Сергей Марков: «Политика миграции никак не будет меняться. Из-за того, что есть огромная потребность в рабочей силе в условиях СВО»

3 недели назад

Политолог Сергей Марков рассказал «Вашим Новостям», какими могут быть ближайшие последствия ужасающего теракта в подмосковном «Крокусе». Будет ли нарастать террористическая угроза внутри страны, кто ответит за эту трагедию за границей и будет ли отменен мораторий на смертную казнь в РФ. 

Сергей Марков. Фото: ITAR-TASS

«ВН»: – Сергей Александрович, каковы будут внутриполитические и внешнеполитические последствия теракта? 

– Непонятно. Пока никаких последствий нет вообще. Во внутренней политике возникла некоторая напряженность, связанная с мигрантами и так далее. Но эта напряженность подавляется. Практически все лидеры общественного мнения получили задание активно призывать к межнациональному миру. 

Политика миграции никак не будет меняться. Из-за того, что есть огромная потребность в рабочей силе в условиях СВО. 

Есть мощные строительные и ретейловые компании, которым нужна эта миграционная рабочая сила. Поэтому политика тут никак не изменится. Несколько будут увеличены меры безопасности. Но они и раньше были увеличены.

Россия. Москва. Иностранные граждане у Многофункционального миграционного центра. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Во внешней политике есть некоторые обвинения в адрес Украины. Но пока они не конкретизированы. Они встречают жесткое блокирование со стороны Запада и нейтральное отношение со стороны так называемого глобального Юга. Пока никаких изменений тоже нет. 

«ВН»: – Никаких конкретных мер в сторону Украины нет потому, что нет окончательных результатов расследования, или именно из-за блокирования со стороны Запада?

– Во-первых, фактов пока нет. Есть тенденции и догадки. А фактов нет. Во-вторых, есть сильнейшее противодействие со стороны Запада, который просто-напросто запретил России даже думать, что это Украина организовала. Это прямая угроза, что если будут какие-то акции возмездия, то это будет воспринято как абсолютно неприемлемая варварская агрессия. И Москва задумается, потому что цена может быть очень высокая. 

В.В. Путин. Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

В-третьих… А что конкретно делать-то? Надо полагать, что какое-нибудь руководство СБУ или военной разведки Украины мы давно хотели бы уничтожить. С удовольствием уничтожили бы и раньше. Просто не могут. 

Что, бомбить Киев и Харьков в стиле, как Израиль бомбит Сектора газа? Там же наши русские люди. Мы надеемся, будущие граждане России. По этим трем причинам никаких движений пока не происходит и сохраняется неопределенность. 

«ВН»: – Может ли в таком случае нарастать террористическая угроза внутри страны? 

– Конечно, террористическая угроза будет нарастать. И мы видим, что украинский неонацистский режим уже организовал сотни терактов на территории России. Некоторые из них очень громкие, как убийство Дарьи Дугиной и Владлена Татарского, покушение на Захара Прилепина.

Россия. Санкт-Петербург. Дарья Трепова (внесена в список террористов и экстремистов Росфинмониторинга), обвиняемая в причастности ко взрыву в кафе «Стрит-бар» и убийству военного корреспондента Владлена Татарского (Максима Фомина), во время выездного заседания 2-го Западного окружного военного суда. Суд приговорил Трепову к 27 годам колонии общего режима с выплатой штрафа в размере 600 тысяч рублей. Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Некоторые – менее громкие. Это когда гражданские лица взрываются и убиваются в регионах бывшей Украины. Это всё равно теракты, потому что они не против военных, они против гражданских. Когда какой-нибудь зам. мэра по культуре взрывается – это чистой воды теракт. 

Если им удалось подняться на новый уровень, то они, конечно, будут так делать дальше. Их план – спровоцировать Россию на массовые акции возмездия. На бомбардировки. Если Россия не ответит, они еще раз это сделают. Мы хорошо видим, что Зеленский сейчас чуть ли не каждый день пытается лично оскорбить Путина. Это является свидетельством того, что Зеленский участвовал в принятии решения о теракте. 

В. Зеленский. Фото: Oleg Petrasyuk /EPA/ТАСС

«ВН»: – Будет ли отменен мораторий на смертную казнь в России? 

– Будет идти дискуссия. Мой прогноз такой: если социология покажет, что 60% за отмену, то мораторий не будет отменен. А если покажет, что 90% за отмену, то мораторий временно будет приостановлен. 

«ВН»: – Мы оказались в новой ситуации из-за такого кровопролитного теракта? Стабильность остается главным козырем власти?

– Можно говорить о внутриполитической стабильности. Но ни о какой внешнеполитической стабильности говорить невозможно. Если учитывать, что есть вероятность ядерной войны, то какая уж там стабильность? К тому же исход войны практически непонятен. Она длится уже больше двух лет. Ни о какой стабильности говорить нельзя.

Россия. Белгород. Последствия падения боевого снаряда у стадиона «Белгород Арена» в результате обстрела со стороны ВСУ. Фото: Николай Гынгазов/ТАСС

Страна подверглась агрессии со стороны небывалой по мощи коалиции государств. Страны НАТО – это самая мощная коалиция государств в мировой истории. 

«ВН»: – Как будет развиваться СВО, по вашему мнению?

– Там довольно простая ситуация. Нужно просто максимально мобилизовать военно-промышленный комплекс. Нужно просто очень много дронов. Зеленский поставил задачу произвести миллион дронов. Соответственно, нам нужно три-четыре миллиона дронов. Также нужно очень много снарядов. Нужно их производить. Для этого нужны какие-то станки, рабочая сила инженеров. 

Третье – нужно очень много систем противовоздушной обороны, как показала ситуация с налетами на НПЗ. 

Россия. Белгород. Окно здания, поврежденного в результате обстрела города со стороны ВСУ. Фото: Павел Колядин/ТАСС

Четвертое – нужна мощная спутниковая группировка, которая могла бы обеспечивать разведку, целеуказание. И причем не вообще абстрактно, а каждому взводу нужно дать такую разведку через доступ к спутниковой группировке. Это важнейшие вещи. Их давно надо бы сделать. Делают. Но вопрос сроков и масштабов. Какими они будут – представлять никто не может. Там всё в секрете. Но это должно быть сделано. 

С точки зрения военного искусства – нужно научиться взламывать оборону противника в этих условиях. Что-то мы делаем очень успешно. Сейчас все показывают, что мы очень успешно модифицировали авиабомбы, сделали их дальними и управляемыми. Вот этими ФАБами, КАБами мы очень мощно наносим удары. Все согласны, что нам удалось первоначальный большой дефицит дронов свести на нет. Мы вышли на примерный паритет. По снарядам тоже удалось решить…

Сергей Шойгу. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Но у нас проблема с артиллерийской дальностью сейчас. Нам нужно разработать в массовом порядке достаточно дальние артиллерийские системы. Сейчас мы не можем сконцентрировать солдат для наступления, так как у наших систем где-то на 10–15 километров короче дистанция. 

Мы уже успели решить какие-то проблемы и остановили украинское наступление. Нужно решать дальше. 

«ВН»: – Если будут решены эти военные вопросы, усилит ли Запад ту самую политическую блокировку? Будет ли новая эскалация?

– Сейчас вопрос решается на фронте. 90% всего – это ситуация на фронте. Если российская армия будет взламывать оборону украинской армии, то возникнет совершенно другая ситуация. И она тоже будет сложной. Запад будет угрожать эскалацией, чтобы остановить российскую армию.

Украина. Киев. Президент Украины Владимир Зеленский (справа), премьер-министр Великобритании Риши Сунак (слева) после подписания соглашения о гарантиях безопасности. Фото: AP/TASS

Они будут требовать немедленно остановить боевые действия, предлагать такой, условно говоря, «Минск-3». 

Это будет уже другая политическая проблема. Но сейчас она еще не возникла. И нужно решать проблему военно-техническую. 



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ