Что делать с нашей интеллигенцией?

4 месяца назад

Этот вопрос назревал давно, но сейчас заострился до такой степени, что с завершением специальной военной операции необходимо будет как-то его решать.

Долгое время лучшие умы России, хозяева дискурса, рукопожатные и светлоликие (это их самоаттестация) не то что бы диктовали, как нам жить и чувствовать, но объявляли всякого, кто был с ними не согласен или задавал острые вопросы, глупцом и быдлом. Социал-дарвинизм расцветал в каждом культурном закутке – будь то модный театр, кинофестиваль, музыкальная радиостанция или толстый литературный журнал. Они объявили: охлос в силу исторических причин не может на высоком уровне работать в сфере культуры.

Наша неполживая интеллигенция величала всех булгаковскими Шариковыми. И была более чем довольна. Народ – с одной стороны, они – с другой. И тянут, и тянут нас, дикарей, в светлое будущее, к цивильным странам и принципиально новому образу жизни, где есть место canсel culture, black lives metter, феминизму, ЛГБТ+ (помимо геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров появились ещё пансексуалы, гендер-флюидные персоны и т. д.) и прочим радостям жизни.

При этом они уверены, что на наши головы сыплется государственная пропаганда, а они тем временем защищены, потому что не смотрят телевизор (а кто его смотрит???), держат социальную дистанцию (но не по медицинским соображениям) и умеют анализировать ситуацию и отделять зёрна от плевел. К тому же не стоит забывать: дискурсом-то правят они. И тем не менее, все как под копирку несут одну и ту же чушь.

Доходит до чудовищных разговоров. Приведу лишь один пример:

– Проблема России в том, – говорит маленький мужичок в стареньком вылинявшем свитере, – что у нас высокотехнологична, в общем, только военная промышленность. Это советское наследие, но за этим старый, ещё петровский, культурный код. Если она не работает, нет спроса на образованных людей и страна деградирует. Если она работает, у власти возникает много оружия – и возникает соблазн использовать его в качестве козыря во внешнеполитических играх при отсутствии других (прежде всего моральных) ресурсов – и это заканчивается катастрофами вроде нынешней. И вот что с этим делать – непонятно.

– Понятно, – отвечает мужичок того же возраста, но повыше, и одет он в хипстерский клубный пиджачок. – Демилитаризация. Лишение ядерного оружия. И т. д. Собственно, это и есть главная ошибка Запада – масштабная помощь в 91-м должна была быть поставлена в зависимость от демилитаризации.

Мужичок в свитере – литературовед В. Ш., мужичок-хипстер – шеф-редактор Colta Г. М. Типажи узнаваемые.

Для них Россия должна быть безоружна; лучше, чтобы за окном были вечные девяностые; идеально было бы стоять не на коленях, а на четвереньках – и восторженно повизгивать, предвкушая, что придёт большой звездато-полосатый Дядя Сэм и примется страстно «владать» нашей страною.

И плюс-минус подобные разговоры ведутся большей частью интеллигенции.

Она – плоть от плоти шестидесятников, что приветствовали ХХ съезд партии и развенчание культа личности. Сначала требовали убрать Ленина с денег, потому летали голубями мира по всей планете, падали в ноги прибалтийским националистам…

Да-да, был такой эпизод. Белла Ахмадулина в самом начале 1980-х годов приехала в Эстонию. Её привели в знаменитое «Куку» на площади Свободы. Там каждый творческий человек мог не только напиться, но и поговорить о всяком-разном, зная, что его никто не сдаст, ибо вокруг сидят такие же поэты, прозаики, драматурги, художники и т. д.

Ахмадулина быстро влилась в компанию.

Официанты не успевали менять графинчики с сорокаградусными напитками. Было дымно и шумно. Звенели бокалы. Смеялись молодые девушки.

Неожиданно поэтесса вышла в центр зала и «пропела-проплакала»:

– Простите меня! Простите, что я ничего не сделала для того, чтобы ваша прекрасная страна стала независимой! Простите, что я ничего не сделала для вашей свободы, которая непременно придёт к вам!

В ответ – гробовая тишина. Все пристально следили за Ахмадулиной. Водка не лезла в горло. Наконец, поднялся один завсегдатай «Куку» и попросил поэтессу удалиться. Но только потому, что боялся: а вдруг это гэбистская провокация? Позже, когда узнали, что поэтесса от чистого сердца просит прощения, слали ей низкий поклон.

А сейчас вошло в моду стыдиться того, что ты – русский. Но, как правильно говорят уже в сети, если ты стыдишься, то ты кто угодно, но не русский. Но это отдельная история.

Есть ещё иная категория интеллигентов – те, что всегда и при любых обстоятельствах будут против России. Развал Советского Союза – так и надо: свободу и независимость всем республикам. Октябрь 1993 года – давить гадину! Чеченская война – отправить на помощь горцам украинских военных и прибалтийских девочек-снайперов.

Помните, у последнего народного поэта Всеволода Емелина была «Баллада о белых колготках» (1999)? Вот сравнительно небольшой отрывок оттуда:

Однажды пошли на заданье

Весной, когда горы в цвету,

Отряд получил приказанье –

Соседнюю взять высоту.

Вот пуля врага пролетела,

Послышался стон среди скал,

И рухнуло мёртвое тело,

То младший товарищ упал.

Десантники взяли высотку,

Чечены на юг отошли,

И снайпершу в белых колготках

Бойцы на КП привели.

Была она стройной блондинкой,

На спину спускалась коса,

Блестели, как звонкие льдинки,

Её голубые глаза.

Комбат посмотрел и заплакал,

И нам он в слезах рассказал:

«Когда-то студентом филфака

Я в Юрмале всё отдыхал.

Ах, годы мои молодые,

Как много воды утекло.

И девушка с именем Вия

Ночами стучалась в стекло.

Был счастия месяц короткий,

Как сладко о нём вспоминать!

В таких же вот белых колготках

Валил я её на кровать.

Неловким, влюбленным студентом

Я был с ней застенчив и тих.

Она с прибалтийским акцентом

стонала в объятьях моих.

Ты думала – я не узнаю?

Ты помнишь, что я обещал?

Так здравствуй, моя дорогая,

И сразу, наверно, прощай!..»

И сколько было этих девочек-эстонок, что пошли на войну не от большой любви к чеченцам, а просто потому, что можно было убивать русских. Милые и нежные, зачем?.. Впрочем, это риторический вопрос. А «Баллада», конечно, не так проста, как кажется. Перечитайте. Она – про боль от того, что братья и сёстры со всего бывшего Союза спешат друг дружку перебить.

И Всеволод Емелин с 2014-го года не то чтобы сблизился с той частью интеллигенции, которая всегда выступает против России, но дистанцировался от прежних товарищей и подвис в воздухе, продолжая оставаться и последним народным поэтом, и настоящим маргиналом (да, это совместимо!).

Что же касается пресловутой интеллигенции, она после 2014 года заточена на Украину. И Крым аннексировали, и, как сказал на днях «важный русский мыслитель» Борис Акунин, Путин бомбил Донбасс (или Донбасс сам себя обстреливал), и был праздник в Одессе – сжигали вату, и теперешняя специальная военная операция – преступление против человечности и вообще фашизм.

Один из тех людей, что ликовали от событий в Одессе, – Д. К., кудрявый мужик в больших глянцевых сапогах, любящий мужиков, но женившейся на девушке-трансгендере (ой, лучше не вникать в это). Он главный редактор литературного журнала «Воздух». Ведёт несколько издательских проектов. Пытается привить русской литературе ЛГБТ-вирус и травмоговорение на повышенных тонах. Ещё дико любит таскать за волосы девушек – слушательниц поэтических выступлений, которые могут задать залу вопрос: «Что за [ерунду] мы слушаем?»

Так вот: Д. К. на днях выложил стихотворение некоего Павло Нечитайло, видимо, украинского поэта (запомните, это имя вам пригодится, как и имя Анастасии Дмитрук). Процитирую:

За детские слёзы, за пламя над хатой, за всю эту жирную тьму

Обороти меня, Боже, ракетой крылатой,

И я полечу на Москву.

Крылатая ракета, я так думаю, сидит в Киеве или во Львове. Брызжет ненавистью ко всему русскому. Сыплет угрозы и проклятия. А переводчик сидит в Прибалтике и собирает деньги для ВСУ.

Все имена, которые я упоминаю, – видные литераторы. Прошлого и настоящего. И, думается, несмотря ни на что, будущего (простили же мы Ивану Шмелёву его симпатии к национал-социализму).

Есть ещё другие сферы: кино (кинокритик Антон Долин покинул Россию и, говорят, обосновался в Израиле), музыка (где-то там главный музыкальный критик Артемий Троицкий; Михаил Козырев собирает вещи; Андрей Макаревич – давно где-то там, если вы понимаете, о чём я), театр (недавно выступавший с антизападной статьёй Константин Богомолов вслед за своей женой Ксенией Собчак покинул Россию; слава Богу, талантливейший Кирилл Серебренников под домашним арестом (шучу)). Повторюсь: есть ещё другие сферы искусства, есть интеллигенция, не покинувшая Россию. И с ними надо что-то делать.

С теми, кто выступает активно (да и неактивно) против страны (не режима, а страны!), поможет только суд. С теми, кто сомневается, нужны железобетонные доказательства нашей правоты, а их сейчас будет навалом: и биолаборатории по всей Украине; и националисты, сдающиеся в плен; и условный Зеленский, признающийся во всех явных (не мнимых и не выдуманных) прегрешениях. А с теми, кто слишком эмоционален, вспыльчив и подвластен пропаганде (в первую очередь чужой), ничего, пожалуй, делать не нужно: пусть живут на западные гранты. Они и до этого жили за их счёт, пусть попробует и теперь. А мы посмотрим.

Государство – хочет оно или нет – возьмётся за культуру всерьёз. Если и дальше молодёжь будет брать пример с силиконовых идиоток, музыкантов, играющих три аккорда и исполняющих частушки на актуальную повестку, безмозглых блогеров, смазливых, но туповатых актёров – следующая тяжёлая геополитическая ситуация может надорвать страну.

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
емелин
емелин
3 месяцев назад

Доноси на меня сука. Я точно не с тобой.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ