Евразийская кузница: как осколки Монгольской империи переплавились в Советский Союз

В истории евразийского макрорегиона можно выделить три ключевых, этнообразующих периода: IV-VI вв. н. э., IX-XI вв. и, наконец, XIV-XVI вв. Первый период связан с формированием на западе Евразии военного союза гуннов, булгар и славян (и его развалом), второй – со сложными процессами на посттюркском пространстве и, наконец, третий рубеж определяется распадом «монголосферы» и выделением из ее «чрева» новых этносов.

Эти пространственно-временные рубежи можно сравнить с работой кузнеца, который переплавляет устаревший железный хлам и превращает его в новый меч, или серп, или завитушку для металлического забора; когда-нибудь и эти изделия устареют, заржавеют и т. д., и тогда придется снова отправлять металл на переплавку. Кому-то это может показаться странным, но новые этносы возникают, как правило, на руинах империй.

Возьмем в качестве примера какой-нибудь другой, не евразийский этнос, хотя бы немцев. Было бы в лучшем случае наивностью, а в худшем случае – политической пропагандой отождествлять сегодняшних жителей Берлина и Мюнхена с древними германцами, в сентябре 9 года н. э. разбившими три римских легиона в Тевтобургском лесу.

Германцы из племени херусков атакуют легионеров Вара. Тевтобургский лес. 9 г. н.э. Художник Angus McBride.

Это становится очевидным, когда мы смотрим на список участвовавших в той битве германских племен: маркоманы, геруски, хатты, фризы, хамавы, сикамбры, хавки, бруктеры и т. д. Ничего даже близко похожего на современных пруссаков или баварцев нет, хотя, наверное, можно потянуть осла за уши и сказать, что фризы – предки голландцев, а сикамбры – французов, и многие историки так и делают, особенно если их исследования финансирует какой-нибудь националистический фонд. В действительности рождение немецкого народа можно датировать с точностью до дня – 14 февраля 842 года, когда Карл Лысый и Людовик Немецкий подписали т. н. «Страсбургские клятвы» и договорились разделить Франкскую империю. Клятвы были записаны и произнесены на двух языках: lingua romana (т. е. старофранцузском) и lingua teudisca (т. е. древневерхненемецком). То, что забрал себе Карл Лысый, стало называться Францией, а Людовик Немецкий стал, соответственно, первым немецким королем. Собственно, это день рождения цивилизации, которую мы сейчас называем «Западом» или «Европой».

Те же законы действуют и на евразийском пространстве. Был, например, такой всем известный со школы этнос – половцы (кыпчаки, куманы). Куда же он делся? В 1237 году разбитый Батыем половецкий хан Котян бежал с 40 тысячами своих сторонников в Венгрию, где стал вассалом короля Белы IV. Ничего хорошего из этого оммажа не вышло, потому что спустя четыре года местная знать заподозрила Котяна в… намерении переметнуться на сторону монголов и предательски вырезала хана и его сыновей.

И в итоге венгерская армия была позорно разбита 11 апреля 1241 года Батыем и Субэдеем на реке Шайо, а половцы отступили еще дальше – к болгарскому царю Коломану I. Некоторые из этих беженцев, по-видимому, приняли участие в этногенезе гагаузов. Другая ветвь ушла в Закавказье; потомки половцев, т. н. казахлу, или казахлар, образовали в 1747-1801 гг. собственный султанат; сейчас это Газахский район Азербайджанской республики. Кто-то убежал в русские княжества, потому что русские князья еще в 1223 году вышли на Калку защищать своих половецких союзников и родственников; отношения между русскими и половцами вообще страшно далеки от историографического штампа про ужасных варваров; достаточно сказать, что Александр Невский по матери был правнук того самого хана Котяна. Бо́льшая же часть кыпчаков (те, кто был незнатен и небогат), никуда не пошла, а подчинилась монголам и стала основным населением улуса Джучи.

Изображение: andrio.ru

Т. е. люди остались, а этнос исчез. Похожие процессы шли в это время и на Руси, где древнерусский союз фактически распался на самостоятельные «полугосударства» (этот удачный термин приписывают историку Насонову, но на самом деле авторство принадлежит Сталину). Еще хуже была ситуация в Центральной Азии, где между собой вели непрекращающуюся войну Гуриды, Ануштегиниды, Караханиды и Елюи, т. е. таджики, огузы, карлуки и каракитаи. Вот почему монголы так легко стали «властелинами полумира».

Это победа не от силы дальневосточных кочевников, а от невероятной слабости их противников. При всем своем богатстве, культурности и многочисленности населения древнерусские князья, половецкие ханы, венгерские короли, хорезмшахи, гурханы и чжурчжэньские императоры были «колоссами на глиняных ногах». Все воевали со всеми за мелкий феодальный престиж. Поэтому когда на исторической сцене появился новый игрок, сильный и сплоченный, эти царства, княжества и ханства очень быстро сдулись.

С другой стороны, созданная монголами сверхдержава также оказалась непрочна, потому что старые склоки никуда не делись, а только дополнились новыми. Монгольские завоеватели очень быстро оказались в положении провинциала, приехавшего в большой мегаполис; еще вчера эти люди просто пасли скот, а тут вдруг судьба подбросила им богатство и славу. Что обычно происходит с таким человеком? Правильно, он начинает перенимать обычаи более «цивилизованных» горожан. Это и случилось. Степные обычаи начали забываться, железная дисциплина крошиться, богатырская слава тускнеть, победители стали заключать браки с местной знатью и т. д. Всё то же самое было, например, с державой Александра Македонского. «Одно государство от Рязани до Пекина» (формулировка Дмитрия Хрусталева) начало раскалываться под тяжестью завоеванного в силу невидимой этнокультурной гравитации. На востоке монголы попали под обаяние китайской цивилизации, на западе на себя «тянули одеяло» мир классического ислама, древнерусские, крымские и поволжские города, и буквально за несколько десятилетий картина резко изменилась. В 1295 году принял ислам персидский ильхан Газан. В 1320 году мусульманство стало государственной религией в Золотой Орде.
Т. е. начались центробежные, разрушительные процессы. Около полувека это было еще не так заметно, но к 1360-м годам стало реальностью, чем-то похожей, наверное, на грустные события 1989-91 гг.

Хан Джанибек

В 1357 году в Орде произошел путч. Хан Джанибек скончался, что называется, при невыясненных обстоятельствах, а вступивший на трон его сын Бердибек приказал перебить всех потомков Батыя, которые могли бы претендовать на трон, не исключая даже своего собственного восьмимесячного брата. Через два года Бердибек был убит, и началась так называемая «великая замятня», т. е. гражданская война. Подробности этой смуты в принципе хорошо известны образованному русскому читателю: для истории непосредственно Руси эта татарская смута вылилась в битву на Куликовом поле с одним из многочисленных самозванцев – Мамаем. Всё то же самое в это время было и на востоке «монголосферы». В 1351 году подняли восстание китайские националисты, направляемые (как и всегда, впрочем; «восстание боксеров» в 1898-1901 гг. имеет схожую механику) подпольными даосскими сектами. В 1368 году повстанцы взяли Пекин и провозгласили династию Мин. «Одно государство от Рязани до Пекина» распалось.

Чжу Юаньчжан основатель династии мин

Но вот какой интересный получается парадокс. Большей части ныне известных евразийских народов до этого раскола как таковых не было. Например, не существовало такого этноса, как узбеки. Кто такие узбеки? Это тюркоязычное население Хорезма и Мавераннахра, потомки согдийцев, которые в какой-то момент перешли на тюркский язык (соответственно, таджики – это согдийцы, которые не перешли на тюркский, а продолжили говорить на иранских наречиях). Полуторавековое монгольское господство оживило этот старый этнос, впрыснуло новую, пассионарную кровь, т. е. слегка изменило генетический код. Нечто похожее делают селекционеры, когда прививают новый черенок на старый подвой. Это чисто биологическое, генетическое изменение хорошо заметно по фигуре Тамерлана, который был выходцем из монгольского рода, но уже говорил в основном на тюркском, а не на монгольском, был мусульманином и вообще вел себя как типичный житель Центральной Азии, а не как монгол. Завоевательные походы Тамерлана опирались именно на этот новый, не имевший тогда еще имени этнос. Шейбаниды (т. е. политические противники Тимуридов) в начале XVI века закончили этногенез узбеков и принесли уже привычный нам сейчас этноним.

Проще говоря, эти новообразовавшиеся народы (узбеки, казахи, калмыки, крымские и казанские татары, азербайджанцы, великороссы и т. д.) возникли в огне постмонгольской «кузницы» точно так же, как немцы и французы возникли из передела империи Карла Великого. Конечно, этногенез шел по-разному в разных регионах, со своей спецификой. Например, современный киргизский этнос (который не нужно путать с древними, енисейскими кыргызами) возник в результате распада не Джучиева, а Чагатайского улуса из смешения киргизских и могольских племен. Белорусы – гомеостатичный осколок Древней Руси, быстро попавший под власть литовцев, но не слившийся с ними из-за того, что литовцы приняли католичество, а белорусы остались в основном православными. И так далее. Но суть в том, что все эти народы в той или иной степени едины. Их объединяет распад империи Чингизидов.

И вот почему эти народы так или иначе вошли в состав Российской империи, а затем, когда имперская парадигма выродилась и превратилась при последних Романовых в откровенный «великоимперский шовинизм», составили Советский Союз. По большому счету, шестнадцатой республикой должна была стать Монгольская, потому что Монголия, в 1911 году объявившая о своей независимости от Китая, быстро стала русским, а затем и советским протекторатом. Бои на Халхин-Голе в 1939 году только подтверждают, как бы финализируют Советскую Россию как наследницу средневековой «монголосферы». К тому же в 1944 году в состав РСФСР вошла Тыва.

Вот почему неверно изображать Советский Союз «империей зла» и ничтоже сумняшеся рассуждать о том, что СССР кого-то колонизировал, захватывал и угнетал. Это неверно и географически, и исторически. Советский Союз – это естественное объединение евразийских этносов, значительная часть которых сформировалась приблизительно в одно время и прошла схожий исторический путь.

Абсолютно прав Рустем Вахитов, говоря, что «Ленин, желая создать плацдарм для мировой Коммуны, воссоздал российскую, евразийскую сверхдержаву». Так получилось, потому что была изменена социально-политическая парадигма. Место унитарной империи заняла более современная федеративная модель, которую Ленин копировал на самом деле со швейцарской демократии. Современная Российская Федерация больше обязана своим существованием Ленину, нежели Ивану Грозному, Петру Первому или еще кому-нибудь из русских царей. Союз был, есть и будет. Его нельзя убить или запретить, как нельзя запретить солнце. Солнце есть, оно светит и будет светить еще 5 миллиардов лет, и этого не изменить.

Автор Борис Мячин

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
10 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Иван
Иван
2 месяцев назад

Выводы автора очень странные. Согласен с комментариями. Особенно удивляет вывод,что мы один народ с народами Средней Азии. Таджики считают себя арийцами и относят себя к индо-европейской группе народов , а русские для них низкая нация. Объединятся с ними? Почитайте статью ВЛАДИМИРА ХОМЯКОВА «УЧЕБНИКИ НЕНАВИСТИ К РОССИИ ДЛЯ СРЕДНЕЙ И ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ СРЕДНЕЙ АЗИИ»

АлександрР
АлександрР
2 месяцев назад

В данной статье автор выступает как низкосортный пропагандист, который пытается пересказывать известные «истины» в удобном для себя ключе, не утруждая читателей ни проверенными фактами ни интересным анализом.

Когда большевики создавали СССР, у них была железобетонная истина, которую без труда понимали все народы: пролетарии всех стран соединяйтесь! И работяги готовы были отдать свои жизни, чтобы построить это самое светлое будущее. А вовсе не из уважения к почившей Монгольской империи, про которую неграмотные и не слыхали.

Основой советского объединения было понятное всем общее состояние трудящихся единой Державы, где была разница между обеспеченным и очень обеспеченным, но не было богатых и бедных.

Теперь посмотрим на сегодняшние народы. С детства в каждой республике учат детей нести все в исключительно свой дом и делиться исключительно со своими. В крайнем случае — с союзниками и то старательно придерживая самое ценное.

И вот возникает идея Великой Евразии. Как, без высокопарных слов, убедить узбека поделиться чем-то с таджиком, киргиза с русским, белоруса с азербайджанцем? Какими будут эти слова, что будет искрой из которой разгорится пламя? Уверен, что не набор политических мантр в стиле Дмитрия Медведева или Джо Байдена!

Пока не видно авторов, способных разжечь накал совместной жизни, а только подобные списанным для зачета статьи появляются как грибы после дождя, может быть в предвкушении нового государственного проектного финансирования.

НЕ ВЕРЮ!

Антон
Антон
3 месяцев назад

Забавный автор. Давно за ним наблюдаю.

«Вот почему неверно изображать Советский Союз «империей зла» и ничтоже сумняшеся рассуждать о том, что СССР кого-то колонизировал, захватывал и угнетал. Это неверно и географически, и исторически. Советский Союз – это естественное объединение евразийских этносов, значительная часть которых сформировалась приблизительно в одно время и прошла схожий исторический путь.»

Про то, как СССР «не захватывал» Прибалтику, целые большие части Финляндии, Польши, Чехословакии и Румынии, спорить уже не интересно. Гораздо интереснее вспомнить, каким именно образом Московское княжество/царство, поглотив постепенно всех своих русских соседей, причём отнюдь не мирным путём (в тех же Твери и Новгороде проливались реки кровищи), раздулось затем в десятки раз против территории, где исходно проживали все восточные славяне, вместе взятые, на момент образования их первого государства. Как вообще Волга стала «великой русской рекой» (завоевания Казани и Астрахани, куда русских, прямо скажем, никто не приглашал) и каким путём произошло «естественное объединение» Урала, Сибири и Дальнего Востока, по способу, методам и последствиям ничем не отлившееся от экспедиций Писарро в Южной Америке как раз в те же самые годы. (Только русских конкистадоров звали Ермак, Хабаров, Дежнёв, Чудинов и Павлуцкий.) Как истребляли сибирских татар и что такое вообще русско-чукотские войны в 17-м — 18-м веке, которые произошли намного раньше истребления индейцев белыми американцами при «освоении» Запада. (Думаю, «народный историк» о них вообще никогда не слышал.) Как «естественно объединяли» Причерноморье, Кавказ и Среднюю Азию в 18-м — 19-м веке. И какого кровопускания стоило новое «естественное объединение» всех этих территорий после первого распада империи в 1917-18 году. («Федеративная модель, которую Ленин копировал на самом деле со швейцарской демократии» — это же надо было такое написать!)

Ну а в конце у автора, называющего себя «честным историком», идёт уже просто стилистика «Майн кампфа» пополам с дацзыбао Великого кормчего:

«Союз был, есть и будет. Его нельзя убить или запретить, как нельзя запретить солнце. Солнце есть, оно светит и будет светить еще 5 миллиардов лет, и этого не изменить.»

Евгений
Евгений
3 месяцев назад

Автор явно поклонник Гумилёва, но Гумилёва он понял неправильно, как и почти все его поклонники и продолжатели. Гумилёв бы посмеялся над тем, как Кавказ и Центральную Азию записывают в единый этнический мир с Россией. Центральная Азия (Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Туркмения), Азербайджан и Северный Кавказ — это части исламского мира, крайне враждебного к России. Грузия и Армения — осколки цивилизации, которую условно называют византийской. Россия же — это Россия, не Европа и не «Азия». Автор, учись правильно определять, где свои, а где чужие. Определишь неправильно — получишь нож в спину от того, кого ты ошибочно посчитал своим и перед кем ты напрасно распахнул объятия. Не дискредитируйте идеи Гумилёва такими статьями!

Сергей
Сергей
3 месяцев назад

Азербайджанцы не возникли в огне постмонгольской «кузницы». Их придумал Троцкий.