Почему РФ отказалась от помощи Бразилии в расследовании крушения самолета, на котором летел Пригожин

9 месяцев назад

Бразилия изъявила желание принять участие в расследовании крушения самолета Embraer Legacy 600, на котором глава ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин совершал свой последний полет.

Цветы у портрета Евгения Пригожина на могиле на Пороховском кладбище. Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Заинтересованность Бразилии, в общем-то, понятна: бразильский Embraer Legacy 600 позиционируется как довольно надежный самолет. В мире их нынче летает около восьми сотен. Поэтому ничего удивительного в том, что бразильское агентство по расследованию авиационных преступлений захотело поучаствовать в расследовании, нет. Борьба за репутацию, то есть версия с какой-то внутренней неисправностью должна быть проработана на все 100%. Все кристально ясно.

Чтобы присоединиться к расследованию, которое, правда, должно было бы тогда проходить по международным стандартам, бразильскому агентству необходимо было приглашение их российских коллег.

Но приглашения не последовало.

Во-первых, Межгосударственный авиационный комитет (МАК) в настоящее время не проводит расследование крушения самолета Пригожина, а во-вторых, в организации заявили, что не будут проводить расследование по международным правилам, так как самолет выполнял внутренний рейс.

Ничего криминального в ответе и позиции МАК нет. Организация действительно не обязана привлекать бразильских коллег, как и в принципе проводить расследование, раз им занимается Следственный комитет.

Однако есть контекст. Причем не очень положительный для Кремля: крушение произошло аккурат спустя два месяца после похода Пригожина на Москву. Следовательно, аварию (то ли взрывчатка была подложена, то ли еще что) все (ну чего уж греха таить-то?) без исключения (впрочем, за особо преклонного возраста россиян все же не будем говорить) будут рассматривать именно в таком ключе.

И в этом плане у Кремля появилась очень хорошая возможность как-то снять с себя подозрения. Не стоит забывать, что Бразилия очень и очень дружественно настроенная по отношению к РФ страна (в отличие от, допустим, той же Индии, придерживающейся жесткого нейтралитета, Бразилия прямо выступает за РФ, даже несмотря на все то давление, которое оказывают на нее западные партнеры).

Но Кремль решил этой возможностью пренебречь.

Почему?

И тут два момента. Первый: даже при всем дружеском настрое Бразилии, по всей видимости, в Кремле осознают, что не удастся представить дело так, как это им хотелось бы. А значит, речь явно идет не о технических неисправностях. Более того: видимо, по тому, как все было сделано (тип взрывного устройства, характер повреждений и проч.), можно проследить, скажем так, возможных заинтересантов аварии. И в Кремле этого очень не хотят (видимо, версия с МИ-6, ЦРУ и/или СБУ как-то уж совсем не складывается).

Второй: разумеется, это расследование было бы в большей степени рассчитано на внутреннюю аудиторию. Чтобы успокоить и показать, что, по крайней мере, Кремль тут ни при чем. Как ни крути, Евгений Викторович человеком был немаленьким и в патриотических кругах он пользовался определенной поддержкой (не зря же на следующий день после его похорон, когда открыли кладбище для посещений, образовалась пробка в несколько километров). И то, что этого не было сделано, говорит только об одном: Кремль общественное мнение не учитывает (видимо, опираясь на опыт с пенсионной реформой и другими непопулярными мерами). Говоря иначе (по-простому), плевать хотели кремлевские небожители на то, что думают рядовые граждане.

Приведет ли это к дестабилизации общества? С высокой долей вероятности – нет. Но вода и камень точит. А Кремль, как известно, умеет раскачать лодку похлеще всяких Навальных и Госдепа. По крайней мере, жестких патриотов он уже против себя настроил. Что дальше?



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ