Екатерина Агранович: женский неженский взгляд на войну

8 месяцев назад

В студии «Бункера на Лубянке» побывала Екатерина Агранович – медиа-менеджер, автор телеграм-канала «Катруся», продюсер патриотических клипов, член Общественной палаты Российской Федерации и дочь одного из командиров «Спарты». Она родилась 1 июля 1998 года и до начала войны Украины с ДНР жила в Константиновке. Девушка привлекает внимание к тому, что происходило и происходит в Донбассе. Здесь мы представляем ее ответы на самые интересные вопросы, которые задал ведущий проекта «СВО. Большой контекст» Вадим Авва. 

Екатерина Агранович

Екатерина Агранович

Про текущее положение дел на фронте

– Ударного кулака нет ни у нас, ни у Украины. Нет ни у кого резкого перевеса в количестве оружия, боеприпасов или людей. Поэтому всё превратилось в позиционную войну. Сейчас у Украины с контрнаступлением не задалось. И мне кажется, что теперь мы пойдем, что что-то будет перед зимой. 

Член Общественной палаты Российской Федерации Екатерина Агранович

Екатерина Агранович и Вадим Авва

Что представляет собой Украина сегодня 

– Украина, потеряв экономку, потеряла свою субъектность. Государство, при этом нужно отметить, очень непросто разваливается. Казалось бы: институтов нет, экономики нет, внешнее управление… Но оно держится. Это химера, но она держится. Что-то крепкое еще осталось. Видно, советское наследие работает. 

Еще с первых дней информационной войны было понятно, что против нас ведется настоящая война, где есть агенты внутри России. Это настоящая война до победного конца, на уничтожение. 

Алексей Венедиктов, признан в РФ иноагентом. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Что нужно делать в этой ситуации? Разрабатывать ответные меры, разрабатывать свою сеть агентов на Украине, в США. Нужно закономерно противодействовать. 

О потребности в ротации мобилизованных

– Решили набирать контрактников. И если их наберется больше, чем нужно, то давать отпуска мобилизованным. По прозвучавшим заявлениям мы поняли, что ротации не будет. Я не знаю, что делать… Я не человек с инструментами в государственном управлении. Для меня была изначально трагедией мобилизация в ДНР, потому что это была очень странная история. Я считаю, что нужен отдых, ротация.

Мобилизация в ДНР была трагедией потому, что мы все знаем, как она проводилась. Это было не совсем верно… И когда Донбасс стал частью России, была произведена демобилизация студентов, демобилизация по возрасту. То есть вернулись домой те, кто в принципе не должны были быть мобилизованы. Про это сняли сериал даже.

Пройден ли экватор войны

– По внутренним ощущениям – у многих он пройден. Уже ничего не удивляет, что могло бы удивить. Только за это лето произошло столько событий: мятеж, подавление мятежа, смерть Пригожина. И люди уже настолько устали от этих эмоциональных волн. Беспилотники? Всем всё равно. Все уже настолько свыклись с этой реальностью, что чисто эмоционально экватор, кажется, пройден.

Непонятно, что еще настолько сверхординарного должно произойти, чтобы это кого-то всколыхнуло. Правда, есть и разобщение. Часть общества в это вовлечена. А часть общества просто смирилась. 

Я была на ВЭФ. Там была пленарная сессия с участием президента. И я видела, как это всё рутинизировалось. Сидят представители бизнеса, и когда президент говорит информацию о ситуации на фронте, все просто сидят и буднично слушают. Ну, где-то на окраинах империи, на другом конце ее, идет специальная военная операция. 

ВЭФ-2023. Видеокадр

Каковы мои прогнозы… Я думаю, что при помощи каких-то политических решений будут достигаться подвижки. Какие это решения, я не знаю. Сил разительно двигать фронт – освободить ДНР, освободить остаток Запорожской, Херсонской областей – при текущих ресурсах нет. Нужно откуда-то резко взять ресурсы. Либо людей, либо технику, либо боеприпасы. Откуда их можно резко взять? 

При этом у нас есть время. А у Украины его как будто бы нет. Так говорят эксперты. Будет президентская кампания в США, у них будут свои внутренни вопросы, и Украина уже не будет камнем преткновения. 

Япония. Хиросима. Президент США Джо Байден и президент Украины Владимир Зеленский (слева направо) на саммите лидеров стран «Большой семерки» (G7). Фото: AP/ТАСС

О России и русскости 

– Я житель Донбасса. И всю жизнь, когда закладываются какие-то базовые вещи, провела на Украине. В школе мы учили историю Украины, которой нет. В учебнике истории 8 классе реально ничего не было. Смута, темное время, дикое поле, как это называлось. В литературе в тот год тоже практически ничего не было.

Поэтому для меня вопрос исторического никогда не был важен, потому что это была какая-то блеклая бессмысленная вещь. А когда началась война на Донбассе, мы повернулись к России. И ее нужно осмыслять. Я чувствую это.

Я этим летом много где была: в Якутии, во Владивостоке. И я вижу, как для меня выстраивается внутри образ – что такое вообще Россия. Я столько лет знакомлюсь с ней и только сейчас осознаю: что это за страна, что это за люди, что это такое. Это любому человеку надо. Даже тем, кто тут с рождения живет. 

Екатерина Агранович

Екатерина Агранович

Да, есть какие-то противоречия. Но при этом есть какая-то колоссальная надежда на бога в самом конце. Из-за этого есть постоянное чувство: как бы там ни было, всё равно с нами всё будет хорошо. Только за счет этого всё держится. И в конце бог спасает. Классический сюжет: кажется, что ничего не получится и всё уже разрушается, но нет – какая-то мелочь происходит и всё становится хорошо. 

Смотреть интервью полностью



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ