Андрей Рудалёв: ЛИТЕРАТУРЕ ТРЕБУЕТСЯ ПЕРЕЗАГРУЗКА

2 недели назад

Проблемы современной отечественной литературы и – шире – культуры известны давно. Например, абсолютное эпигонство западной моде и установкам, отрицание отечественной уникальности, что трансформировалось в проведение чужой идеологии и пропаганды. После 24 февраля болезни нашей словесности не заметит разве что слепой. Будто разрушился морок и обнажился черный квадрат пустоты и отчужденности от страны.

Ельцин-центр (источник фото: Википедия)

Положение дел в сфере культуры приобрело характер сущностной угрозы цивилизационной безопасности.

Как известно, после распада СССР новая российская власть провозгласила западно-ориентированный вектор. Кажется, все ничего: отчего бы не взять все самое лучшее, моментально преобразить российское запустенье и возвести страну-сад. Но вместе с евроремонтом действовала установка-императив на постепенное отчуждение от всего своего, на обчуждение общества, на полный разрыв с отечественными цивилизационными основами, которые были объявлены порочными и причиной всех бед и несчастий.

Утверждалось, что отечественная культура оказалась на распутье, что необходима радикальная смена ее ориентаций. Традиция мертва, чтобы оживить – ее необходимо переписать с чистого листа, ориентируясь на прописи, спускаемые учителями и наставниками цивилизованного мира.

Параллельно с этим шло выдавливание на маргинальную периферию народа, объявленного люмпеном, «совком», за которым прикрепили клеймо «фашиста», красно-коричневого. Памятно известное письмо либеральной интеллигенции октября 93-го «Раздавить гадину!», которое стало своеобразным культурным манифестом на долгие годы, постулирующим отрыв, дистанцирование культуры от масс.

Новое государство также плохо понимало, для чего ему необходимы культура и литература в частности. Разве что для наполнении досуга или использования в политической борьбе в стиле марафона «Голосуй или проиграешь». Мало того, памятуя о том, какую роль та же литература, публицистика сыграла в деле распада СССР, новая власть приветствовала снижение ее статуса, а значит, и опасности. Поэтому и воспринимала с позиций того же рынка, а свою роль видела лишь в том, чтобы держать культуру на определенной ренте, не вникая, куда эти средства идут. Понятие «государственная культурная политика» воспринималось как нечто из разряда кошмарного, как возврат к демонизированным прежним временам и цензуре.

Очень быстро культурные сферы оказались монополизированы либеральным дискурсом и его носителями. Магистральной культурной политикой и идеологией стало тотальное отчуждение от своего и безоглядное перенесение чуждых стандартов.

В ходе подобного культурного делания литература превратилась в особую монопольную структуру, за которой десятилетиями надзирают одни и те же чиновники – носители идеологических стандартов девяностых: Владимир Григорьев, Швыдкой, Сеславинский и так далее. При них и с их участием расцвел монопольный книгоиздательский бизнес, ориентирующийся на западные моды и установки, в которых Россия представляется непознаваемой и пугающей территорией тьмы.

Создана крайне порочная система с существенным понижением статуса писателя, который стал абсолютно зависим от монопольного издательского бизнеса. «Фабрика звезд» задавала свою конъюнктуру, следуя которой, литератор, ставший своего рода куклой в театре Карабаса Барабаса, может добиться успеха. Конъюнктурные установки – это тема извечного отечественного ГУЛАГА, расчесывание национальных травм с переходом на русский колониализм. Дальше эта травмированность переносилась на личностную тематику с утверждением, что российский Левиафан разрушает человеческую личность, уродует ее. Отсюда пошли феминистские установки, а также мусоление гендерных страданий. Таким же образом и воспитывали читателя, подсаживали его на подобную конъюнктуру с идеологическими установками.

Акунин*, Быков**, Улицкая, Веллер – их позиция была отлично известна еще до пранков. Глуховский**, Зыгарь**, Сорокин, Гиголашвили, Шишкин, Рубина – именно их подсвечивали всеми возможными средствами, делали литературными суперзвездами. Это только небольшой список открыто выступивших против России после начала СВО. Подавляющая писательская масса слывет за молчунов с фигой в кармане. И это все наши властители дум, которые через книги манипулируют и отчуждают сознание масс. Можно сослаться на личное мнение каждого, но нет – это система, заточенная на признак статуса и успеха с демонстрацией своей несвязанности, а то и враждебности России.

Как искусственным образом по либеральным идеологическим установкам создавалась новая традиция, можно посмотреть на примере раскручивания писательской карьеры Людмилы Улицкой. Она материализовалась в середине девяностых. Подрядилась на антисоветской теме, которая была и остается мейнстримом, так как является главной отмычкой по деконструкции всей отечественной культуры. Далее все та же антиколониальная-национальная тема, нападки на Православие как на одно из главных виновников русского неустроя. Улицкая книжной индустрией была возведена в статус классика, маяка и ориентира. На нее ориентировалась такой необычайно раскрученный автор, как Гузель Яхина, пришедшая с темой страданий татарского народа, а также поволжских немцев, за ней потянулась целая россыпь молодых литераторов, как правило, женщин, подвизавшихся на ниве литературы травмы.

Таков лишь один из магистральных социальных лифтов для конструирования традиции идеологической литературы. Причем вся эта конъюнктура работает под легендой свободы творчества, а также отсутствия цензурных рамок.

Еще раз: главной особенностью современного отечественного ландшафта стал предельный монополизм. Это требование спускается кураторами литературы, которые воспринимают ее в качестве своей вотчины, которой владеют по праву культурной приватизации. И, в первую очередь, Владимиром Григорьевым, пришедшим из книжного бизнеса. Он десятилетиями слывет «министром литературы».

За монопольным издательским бизнесом пошли монополизированные премиальные институции («Большая книга», «Лицей», «Ясная поляна»). Любопытна ситуация с «Большой книгой», ей (а также премией для детей и подростковой литературы «Книгуру», для молодых литераторов «Лицей») с самого основания рулил Григорий Урушадзе, при нем экспертный состав премии был образцово либеральным, чтобы формировать необходимый образчик успеха и статуса. После начала СВО он с проклятиями уехал из России и сейчас устроил конвейер антироссийской литературы. После его ухода премии набросали «легкий макияж», привели в руководство человека из Ельцин-центра и в итоге в прошлом году в качестве образчика литературы для молодежи наградили книгу Оксаны Васякиной. Так и делаются репутации.

Затем в целях монополизации была создана ассоциация союзов издателей и писателей, которая абсолютно индифферентно реагирует на СВО. За все время не было проведено ни одного мероприятия, связанного с СВО. Ее главная установка – не замечать, тема СВО там табуирована. В прошлом году под патронажем чиновника Григорьева была создана ассоциация книжных фестивалей, она собирается раскинуть сеть на все регионы страны. То есть «фабрика звезд», социальные лифты и идеологические стандарты отмены отечественного будут масштабироваться по всей стране, создавая своеобразные литературные Ельцин-центры.

Нынешний литературный монополизм прикрывается принципом «пусть цветут все цветы», что на деле подстегнуло лишь бурное развитие сорняков, которые особенно явственно выявил прожектор 24 февраля. Сейчас эту поляну вновь пытаются прикрыть тенью, создают иллюзию, пытаются мимикрировать, выделяя определенные квоты для патриотического направления, что ритуал жертвоприношения развернувшейся истории.

Что необходимо сделать?

Первое – передать литературу в ведомство Минкульта, что послужит ее перезагрузке и избавлению от порочной инерции (в кулуарах родилось альтернативное предложение: передать в ведение Минобороны).

Также на повестке создание цивилизационно ориентированных литературных институций, которые были бы направлены на возрождение и развитие именно отечественной традиции.

Необходимы крупные издательско-литературные центры федерального уровня в федеральных округах. Они бы включали в себя мощные издательства с системой распространения, в том числе с возрождением централизованного наполнения библиотечных фондов. Премиальные институции с дискуссионными площадками, журналами и СМИ.

Так, в последнее время идет очень любопытный процесс нового литературного освоения Дальнего Востока: фестиваль «ЛИТР», премия дальневосточной литературы имени Арсентьева. Создать при ней издательство, через систему книгораспространения и СМИ вывести на большой федеральный уровень, и вскоре мы увидим огромную многоголосую и единую страну, цивилизацию, а не будем жить с повернутой головой на Запад.

Тогда будет решаться вопрос и статуса писателя, доступности книги, ее тиражей. Будет решаться и вопрос создания социальных лифтов, ориентированных не на западную и либеральную конъюнктуру, а отечественную цивилизационную традицию, на ее новое открытие.

Но проблема в том, что крупный бизнес догматичен в своей приверженности завоеваниям демократии, то есть западноцентричной конъюнктуре. Для примера, после начала СВО литературный сайт «Горький» сделал заявление, в котором прямо выступил против нее, им до сих пор там штампуется каждый текст. При этом хозяин сайта Борис Куприянов стал одним из руководителей Дома творчества «Переделкино», работающего по нетвойнистским стандартам и ставшим очередным гнездом либерализма.

Также между государством и литературой стоят фильтры в виде кураторов, которые воспринимают себя хозяевами литературы. То, к чему мы пришли, – это дело их рук. В первую очередь «министра литературы» Григорьева. Поэтому и тащат за собой литературу, как пленницу или крепостную, сейчас затащили в Минцифры. Сложилось особое частно-функционерское партнерство по освоению государственных средств, от чего государство в лучшем случае получает фигу в кармане.

После перевода литературы в Минкульт следует все институции, созданные при участии, поддержке государства и на государственные деньги, вернуть государству, народу.

Необходима широкая, открытая и честная дискуссия о нынешнем состоянии литературы и путях ее развития, которой сейчас нет и на пути которой стоят тромбы в виде позиции «не то ни се». В виде инерции литературного застоя и выверта. Подобной дискуссии категорически не допускают.

И здесь нельзя не напомнить важную историческую рифму: столетие первого писательского съезда. Что-то подобное необходимо и сейчас с акцентом на общекультурную мобилизацию.

Напомню, в 1934 году до великой войны – всего семь лет. Уже было совершенно понятно ближайшее развитие событий. Но именно тогда заговорили о мобилизации сил отечественной культуры, создавшей великую песню, поэзию, прозу, музыку и кинематограф, которые все вместе и произвели особое симфоническое действо, следствием которого и стало чудо Победы – стало ее седьмой симфонией, поднявшей силу и энергию тысячелетней цивилизации.

Сейчас на наших глазах вновь разворачивается отечественный эпос, который не может состояться без культурного делания. Без него не может быть нашей Победы.

В заключение позволю себе процитировать слова отечественного мыслителя Александра Панарина: «Только воодушевленный идеей русский воин находится на высоте и только в этой духовной фазе ведет свои победоносные войны. Когда, напротив, идея иссякает, а в обществе устанавливается климат всеобщего разочарования, воинство теряет все свои качества».

*внесён в реестр иноагентов, а также в реестр террористов и экстремистов

**внесён в реестр иноагентов

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Светлана
Светлана
14 дней назад

Да, мы все дискутируем — а воз и ныне там! Уж 30 лет как дискутируем, а те, кто управляет и поработил отечественную культуру, вполне вольготно себя чувствуют и плевали они на наши дискуссии..

Клавдия
Клавдия
14 дней назад

Как свежо и оживляюще звучит речь русского человека, литературного критика, писателя Андрея Рудалёва! Да услышат его все, кто имеет уши и души. Нынешняя литература, как и нынешняя культура застряла в либеральных паутинах. Давно пора очистить подлинную русскую литературу от псевдо, от шелухи! И это началось активно! Это радует!

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ