Георгий Зотов: СМЕРТЬ 90% МУЖЧИН И ПОТЕРЯ 50% ТЕРРИТОРИИ

9 месяцев назад

…Однажды в некоей стране её лидер, обладавший серьёзными амбициями и понтами (что, впрочем, было модно среди людей его национальности), решил продолжать заведомо проигрышную войну. Наступление, которое многие сперва оценивали как «очень удачное», захлебнулось, но он не мог остановиться и признать, что проиграл. Жертв была масса, однако руководитель государства считал, что жители могут поднапрячься и показать крупной империи, где раки зимуют. «Надо стоять до последнего, бороться за нашу независимость!» – заявлял президент. Для этого он призвал в армию и женщин, и детей от 9 до 15 лет. В одной из самых последних битв малышами-солдатами укомплектовали четыре батальона. Это не помогло. Империя сокрушила республику, и та истекла кровью: погибло от 70 до 90% (!) взрослого населения, в собственность врага перешла половина спорных территорий. Империи, впрочем, тоже не поздоровилось, она потеряла 100 000 человек и влезла в страшные долги – сложности породили внутренние смуты, а затем привели к революции. Кто же выиграл от этого? А Запад, конечно.

Парагвайская война. Pedro Américo Batalha do Avaí

Франсиско Солано Лопес занял пост президента Парагвая в 1862 году, всего лишь за 2 года до полномасштабной войны с Бразилией, Аргентиной и Уругваем. Он унаследовал должность от своего отца – диктатора, бессменно правившего Парагваем 18 лет. Франсиско активно развивал армию. Он пригласил сотни иностранных инженеров, строил заводы для производства пороха, отливал пушки, прокладывал железные дороги для воинских эшелонов, обязывал верфи в устье реки выпускать военные корабли, считая, что государство не может процветать без выхода к морю – а он возможен только в случае короткой и победоносной войны. Как назло, повода повоевать долго не предоставлялось. Но вот в соседнем Уругвае свергли друга Лопеса – Бернардо Берро, и это сделали бразильские войска, вторгшиеся в страну. Лопес немедленно объявил войну Бразилии.  И тут возникла проблема: чтобы восстановить приятеля в Уругвае, его войска должны были пройти через аргентинскую территорию. Аргентина отказалась пропустить 25 000 вооружённых до зубов военных. Тогда Лопес, ничтоже сумняшеся, объявил войну и аргентинцам и стал воевать против трёх государств – Бразилии, Аргентины и Уругвая.

В ноябре 1864 года парагвайская армия имела под ружьём 60 000 солдат. Больше половины пошли в наступление, остальные находились в резерве. У Аргентины в наличии оказалось всего 8 500 военнослужащих, у Уругвая – жалких 2 000, а у Бразильской империи (да, тогда ею управлял император – некто Педру II) – лишь 16 000. Лопес уповал на внезапность, и она оправдалась. В Аргентине парагвайцы продвинулись аж на 200 километров, в Уругвае легко смяли местную оборону. Правда, вдруг выяснилось, что даже превосходящими силами воевать на три фронта сложно. В целом парагвайцам фартило. У Аргентины дела пошли не сахар, ибо хитроумные парагвайцы спровоцировали восстания провинций, желающих отделиться, и аргентинскому президенту пришлось уезжать с фронта и колбасить повстанцев. Но тем временем Бразилия, срочно взяв у Великобритании займы на вооружение, провела мобилизацию, и к концу 1865 года силы Тройственного союза выставили против Парагвая 50 000 обученных солдат. Те вышибли измождённых парагвайцев из оккупированных провинций Бразилии, Уругвая и Аргентины и начали воевать на земле противника. Лопесу предложили заключить мир.

Лопес в бешенстве отказался. Он считал, что сумеет переломить ситуацию в свою сторону. Поначалу бразильцы и аргентинцы продвигались медленно: им очень сложно было пробиться через линию крепостей. Но в 1866 году в битве при Туюти были убиты 6 000 парагвайцев, а союзники потеряли только 1 000 человек. Из Аргентины и Бразилии постоянно прибывали новые силы, а ресурсы Парагвая иссякали. Лопес выстроил оборону вокруг столицы страны Асунсьон, сосредоточив там 18 000 солдат. Бразильский маршал герцог Кашиас взял да спокойно обошёл эти мощные укрепления и ударил в тыл соратникам Лопеса – чего те никак не ждали. К декабрю 1868 года парагвайская армия была практически уничтожена. Несмотря на это, Лопес не собирался капитулировать. Ему постоянно казалось, что армия Бразилии истощена, а Аргентина вот-вот сбросит президента и выйдет из войны. С горсткой сторонников Лопес бежал в горы, а империя 1 января 1869 года вступила в Асунсьон. Парагвайский президент (уже бывший, ибо оккупанты поставили в столице своё правительство) призвал всех жителей страны вступать в партизаны, мобилизовал женщин и детей от девяти лет. Он отказывался от малейших территориальных уступок и обещал лично повесить императора Бразилии.

1 марта 1870 года Франсиско Солано Лопеса застрелили, когда бразильцы захватили последний лагерь парагвайских ополченцев в Серро-Кора: их осталось всего 200 человек. Последние слова Лопеса – «Я умираю за Отечество!» К 1871 году в Парагвае осталось 221 000 человек (из них всего 28 000 (!) мужчин), а до войны в республике жил 1 миллион 300 тысяч граждан. Большинство историков считает, что убыль мужского населения составила 90%, некоторые настаивают на 70%. Но в любом случае цифры ужасные. На некоторое время в Парагвае, католической стране, пришлось официально разрешить… многожёнство. Удивительно: народ искренне верил Лопесу, что он непременно выиграет войну и победит две крупные державы (Уругвай всё же не такой крутой), поэтому, как загипнотизированный, шёл на заклание. Бразилия и Аргентина забрали себе 140 000 кв. км земли Парагвая – и разделили бы его совсем, но бразильцам было нужно буферное государство. Бразильцы же заняли у Великобритании огромные деньги на войну, и выяснилось, что их нечем отдавать. Экономика полетела к свиньям, и в 1889 году нестабильность привела к свержению монархии в Рио-де-Жанейро. Фактически победителем в этой войне оказалась… Великобритания, что продавала сторонам конфликта оружие и капитально обогатилась, а Аргентина и Бразилия выплачивают ей займы Парагвайской войны до сих пор! Вот уж верно, кому война, а кому мать родна.

В Парагвае до сих пор спорят: как надо было поступить? Одни характеризуют события как борьбу маленького гордого народа против агрессивной империи, а другие – как самоубийство, поскольку сражения с превосходящими силами почти уничтожили нацию, поставив её на грань исчезновения. Страна не оправилась от войны и через 150 лет.

Тут, конечно, главное вовремя остановиться.

Но, как мы знаем, это умеют далеко не все.



Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Cat
Cat
8 месяцев назад

Супер статья! может, заставит кого-то задуматься…

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ