Почему полномасштабная война с НАТО становится лишь вопросом времени

3 месяца назад

Еще каких-то четыре месяца назад – до «ультиматума 17 декабря» – вероятность военного конфликта России с НАТО и, соответственно, с США была на уровне статистической погрешности. Чем-то из области фантастики. Но с началом военной операции на Украине и последовавшим за ней ответом Запада ситуация, по всей видимости, кардинальным образом стала меняться, все больше и больше сдвигаясь к тому сценарию, по которому военное столкновение России и Североатлантического альянса становится лишь вопросом времени.

Фото: www.nato.int

Нет, сказать, что Третья мировая изначально была запрограммирована в «украинский кейс» и является чем-то неотвратимым – нельзя, конъюнктура весьма изменчива, и кто знает, что может случится завтра, но то, что события развиваются в направлении именно такого исхода – это уже что-то из разряда фактов. И первым ярким сигналом того, что на мирном урегулировании можно ставить большой и жирный крест (по крайней мере, в ближайшее время) стали переговоры в Стамбуле, точнее, то, что последовало за ними, а именно: отход Киева от ряда предварительных договоренностей, которых стороны достигли на переговорах в Стамбуле. «Вчера украинская сторона представила в переговорную группу свой проект соглашения, в котором налицо отход от важнейших положений, зафиксированных на встрече в Стамбуле 29 марта», – сообщил глава МИД РФ Сергей Лавров 7 апреля.

По словам главы внешнеполитического ведомства, Киев изменил пункт касательно нераспространения гарантий безопасности на Крым и Севастополь: «В том Стамбульском документе украинцы четко сформулировали, что будущие гарантии безопасности Украины не распространяются на Крым и Севастополь. Во вчерашнем же проекте эта четкая констатация отсутствует», – рассказал он, добавив, что вместо нее предлагаются «размытые формулировки о некоем эффективном контроле по состоянию на 23 февраля». К тому же украинская сторона изменила пункт о проведении военных учений, не прописав в нем необходимость получения согласия со стороны Москвы, хотя, как напомнил Лавров, в Стамбульском документе прямо было сказано, что «в контексте нейтрального, внеблокового безъядерного статуса любые военные учения с участием иностранных контингентов проводятся только с согласия всех государств-гарантов, включая Россию». И кроме того, в новом проекте предлагалось, чтобы вопросы о статусе Крыма и Донбасса были вынесены в повестку встречи президентов России и Украины Владимира Путина и Владимира Зеленского. А это, в свою очередь, является неприемлемым для российской стороны, которая в качестве условия для проведения встречи называла наличие конкретного и согласованного мирного договора, что подразумевает, что данные вопросы уже решены и вписаны в документ. «Недоговороспособность в очередной раз характеризует истинные замыслы Киева, его линию на затягивание и даже подрыв переговоров через отход от достигаемых пониманий. Киевский режим контролируется Вашингтоном и его союзниками, которые толкают президента Зеленского на продолжение боевых действий», – так Лавров оценил усилия украинской стороны по «модернизации» предварительных соглашений.

И на этом тема переговоров ушла из политической повестки. Впрочем, это было вполне ожидаемо, так как ряд заявлений Зеленского касательно территориальной целостности Украины и проведения всеукраинского референдума, на котором и будут приняты окончательные решения по наиболее спорным вопросам, свидетельствовали о том, что компромисса достичь не удастся. Но если до «модернизации» предварительных договоренностей, достигнутых в Стамбуле, такая возможность теоретически существовала, то после – приказала долго жить. Как бы говоря, что теперь остался лишь один вариант – военный. И более того, который уже одобрен на Западе. Что и подтвердилось спустя несколько дней, когда глава дипломатии Евросоюза Жозеп Боррель после поездки в Киев с главой Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен в своем «Твиттере» написал, что «эта война будет выиграна на поле боя». По сути, озвучив позицию Запада, который отмел все иные способы разрешения конфликта. «Войны выигрывают или проигрывают на поле боя. Мы будем обсуждать расширение помощи Украине», – заявил Боррель по прибытии на встречу министров иностранных дел стран ЕС в Люксембурге, как бы давая понять, что это уже официальная позиция ЕС, который стал мутировать в нечто подобное военному союзу. И слова Борреля о том, что ЕС должен поставить на Украину то вооружение, о котором просит Зеленский, причем, как пишет «Блумберг» со ссылкой на источники, знакомые с обсуждениями, решение об этом необходимо принять уже «в течение нескольких дней, а не недель», – демонстрируют высокую решимость главы европейской дипломатии по расставанию с последней, то есть, собственно, с дипломатией. Особенно на фоне заявления фон дер Ляйен, что «наша цель – представить заявку Украины в [Европейский] Совет этим летом». Это – второй четкий сигнал, что Запад настроен на войну.

Третьим сигналом, что война с НАТО – это более чем реальная перспектива, становится, с одной стороны, нескончаемая поддержка Западом Украины, с другой – санкционная война против России. Что касается первого, тут все очевидно: военные действия – это не только храбрость и мужество солдат и здравомыслие и профессионализм командующего состава, это еще и вопрос ресурсов. Что весьма существенно, если военная операция затянется на неопределенный срок. А это – весьма вероятно, судя по отчетам Минобороны и другим открытым источникам. По всей видимости, в обозримой перспективе под контроль российских войск перейдет вся Юго-Восточная Украина, на территории которой будет сформировано несколько народных республик по типу ДНР-ЛНР, чему на сегодняшний день достаточно много косвенных подтверждений, в частности, установление военно-гражданских администраций для управления территориями и решения вопросов жизнедеятельности проживающих там граждан, а также активное хождение рубля на этих территориях. В случае создания таких народных республик, по сути, произойдет раскол Украины – на Западную, под управлением Киева, и Восточную, пророссийскую, что автоматически будет означать уже войну между ними. Которая – если у Запада не иссякнет энтузиазм – вполне может длиться несколько лет. В формате на истощение, на которое, если брать Россию, и рассчитана санкционная война, объявленная Западом.

И санкции – да, это очень серьезно, как бы ни бравировали российские чиновники. До уже объявленного пятого пакета против России было введено 8 257 санкций. Цифра, без преувеличения, беспрецедентная. А на подходе уже шестой пакет, который тоже, надо полагать, не станет финальным. И тут нужно учитывать, что санкции распространяются не только на экономические отношения с ЕС или Штатами, но и на все другие страны, в том числе и дружественные России. Взять тот же Китай, который не присоединился к западным ограничениям. Например, стоило лишь ЕС внести в «черный список» ВТБ, банк «Открытие» и «Промсвязьбанк», как тут же приложения этих кредитных организаций были удалены из магазина приложений AppGallery китайской компании Huawei. Более чем показательно. И это давление будет усиливаться, создавая, надо полагать, высокое напряжение внутри российского руководства, которое, напряжение то есть, будет расти и за счет откровенного участия Запада в украинском конфликте при официальном декларировании невмешательства. Вооружение, включая и летальное оружие, оборудование, гуманитарная помощь и так далее – все это потенциально является тем раздражителем, на который рано или поздно, по всей видимости, последует определенная реакция. И не исключено, что эта реакция будет именно военного характера, что уже на сегодняшний день косвенно подтверждается ответом Лаврова на вышеприведенные слова Борреля о том, что «эта война будет выиграна на поле боя»: «То, что даже на этом беспрецедентном, агрессивном фоне сказал Жозеп Боррель, – это на самом деле меняет существенно правила игры», – отреагировал Лавров. Впрочем, он мог даже ничего не произносить: совершенно очевидно, что через какое-то время у Кремля лопнет терпение и он перейдет к более активным действиям по этому направлению.

Тем более что это – лишь одно из направлений, по которому последует реакция. Другое – это возможное вступление Финляндии и Швеции в НАТО. Если такое и в самом деле произойдет, то Кремль не сможет сделать вид, что ничего не случилось. Кремль просто обязан будет как-то отреагировать на этот шаг. И военный ответ исключать нельзя: «И Финляндия, которая благополучно развивалась все эти годы благодаря тесным торгово-экономическим связям с Россией, превратилась бы в мишень. Я думаю, это (была бы) страшная трагедия для всего финского народа», – намекнул на то, что случится с нашим северным соседом, сенатор Владимир Джабаров. И, думается, к его словам стоит отнестись серьезно, поскольку расширение Североатлантического альянса на восток в контексте «ультиматума 17 декабря» и начатой военной спецоперации будет интерпретироваться не просто как игнорирование требований России, но как действие вопреки. Как агрессия. И это еще одно подтверждение того, что военная спецоперация может перерасти в Третью мировую.

Ко всему прочему не стоит упускать из внимания и растущую активность Польши, которая стала таким западным «ударным» авангардом в антироссийском дискурсе. И одними словами дело не тут не исчерпывается. Надо ли напоминать, что артикулированный премьер-министром Польши Матеушем Моравецким призыв к полной торговой блокаде России частично нашел свое воплощение в пятом санкционном пакете? Так почему бы не предположить, что через некоторое время предложение польской стороны о введении на территорию Украины миротворческого контингента не найдет поддержки среди мировых лидеров? Да, пусть это будут не войска НАТО, но что это меняет? По сути, лишь оттягивает неизбежное: при смещении зоны боевых действий на территорию страны, отправившей своих миротворцев, допустим, той же Польши (а такое вполне может произойти) натовцы будут вынуждены тут же подключиться к конфликту. Ну не зря же генсек военного союза Йенс Столтенберг в интервью британской The Telegraph заявил, что военный контингент НАТО на восточных границах альянса увеличился в 10 раз по сравнению с тем, что было до спецоперации. То есть с 40 тысяч человек до 400 тысяч. До целой армии. Уже даже не сигнал, а полноценные приготовления к полномасштабной войне.

И не стоит думать, что в Кремле не прорабатывается этот сценарий. Думается, что вероятность Третьей мировой рассматривалась даже не с первых дней спецоперации, а гораздо раньше: не потому ли Путин уже 27 февраля (на третий день спецоперации!) поручил привести силы сдерживания (в которые входит и ядерное оружие) в особый режим боевого дежурства? Явно намекая Западу на то, что последует за тем, если вдруг НАТО попытается поучаствовать в конфликте на стороне Украины. Только, по всей видимости, расчет был на то, что Зеленский сбежит, как Янукович (об этом говорили и американские спецслужбы, кстати говоря), и все закончится очень быстро. Если бы эти ожидания сбылись, то о Третьей мировой не шло бы и речи. Однако затяжной, длительный конфликт очень много что меняет. У него совершенно иная логика. И в этой логике столкновение России и НАТО – даже не один из возможных сценариев, а один из наиболее вероятных, если, разумеется, не случится что-то такого, что обнулит эту логику. Вроде резкой капитуляции Украины или всемирного потопа.

Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр
Александр
2 месяцев назад

Еврейцы — это украинцы второй очереди в пентагоновских планах. Особенно «правильно» ведут себя в этой связи восточные европейцы. Им и придётся выполнять требования России о возврате границ НАТО на позиции 1997-го года (ну и финской мордве, на которую уже не будет похода по тайге и болотам, но полетят ФАБ-3000 на Хельсинки и дело с концом). Насколько они стойкие в военном отношении уже сейчас в целом понятно. И это не может не радовать. Избыточно многие десятилетия вольготного мира, проведённого ими под крылом сначала Варшавского договора, а затем и НАТО довели их до состояния деменции, когда инстинкт самосохранения уже не работает. Тем лучше для нас. А Третьей мировой не будет. Штатовским пидарасам тоже жить хочется. Хотя зачем? Всё равно передохнут под неграми… Тем временем в России окончательно раскорчуют укролюбивых предателей…

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ