Герман Садулаев: «Те, кто у нас мобилизован, давно воюют. Они устали. Они надломлены. Потери очень большие, потери восполнять некем»

3 месяца назад

За последние несколько месяцев настроения украинских спикеров и политиков эволюционировали из бравурных заявлений о намерениях «восстановить границы 1991 года» в состояние общей подавленности. Главнокомандующий ВСУ Залужный заявляет, что конфликт зашел в тупик. Зеленский явно теряет популярность у избирателей и силится отменить грядущие президентские выборы. Как повлияет сложившаяся ситуация на ход СВО, «Вашим Новостям» рассказал писатель Герман Садулаев.

Герман Садулаев

Фото: Телеграм Германа Садулаева

«ВН»: – Герман, чем обернется нарастание внутренних противоречий на Украине? 

– У нас тоже особых причин для оптимизма нет. То есть в долгосрочном плане, возможно, да – у нас есть оптимизм, воля к победе, желание победить, вера в победу. Но в краткосрочной и среднесрочной перспективе никаких оснований для оптимизма я не вижу. Война идет. Война очень тяжелая и непредсказуемая. Нас ждут еще, вероятно, непростые решения, я бы так сказал. 

«ВН»: – Но ведь гораздо лучше, когда твой противник деморализован. А местами там настроение похоже на панику. 

– Я думаю, это слегка преувеличено всё. Их паника. Причем она преувеличена намеренно. Для того чтобы, во-первых, выцыганить побольше помощи у западных «панов» криками «Ой, всё пропало! Всё пропало вообще! Всё будет очень плохо-ужасно. Дайте еще много миллиардов денег, снарядов, патронов, танков и ракет».

В. Зеленский и Д. Байден. Фото: AP Photo/Andrew Harnik/ТАСС

Во-вторых, для того, чтобы у себя обосновать отмену выборов, дальнейшее ужесточение и закручивание гаек, мобилизацию, втаптывание в грязь остатков демократических свобод, цензуру и так далее. Это всё фашистское диктатурное, что у них сейчас растет, надо же обосновать. 

И в-третьих, это делается для того, чтобы внушить руководству России, что в РФ мобилизация не нужна, что существующими военными силами мы сможем нормально додавить эту войну. Тогда как на самом деле ситуация для наших войск далеко не столь радужная.

Сергей Шойгу. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Если мы не обеспечим в ближайшее время серьезного пополнения, то последствия могут быть непредсказуемыми. В том числе потому, что те, кто мобилизован, давно воюют. Они устали. Они надломлены. Потери очень большие, потери восполнять некем. 

Да, идет поток добровольцев, контрактников. Но он не бесконечный. Это такой тоненький ручеек, который идет-идет постоянно. 

Я считаю, что паника, которая нагнетается на Украине, проводится в рамках информационной войны. И у нее есть три цели. Выцыганить помощь Запада, обосновать репрессии внутри страны и ввести в заблуждение военно-политическое руководство России. 

В.В. Путин. Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

«ВН»: – При этом контрнаступление провалилось. То есть у России получается стабильно вести СВО?

– Мои не столь оптимистичные высказывание основаны на сведениях, которые я получаю от ребят с фронта. То есть я говорю о том, что с передовой, с линии боевого соприкосновения всё выглядит далеко не так, как в интернетах или «Телеграмах». В интернетах и «Телеграмах» Украина уже полузагнулась, Запад отказал ей в помощи, отловили последнего инвалида во Львове и послали на фронт умирать за Байдена. И всё такое. 

Я понимаю, что это, возможно, и с нашей стороны часть информационной войны. Но мы с вами давно говорили о том, что нельзя верить в собственную пропаганду. Пропаганда нужна, но нельзя самим в нее верить. 

Корреспондент, руководитель проекта WarGonzo Семен Пегов (слева) во время встречи президента РФ Владимира Путина с военными корреспондентами в Кремле. Фото: Гавриил Григоров/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Мы знаем, что на фронте дело обстоит далеко не так. Снаряды у украинцев не кончились. Они стреляют очень много и не жалеют снарядов. Кассетных боеприпасов у них безлимит. Они постоянно ими стреляют. Танки у них тоже не заканчиваются. Они постоянно атакуют. Ракеты у них не заканчиваются, они ими постоянно обстреливают, в том числе и наши далекие тылы. 

Что по поводу беспилотников – у нас даже нет паритета с украинцами. Если иметь в виду «ближнее небо», то есть небо беспилотников, то здесь у украинцев тотальное превосходство над нами. Ребята говорят, что вплоть до того, что на один наш беспилотник приходит до десяти украинских – это беспилотники самолетного типа, коптеры разведывательного типа.

Есть еще сельскохозяйственные дроны «Баба Яга», которые несут мины и сбрасывают, – у нас вообще нет аналогов. И у нас нет налаженной противодронной обороны. Ребята наши устраивают что-то там, что-то здесь – где-то с помощью РЭБа, где-то с помощью стрелкового оружия. Но системно этого нет.

Герман Садулаев

Так что, может быть, по каким-то направлениям у нас есть превосходство. Например, в ствольной артиллерии, хотя оно тоже нивелируется тем, что на той стороне много боеприпасов, особенно кассетных. И высокоточностью. У нас, может быть, в «дальнем небе» есть превосходство, то есть в самолетах. Но в «ближнем небе» превосходство у Украины. А это означает наши потери. 

Мы тоже работаем в этом направлении, но ребята говорят, что соотношение по мощности ближней беспилотной авиации 1/5 – 1/10. И не в нашу пользу. 

Говорят, что всё так хорошо и помощь Украине заканчивается, там кончились деньги. Но почему мы не можем уже которую неделю ликвидировать плацдармы на левом берегу? Почему мы не можем взять Авдеевку? Почему мы не можем отбросить их в Запорожье? А потому и не можем. Не потому, что наши ребята плохо воюют или наши генералы – дураки. Нормальные у нас солдаты. И офицеры нормальные. И генералы у нас не дураки. Нормальные у нас все. А просто современная война – это война вооружений в значительной степени. А в вооружении у нас далеко не по всем статьям превосходство. У нас нет подавляющего превосходства, мягко скажем. 

Герман Садулаев

Герман Садулаев

«ВН»: – Что нужно сделать, чтобы появилось превосходство в тех же беспилотниках? 

– Мы делаем шаги в этом направлении. В начале спецоперации у нас этих беспилотников было настолько арифметически ничтожное количество, что можно сказать «вообще не было». А сейчас они есть. И беспилотники типа «Герань», которые очень хорошо работают, и беспилотники типа «Орлан», разведывательные, самолетного типа. У нас есть китайские дроны. 

Но наш противник не сидит сложа руки. Он делает всё то же самое, только в десять раз больше.

Владимир Зеленский в парламенте Канады. Фото: TASS/Zuma / Patrick Doyle

«ВН»: – То есть нужно построить, условно говоря, еще десять заводов по производству беспилотников и открыть военное училище для подготовки операторов? 

– Конечно, да. Нам нужно делать всё то же самое. Если наши противники делают в десять раз больше, то мы должны сделать в сто раз больше. Сейчас на 40% война – это война беспилотников. Поэтому нужна государственная программа и так далее. Путин уже выделил миллиарды рублей на эту государственную программу, всё это начинает делаться. Но это довольно медленно. 

Пока это делается, нужно взять и закупить у 128 заводов Китая всю продукцию их по беспилотникам. Просто на корню – сделать с ними контракт, по которому мы покупаем всё.

Потому что с тех же заводов покупают и украинцы. Надо дать на пять долларов дороже и сказать, что мы покупаем всю партию, всё, что они сделают. Это пока наши там построят и наладят производство. У нас нет сейчас времени, парни гибнут сегодня. 

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Геннадий
Геннадий
3 месяцев назад

Самая честная статья!

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ