вывод из исследования природы государства. Пока же необходимо использовать государственную машину с максимальной пользой для народа. И с минимальным вредом. Имея в виду и её неискоренимые пороки. Это реализм. Это программа «левых» партий. Общего блага не будет. Благо будет для массовых классов. А сверхбогатым будем плохо, их заставят поделиться своей удачей, счастьем и, главным образом, собственностью.

Либералы наобещали народу с три короба. Народ сначала верил. Что вот будет у нас «демократия» и заживём. Но раз за разом видел: опять обманули. Вроде бы и демократы у власти, и либералы в правительстве, и патриоты в парламенте, а всё через задницу. Только и изменений, что патриоты купили себе виллы и мерседесы не хуже, чем у либералов. А народ последний хрен без соли доедает.

Романтическая вера в демократию закончилась, наступила политическая апатия. Это закономерно. Но политическая жизнь нужна. И народ становится субъектом, а не объектом политики, только когда активно участвует в политической жизни. Улучшить управление страной с помощью голосования за «левые» партии можно. И нужно. После осенних выборов посмотрим, что получилось. Как говорится, цыплят по осени считают.

 

Рейтинг статьи
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии