Как «марш справедливости» Пригожина углубил трещину между Россией и Китаем

11 месяцев назад

А что Кремлю еще остается? Только пытаться убедить общественность в том, что пригожинский мятеж в реальности не представлял никакой серьезной опасности и российские силовики справились бы с ним на счет раз-два-три, если бы он вовремя не одумался (да-да, поклон до земли – в ноги! – Александру Григорьевичу за то, что вразумил Евгения Викторовича) и не повернул назад. Но любому беспристрастному наблюдателю совершенно очевидно, что система не справилась с вызовом, впав в ступор (о чем, собственно, и говорит то, что вагнеровцы беспрепятственно дошли практически до Москвы, из которой российские олигархи и некоторые члены правительства дали деру, едва заслышав о приближении чэвэкашников) и со всей очевидностью продемонстрировав неготовность к внештатным ситуациям. Иначе – будем называть вещи своими именами – дала слабину. Что не могло не сказаться на отношениях с внешнеполитическими партнерами. И сказалось. С тем же Китаем например, отношения с которым в последнее время и без того не блистали радужными перспективами.

Россия. Ростов-на-Дону. Боец ЧВК «Вагнер» на танке на улице города. Фото: Эрик Романенко/ТАСС

А как все хорошо начиналось! Просто преотличненько! Вспомним: официально о мартовском визите Си Цзиньпина в Москву стало известно аккурат в тот день, когда Международный уголовный суд выдал ордер на арест президента России Владимира Путина, что говорило о том, что Китаю на это наплевать с высокой колокольни. А значит, есть все шансы на то, что КНР поддержит РФ в ее противостоянии с Западом на украинском треке.

Писатель и публицист Герман Садулаев писал по этому поводу: «Ввиду разницы масштабов экономики и политического влияния «вечная дружба» и союз между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой могут быть только вассалитетом, где Россия – вассал, а Китай – сюзерен, покровитель, «крёстный отец». Похоже, что именно поэтому государственный и в высшей степени демонстративный визит председателя КНР Си Цзиньпина в Москву не состоялся раньше. Российский правящий класс до последнего надеялся сохранить свою «независимость», просочиться между струйками и, выйдя из повиновения Белому дому, не присягнуть никому, а попытаться вести «свою игру». Осенью 2022 года стало ясно, что не получается. Тогда, видимо, были поданы знаки о готовности встать под китайскую руку, и началась подготовка визита с условием, что председатель Си сохранит свою власть в Поднебесной.

Сегодня мы присутствуем при главном событии в истории России первой четверти XXI века. Россия приносит вассальную клятву Китаю, а Китай принимает Россию вассалом.

Это судьбоносное решение можно сравнить только с выбором князя Александра Невского, который предпочел союз с Ордой (вассалитет) «евроинтеграции»».

Но эти надежды развеялись аки дым уже через несколько дней после отъезда Си, когда президент РФ Владимир Путин заявил, что Россия 1 июля завершит строительство хранилища для тактического ядерного оружия на территории Белоруссии. И это при том, что в совместном заявлении РФ и КНР по итогу встречи говорилось, что «ядерные державы не должны размещать ядерное оружие за пределами национальных территорий и должны вывести все размещенное за рубежом ядерное оружие». И вот после этого стало ясно, что ни о каком «всеобъемлющем партнерстве» речи не стоит.

И дальнейшие подтверждения этому не заставили себя долго ждать.

Тут можно вспомнить и провалившийся визит российского премьера Михаила Мишустина в Пекин, когда высокопоставленные чиновники и главы крупнейших китайских компаний отказались встречаться с российскими коллегами, в числе которых между прочим были четыре вице-премьера, несколько министров, главы крупнейших российских банков (Сбера и ВТБ), несколько миллиардеров. И заявления американского госсекретаря Энтони Блинкена по итогу его визита в Китай о том, что последний не будет помогать РФ оружием для его использования на Украине.

Все это явно говорило о том, что Си не намерен открыто брать сторону РФ. Возможно, не веря в то, что она сможет выстоять.

И вот тут последовал мятеж Пригожина, обнаживший слабость российской системы.

Китай отреагировал практически мгновенно. Отвечая на вопрос журналиста AlJazeera, поддерживает ли Пекин возвращение Киевом всех тех территорий Украины, что ныне находятся под контролем РФ, посол КНР в Евросоюзе Фу Цун сказал:«Не понимаю, почему бы и нет. Мы уважаем территориальную целостность всех стран. Поэтому, когда Китай установил отношения с бывшим Советским Союзом, мы на это и согласились. Но, как я уже сказал, это исторические вопросы, которые должны быть обсуждены и решены Россией и Украиной, и именно за это мы выступаем».

Да, в мирном плане Китая был такой пункт, но прежде он так не акцентировался, скорее, Пекин внес его для того, чтобы успокоить Запад и Украину, а сейчас – не исключено, что позиция стала меняться.

Или еще один пример: «Поражение России или изменения в руководстве страны создадут неопределенность для китайских инвесторов. Правительство КНР проявляет осторожность, например, Пекин до сих пор не подписал соглашение о строительстве нового крупного газопровода, соединяющего страны, несмотря на настойчивые требования Москвы. У Китая после мятежа Пригожина сейчас больше причин для отговорок. Нет смысла делать долгосрочные инвестиции в того, кто не может быть надежным в долгосрочной перспективе», – пишет Reuters.

То есть РФ уже не рассматривается КНР как надежный партнер. И в самом деле, если для сохранения внутренней стабильности нужно прибегать к помощи Александра Григорьевича, который жонглирует своими словами и обещаниями не хуже профессионального артиста (не будем забывать, что Лукашенко до сих пор не признал Крым), то о надежности (в плане стойкости и стабильности) не стоит даже заикаться.

Нет, взятые в отдельности и сами по себе ни заявление Фу Цуна, ни нежелание Пекина инвестировать в КНР (если инсайд Reuters верен)ни о чем таком серьезном не говорят. Скорее, их надо рассматривать как сигнал – что позиция Китая касательно РФ может измениться. А Китай, не будем забывать, важный экономический партнер России. Отвернись он сейчас от РФ – и ситуация (прежде всего в экономическом плане) может претерпеть существенную трансформацию. Вряд ли у Китая достаточно рычагов, чтобы принудить Кремль к подписанию мирного плана с Украиной, но вот создать дополнительных проблем – он может легко.

И что тут важно еще отметить, так это то, что это только первые ласточки. За ними последуют еще. И как на них будет реагировать Кремль – это очень любопытно. Даже если отбросить в сторону версию о том, что мятеж Пригожина был инициирован одной из «кремлевских башен» и успешно реализован, вследствие чего в скором времени Россию настигнут серьезные трансформации. То есть даже если на внутреннем векторе все останется по-прежнему, то на внешнем – нет, что неизменно отразится и на внутреннем. И индикатором этих внешнеполитических изменений смело можно считать Пекин – его отношение к Москве: Китай как страна, претендующая на статус сверхдержавы, не будет ставить на «хромую лошадь». Можно даже не надеяться. Но в Кремле, судя по всему, в полной мере разделяют тезис, что надежда умирает последней.



Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр Кузнецов
Александр Кузнецов
10 месяцев назад

Это не китайцы поставили не на ту лошадь, это сделали мы.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ