Министерство невидимого успеха, или Почему нам только кажется, что российская экономика развивается

3 месяца назад

Основатель и президент компании Zenden, а по совместительству наш экономический эксперт Андрей Павлов продолжает рассказывать «Вашим Новостям» о цивилизационном пути России, его опасностях, испытаниях и ключевых развилках, на которых нужно повернуть в правильном направлении. 

Сегодняшняя беседа будет о том, чем в сложившихся обстоятельствах нашей стране грозят мифы о скорой победе и процветании нашей экономики, а также чем опасна бездумная цифровизация. 

«ВН»: – Андрей Васильевич, недавно вы озвучивали метафору и говорили о проблемах, которые предстояло бы решить условному министру счастья Российской Федерации, чтобы сделать русских счастливыми. Что это вы понимаете под счастьем? 

– В моем понимании сделать счастливыми – это значит дать возможность заводить многодетные семьи и обеспечивать своим детям достойное будущее в сильном и независимом государстве. Поэтому одна из главных проблем страны, на мой взгляд, заключается в обилии и во влиянии вредоносной информации на людей, а именно избыток негативных новостей и запрещенного контента, деградационные блоги и бурная деятельность инфоцыган. Огромное количество новых лидеров общественного мнения, несущих информацию не подтвержденную фактами или научно.

Сюда же можно добавить подачу искаженной информации относительно реального положения вещей. Например, как это делают некоторые блогеры, военкоры и эксперты, которые уже похоронили ВСУ и предрекают скорую победу на СВО. Хотя враги продолжают обстреливать наши города и местами прорывать оборону. Идут тяжелые бои, и поддержка НАТО никуда не делась. В любой ситуации надо проявлять трезвость, реализм и критический взгляд на вещи.

Генеральный секретарь НАТО Й. Столтенберг и В. Зеленский. Фото: AP/ТАСС

«ВН»: – Такой же механизм наблюдается относительно российской экономики?

– Несколько недель назад  в РИА Новости вышла статья под заголовком: «Депутат заявил о победе российской экономики над внешними вызовами». В ней Владимир Гутенев, председатель Комитета Госдумы по промышленности и торговле, сообщает: «Нам удалось внешние вызовы конвертировать в успех и перейти к росту. Промышленное производство за семь месяцев текущего года выросло на 2,6%, рост в июле, в сравнении с прошлогодним, составил 4,9%». Далее он отмечает, что значительную часть этого роста обеспечивает в разы выросший гособоронзаказ, который выполняется почти на 100%.

Не рановато ли праздновать победу в экономике, если ее рост обеспечивается за счет военной, а не гражданской промышленности? Тем более экономисты из реального сектора экономики понимают, что сейчас происходит доамортизация промышленного потенциала, накопленного в 70-е и 80-е годы прошлого века. Подобного роста промышленности после развала Союза в Российской Федерации не было даже в самые успешные годы роста экономики в нулевых.

В итоге приукрашивание реальности и оповещение об успехах, которых еще нет, совсем не выгодно государству, так как формирует у людей к нему недоверие. Такими делами может заниматься только Министерство невидимого успеха, которое уже давно существует в России. В нем почти что выполняют Майские указы, удачно реализуют нацпроекты, активно «обеляют» экономику и эффективно развивают отечественный бизнес. Но ВВП страны при этом почему-то не растет. По данным Росстата, средний годовой прирост ВВП России с 2012 по 2022 годы составил 1,1 %. Видите успех? А он есть…

Министр экономического развития Максим Решетников. Фото: Пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС

«ВН»: – Как вообще повлияли на развитие страны Майские указы и нацпроекты ?

– Напомню, президент России Владимир Путин подписал Майские указы в 2012 году. Их нужно было выполнить до 2018–2020 годов. Уже через год после их издания он отметил, что они исполняются только на бумаге и жизнь граждан особо не меняется. Спустя 10 лет бумаготворчество все-таки победило – и из 36 целевых показателей данных указов были выполнены только 12. Как ни странно, в их число не вошли те, которые связаны с экономикой.

«ВН»: – Приведите пример. 

– Вот яркие примеры, по данным Росстата:

  • создание и модернизация 25 млн высокопроизводительных рабочих мест (ВПРМ) к 2020 году. В 2018 году их было 19,5 млн; по данным FinExpertiza, к 2020 году их стало 21,95 млн. При этом эксперты Томского университета отмечали, что методики расчета ВПРМ у Росстата неточные;
  • увеличение объема инвестиций не менее 25% ВВП к 2015 году и 27% к 2018 году. В 2018 году эта доля в ВВП страны составила 20,7%;
  • увеличение доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей экономики в ВВП страны к 2018 году в 1,3 раза по сравнению с 2011 годом. В 2011 году этот показатель равнялся 19,7%, то есть ожидалось увеличение до 25,6%. По итогам 2018 года он составил 21,3%;
  • увеличение производительности труда к 2018 году в 1,5 раза по сравнению с 2011 годом (на 50%) В 2018 году производительность труда выросла на 5,5%;
  • увеличение реальной средней заработной платы в 1,5 раза к 2018 году (на 50%). В 2018 году средняя заработная плата была больше 40 тысяч, т. е. показатель вырос на 51% по сравнению с 2012 годом. Но с 2011 по 2017 годы фактическая средняя зарплата выросла на 5,4%.

В.В. Путин. Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

Думаю, что реальные показатели были значительно ниже. В 2017 году бывший зампредседателя Счетной палаты РФ Юрий Болдырев отмечал, что приведение зарплаты врача к средней зарплате по региону в рамках Майских указов нередко проводилось путем увольнения медиков. Чем меньше людей, тем выше зарплата. Тот же «эффективный менеджмент» наблюдался в сфере образования, когда дробили ставки или сокращали специалистов вузов. Статисты Росстата при этом без малейшего зазрения совести «рисовали» среднюю зарплату школьных учителей в 2017 году почти в 2 раза больше реальной. Так 18 тысяч согласно исследованию журналистов ОТР превращались в 32.

«ВН»: – А что можно сказать о нацпроектах?

– После провала Майских указов нужно было утешиться новыми осуществимыми целями. Таким образом в 2019 году были запущены национальные проекты. Предполагалось, что их выполнение кратно увеличит демографический, научный и промышленный потенциал России, а также вдвое снизит бедность и приведет российскую экономику в пятерку лучших экономик мира к 2024 году. На реализацию нацпроектов выделили сумму в 25,7 трлн рублей, из которых 10,1 трлн приходилось на рост экономики. Пандемия, кризис и СВО, безусловно, нарушили намеченные планы. Но после запуска нацпроектов средний годовой прирост ВВП страны абсолютно не изменился. Последние 5 лет – все та же статистическая погрешность в 1,1%.

Для сравнения: рост ВВП Китая снизился с 15% до 9,7% в 2008 году. Чтобы справиться с кризисом, в экономику страны вложили 35 трлн рублей (по курсу 2018-го). Последующие 5 лет средний годовой прирост ВВП Китая составил 9,1%.

Конечно, можно возразить, что китайская экономика была до этого на подъеме и результаты инвестиций появились не на пустом месте. Но при этом не стоит забывать, что против Китая не один год велась ожесточенная экономическая война со стороны США и во время пандемии у них были приняты самые суровые меры, что привело к снижению их ВВП до 3% в 2022 году. Значит, все-таки возможно добиваться реальных побед в экономике, когда тебя пытаются раздавить? Например, мировой гегемон.

Результаты национальных проектов будем подводить по итогам 2024 года.

Остановлюсь на анализе двух. Полностью провален проект «Демография», СКР упал уже ниже 1,4 ребёнка на женщину. В этом году количество родившихся детей будет немногим больше 1,2 миллиона. Причем даже этот страшный с точки зрения будущего для страны результат достигнут за счет большой доли родившихся детей у мигрантов из Средней Азии и Закавказья, массово получивших российские паспорта последнее десятилетие. Уже сегодня половина детей, которые учатся в первых классах целого ряда школ, плохо говорят на русском языке. А также за счёт республик СКФО, где рождаемость значительно превышает показатели исконно русских регионов.

Андрей Павлов. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

«ВН»: – А национальный проект «Развитие МСП» по ряду показателей, наоборот, уже выполнен. 

– Только это выполнение вызывает у профессионалов недоумение, а в экономике – процесс деградации и примитивизации. Планку 25 млн рабочих, занятых в МСП, преодолели за счет отнесения к категории «занятые» зарегистрированных индивидуальных предпринимателей. На сегодняшний момент количество ИП в стране приближается к 4 млн. Из них минимум 2⁄3 не имеют наемных сотрудников.

В целом, конечно, логика в этом решении есть. Многие ИП по факту выполняют функции наемного сотрудника, просто налоги в этом статусе значительно ниже 13% НДФЛ и 30% социального взноса. Но основной рывок был достигнут за счёт самозанятых – в этом месяце будет преодолена планка в 9 млн человек.

Я уже много писал о вреде этого налогового режима для экономики страны и созданном хаосе на рынке труда. Это одна из причин кадрового голода. Ведь массовая реклама простоты самозанятости приносит свои плоды. Свобода от «кабалы» трудового договора и низкие, практически нулевые налоги.

«ВН»: – Отсюда кадровый голод? И отсутствие важных для социума специалистов? 

– Ещё несколько лет – и в школах почти не останется талантливых учителей! Они уйдут в репетиторы, а так недалеко и до точки невозврата в нашем всеобщем среднем образовании. Чем хуже образование в школе, тем больше работы у самозанятых репетиторов. Чем больше у них работы, тем больше хороших учителей будет уходить из школы и работать репетиторами. Замкнутый круг…

Плюсы работы репетитором видны невооруженным взглядом. Это возможность свободно строить графики своей работы. Репетитор может дать урок и на удаленке. Нет ответственности перед директором школы, педагогическим коллективом, контрольными органами. Фактически нет ответственности и перед учеником и родителями…

В таких случаях я задаюсь вопросом: «А учтены ли интересы общества и государства в таком случае?» Ведь любые изменения и процессы надо оценивать с точки зрения эффекта для всех сторон, а не только конкретного человека.

«ВН»: – В чем-то эта ситуация рождена и возможностью работать в интернете. Вообще идет тотальная цифровизация. Как вы к ней относитесь? 

– Для эффективной работы Министерства невидимого успеха нужны не только бумаготворчество и отчетосозидательство, но и яркие способы их подачи. Ведь куда проще выдать инструменты регулирования экономики за ее достижения, чем «дать пятилетку за 4 года».

Андрей Павлов. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

В начале 2020 года Алексей Оверчук, зам. премьера Михаила Мишустина и «математик-гений», как его назвали в «Комсомольской правде», пояснил, зачем следует отражать в виртуальной сети все операции в экономике и бизнесе: «Это позволит снизить до нуля административное бремя: для добросовестных компаний выполнение обязательств будет происходить почти без их участия. А контролировать нужно только потенциальных нарушителей и тех, кто находится за периметром платформы. Внедряя цифровые технологии, мы строим экономику знания и доверия».

По словам Алексея Оверчука, такая «экономика доверия» строится на том, что люди добровольно платят свои налоги в мобильном приложении для самозанятых.

Боюсь расстроить гениального математика, но за 4,5 года эксперимента «самозанятые» в российскую казну добровольно поступило 87 млрд рублей налога. То есть почти ничего. При этом из классического найма ушли миллионы человек, а сам рынок труда превратился в лабораторию по торможению российской экономики, где в качестве реактивов – криминальные схемы, отсутствие социальных гарантий и «кадровый голод» на производствах. Бюджету был нанесен прямой ущерб на несколько сотен миллиардов рублей, а экономике – на триллионы.

Другая формула Алексея Оверчука, согласно которой нужно создать цифровую платформу, чтобы контролировать нарушителей и обелять экономику, тоже не сработала. Теневой рынок как колебался на уровне 20% ВВП, так и продолжает. На заседании Совета Федерации в сентябре 2023 года заявили, что в теневом секторе экономики трудится каждый пятый гражданин РФ.

Наконец, цифровизация бизнеса для снижения административного бремени до нуля должна была снизить финансовые издержки и повысить эффективность труда, что неминуемо сказалось бы на продуктивности бизнеса и увеличении ВВП. Но этого не произошло. Вместо роста научно-производственного потенциала страны и импортозамещения мы видим переполненные дешевым импортом маркетплейсы, сотни тысяч объявлений с контрафактной продукцией и запредельную долю торговли и услуг в российской экономике, где 12/24-часовая работа магазинов и салонов красоты почему-то считается достижением. В итоге ощутимый успех цифровизации виден в вызове такси, где можно разложить на атомы каждый шаг этого процесса и рассчитать время в дополнительном ряде услуг.

Фото: Александр Манзюк/ТАСС

Еще один руководитель Правительства РФ, вице-премьер Дмитрий Григоренко тоже видит успешность экономики в тотальной цифровизации и контроле бизнеса. Вот что говорил про него в 2020 году советник уполномоченного по защите прав предпринимателей Антон Свириденко: «В правительстве он сможет выстроить эффективную систему контроля и мониторинга подачи управленческих сигналов. Чтобы она работала быстрее раз в пять и без проволочек. Без новых информационных систем и эффективных технологий взаимодействия между ведомствами нацпроекты не реализовать».

В 2022 году Дмитрий Григоренко сообщил, что благодаря механизму «регуляторной гильотины» отменили 143 тыс. неактуальных требований для бизнеса, и добавил: «Мы продолжаем работу как по актуализации обязательных требований, включая исключение или минимизацию бюрократических проволочек, так и точную донастройку уже процедур контроля и надзора».

Подождите, но у нас уже можно зарегистрировать ИП и ООО за один день, стать самозанятым за 10 минут, вести бизнес дистанционно и решать административные вопросы через сайт «Госуслуги». Для МСП созданы реестры, для самозанятых – платформы, запущены целые аналитические центры для мониторинга бизнес-процессов и отображения налоговых сборов. ФНС видит любой чек в городе и может получить информацию о любом предпринимателе. Казалось бы, ничто не может скрыться от ока Цифрового брата, а методов контроля экономики столько, что она должна быть чистой и прозрачной, как горные реки Алтая. Но ВВП все равно не растет…

«ВН»: – В чем реальная причина?

– Тут не нужно быть ветераном экономического труда, чтобы понять, почему превращение бизнеса в цифровую платформу, создание прозрачной сети налогоплательщиков и увеличение скорости всевозможных операций принципиально не влияют на развитие бизнеса и экономики в целом. Но почему-то это непонятно тем, кто управляет нашей экономикой. А кто ей управляет, можно понять исходя из списка ключевых сотрудников Правительства РФ, в котором его председатель, руководитель аппарата, четыре зама и пресс-секретарь – бывшие сотрудники ФНС.

Резюмируя сказанное, хотел бы остановиться вот на чем. Давайте посмотрим, насколько хваленая цифровизация повлияла на развитие экономики России:

  • ВВП и научно-производственный потенциал страны не выросли;
  • теневой сектор экономики и количество контрабанды, контрафакта не уменьшились. Яркий пример недавно «обнаруженные» 640 тысяч пар контрафактных кроссовок на фабрике во Владимирской области. Как фантастически эффективные налоговые и силовые органы Владимирской области смогли долгие годы не видеть «бревно в собственном глазу», а в это время они обыскивали магазины наших франчайзи за тысячи километров от Владимира. И до сих пор выдумывают нарушения у легальных предпринимателей ещё за 2013 год, хотя во всех городах области открыто торгуют криминальным товаром приезжие из Средней Азии и Закавказья. 
  • недостаток рабочей силы на производствах и перекос экономики в сторону торговли и услуг не сократились;
  • компаний крупного и среднего бизнеса особо больше не стало, и промышленный сектор, как выяснилось после начала СВО, по многим позициям имел очень низкую локализацию. 

Напоследок приведу вам показатель развитости экономики, который бы сильно не понравился Министерству невидимого успеха, потому что говорит о реальных научно-производственных «прорывах». Глобальный инновационный индекс (ГИИ, Global Innovation Index, GII) ежегодно показывает уровень инновационности экономики в каждой стране.

Так вот, в первой двадцатке этого рейтинга за 2023 год вы найдете страны с самым высоким уровнем жизни и самыми крупными ВВП в мире. Россия не вошла даже в первые 50. По количеству изобретений и выданных патентов мы не входим в первую десятку мирового рейтинга.

Почему тогда нам говорят о победах нашей экономики над внешними вызовами и уверяют, что тотальная цифровизация играет в этом ключевую роль?

Тотальная цифровизация стала по факту карательным мечом в руках коррупционеров из контрольных и силовых органов. Вместо создания условий для обеления бизнеса и улучшения делового инвестиционного климата в стране специально создавали коррупционные кормушки.

Рост НДС с 18% до 20% – яркий пример такого шага. Несколько лет вели дискуссию о снижении до 15-16%. А вместо этого взяли и увеличили, чем вызвали огромное недоверие к государству у предпринимательского сообщества. Зато дали фору ещё 2% – тем, кто работает нелегально, торгует «бумажным» НДС  или, например, «таможит» товар в Казахстане по ставке НДС 12%. А потом продает его в России мимо кассы или на УСН 1%, зарегистрировавшись в Удмуртии , Калмыкии и других регионах с такими льготами.

Есть такое чувство, что во всех действиях бывших, пошедших на повышение и действующих сотрудников ФНС всегда есть второе дно и скрытый смысл. И закладывается он для криминализации и торможения экономики. Вместо усиления контроля надо просто снижать высокие налоги, это лучшая мотивация легализации бизнеса.

Можно сделать вывод, что цифровизация не привела к росту экономики, а скорее, наоборот, – сильно усложнила работу легального бизнеса и поставила практически весь бизнес за черту закона.

Ведь соблюсти все требования российских законов практически невозможно. Долгие годы их сложность компенсировалась возможностью несоблюдения, и это были общие правила игры. Теперь же огромные массивы данных позволяют наказывать задним числом и через субсидиарную ответственность обирать предпринимателя до нитки.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ