Уроки контртеррористических операций в Чечне

4 месяца назад

Мне 49 лет. Я видел уже несколько войн. На моей малой родине, в Чечне, при мне прошли две контртеррористические операции, названные Первой чеченской и Второй чеченской войнами. Эти операции прошли по моей жизни, семье, дому, родным и близким. Поэтому я немного знаю, о чём говорю, когда я говорю о войне.

Фото: KINOfilmGO

Первая чеченская была полным собранием трагических ошибок и военных преступлений. Во Второй чеченской ненужных трагедий тоже хватало. Сейчас я вижу, что Россия (моя Россия, частью которой осталась моя Чечня) выучила уроки прошлого. И в новой военной операции на Украине старается делать всё правильно.

И я позволю себе назвать эти уроки и выводы.

Первый

Не надо бомбить и обстреливать населённые пункты с мирными жителями. Война – жестокая рулетка. И какой-нибудь снаряд всё равно может случайно прилететь в жилой дом и всех там поубивать. Но не надо специально бомбить и обстреливать жилые дома. Даже если где-то там может быть какое-то количество инфильтрованных боевиков. Они могут быть везде. Это не значит, что нужно сбросить на всю территорию атомную бомбу.

Во время чеченских операций федералы несколько раз бомбили и обстреливали населённые пункты квадратно-гнездовым методом. Наносили удары по жилой застройке. Я не знаю, чем они руководствовались. Хотели ли запугать? Ориентировались ли на разведданные? Просто не знали, как ещё можно вести войну в современных условиях? Но последствия были ужасными. Жертвы были бесчисленны. Ненужные жертвы. Никакого военного и политического смысла в этом не было. Больше половины населения не поддерживало сепаратистов, не хотело воевать, хотело жить с Россией. Убивая мирных, федералы сами плодили себе врагов.

В России всего несколько человек знает настоящую историю чеченских войн. Я знаю. Я написал исторический роман «Шалинский рейд» и книгу очерков «Прыжок волка». Но мало кто сейчас читает что-то кроме тг-каналов. А там не расскажут, что, например, Дудаеву поначалу подчинялось всего несколько сельсоветов. Большую часть территории республики он не контролировал. Его эмиссаров посылали нахер и ждали нормальной российской власти. Но российская власть пришла не так, как надо – зачем-то начала бомбить и обстреливать сёла с самолётов. И тогда дудаевцам удалось склонить на свою сторону значительную часть шокированного населения.

Вывод: не надо так делать. Сейчас Россия так и не делает. Удары наносятся по объектам военной инфраструктуры. Города, сёла не бомбят и не обстреливают. Если там засели украинские боевики, то их стараются блокировать и обойти, а не штурмовать. Чтобы снизить количество жертв среди мирного населения. Напротив, это Украина постоянно обстреливает Донбасс, жилую застройку и гражданские объекты.

Если скажут: вы всё врёте! Россия обстреливает мирные города! Вот фоточка, ракета влетела в форточку! Вот мина пробила стену в детсадике! Я отвечу: нет, это вы всё врёте. Вы не знаете, вы даже не представляете, как выглядит, когда Россия действительно обстреливает мирные города. Найдите фото послевоенного Грозного. А ещё я могу вам рассказать, что некоторые населённые пункты, улицы, кварталы, просто переставали существовать, и только раненые собаки скулили на дымящихся руинах. Некому было снимать фоточки и постить в «Инстаграмчике».

Второй

Войска надо вводить сразу и много. Не надо пытаться взять город «одним десантным батальоном» или даже одной мотострелковой дивизией. Это преступно. Если для выполнения боевой задачи нужен один корпус, надо обеспечить введение четырёх корпусов. Количество войск должно быть очевидно избыточно. Огневая мощь должна быть подавляюще велика. Это должно психологически угнетать противника и убеждать его в бессмысленности борьбы. Нельзя, ни в коем случае нельзя действовать очень ограниченным контингентом и вводить войска маленькими порциями, обрекая их на поражение и гибель.

Наши чеченские сепаратисты и террористы не подняли бы головы, если бы при первых признаках бунта в республику просто зашли бы сразу несколько дивизий, а лучше корпусов, полностью развёрнутых по штату, с огромным количеством боевой техники. Если бы несколько сотен танков просто пофланировали бы по дорогам, а в небе полетали бы несколько десятков самолётов, туда-сюда, туда-сюда. И все города и сёла заняли бы огромные воинские части. Хотя бы на время. Сепаратисты бы заткнули свои языки в задницы, и никакой войны не было бы вообще.

Но у России в 1994 году просто не было таких сил. Части для КТО собирали с бору по сосенке. Всего-то три года прошло после развала СССР, а армия была унижена и уничтожена. А сейчас силы есть. И входят правильно: сразу много. Первый эшелон, второй эшелон. Третьим эшелоном пойдёт Росгвардия на зачистку. Вот и пригодилась. Не всё же ей хипстеров гонять.

Третий

Надо опираться на силы внутри освобождаемой территории. Если идёт гражданская война, то не все на территории, временно подконтрольной твоему противнику, – твои враги. Там может быть достаточно твоих сторонников, которые могут сформировать мирную администрацию, да и пополнить ряды твоего воинства. Надо уметь находить таких людей и работать с ними.

В Чечне федералы сначала зашли с идеей: все чеченцы враги и террористы, война идёт между русскими и чеченцами. Эта идея была крайне неплодотворной. Федералы выталкивали всех во враги, хотя больше половины населения было настроено пророссийски. И были эти ужасные фильтрационные лагеря и репрессии мирных жителей на том только основании, что они чеченцы. Глупо, нелепо, преступно. Потом сделали то, что цинично называют «чеченизацией» конфликта. А на самом деле просто признали своими союзниками тех, кто в самой Чечне был против сепаратистов и террористов. Это сразу дало результат.

На Украине мы пока опираемся только на жителей Донбасса. Но есть и в других регионах страны вменяемые люди, которые готовы стать нашими союзниками. Бывший министр Украины Аваков совсем недавно сетовал, что в его стране каждый десятый не только за Россию, но и ярый путинист. Десятой части населения вполне достаточно для начала, если этих людей правильно активировать.

Четвёртый

Гуманитарные миссии Запада – враги и шпионы. На недавнем заседании Совбеза ООН, где обсуждали предложенную Америкой декларацию об осуждении России за «акт агрессии», несколько западных стран и их подпевалы высказывали твёрдую убеждённость, что необходимо срочно предоставить доступ на все участки фронта международным правозащитным и гуманитарным организациям. Иначе катастрофа и бла-бла-бла. А я думал: чего это они так волнуются? Почему именно на Украине? Уже больше трёхсот тысяч беженцев с Украины в Польше, Венгрии, Румынии, Словакии. Вот пусть бы там и гуманитарили. Помогали бы беженцам. Но нет. Им надо на фронт.

Потом вспомнил. В Чечне международные гуманитарные и правозащитные миссии занимались тем, что почти открыто шпионили в пользу боевиков, снабжали боевиков продуктами, лекарствами, да и оружием, осуществляли посредничество и собирали для своих стран информацию о России, её армии, её операциях, передавая её так, чтобы в мировых СМИ Россия была максимально дискредитирована.

Я не знаю ни одного чеченца и ни одной чеченской семьи, которым бы международные гуманитарные и правозащитные организации в Чечне реально помогли бы. Российские правозащитники помогали, да. Гуманитарные программы тоже были. А международные миссии людьми не интересовались. Шпионаж, снабжение боевиков, дискредитация России – вот их задачи. И сейчас они рвутся на Украину ровно для этого.

Пятый

И последнее – по нумерации, но не по важности. С населением освобождаемых территорий нужно говорить. Нужно объяснять. Как можно больше говорить. По любому поводу. Наладить каналы коммуникации. Не только вещать на них своей пропагандой, нет. Разговаривать, объяснять, выслушивать. Они не телепаты, они не знают, что у вас на уме. Им нужно рассказать, объяснить, ответить на вопросы. Иначе расскажут другие – враги.

Таковы уроки и выводы. Я думаю, нам было бы всем полезно о них помнить. А руководителям страны и армии – ещё раз прочитать и зафиксировать.

Нет войне! Мы за мир. А самый быстрый путь к миру сейчас – это капитуляция вооружённых формирований Украины.

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Ambasada Federacji Rosyjskiej
Ambasada Federacji Rosyjskiej
4 месяцев назад

о потерях России:
29 самолетов,
29 вертолетов,
191 танк,
816 бронемашин,
74 миномета
1 БУК,
21 пусковая установка «Град»,
291 автомобиль,
60 танков,
3 дрона,
2 лодки
2 ЗРК,
5300 солдат

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ