«Ну так ЧВК «Вагнер» не существует!», или «Непростая» история 

9 месяцев назад

Мятеж Пригожина, чем бы он ни являлся в действительности, в пространстве пиара и пропаганды до сих пор не получил однозначного толкования. Очевидно, полномочий ни одного из современных российских СМИ не хватило для того, чтобы сформулировать в окончательной редакции – что же произошло 23-24 июня. И в этой ситуации с финальным резюме выступил сам президент… «Ну так ЧВК «Вагнер» не существует!» – сказал на днях Путин, отвечая на вопрос журналиста издания «Коммерсант» Андрея Колесникова о том, сохранится ли эта компания как боевая единица. 

Президент РФ Владимир Путин во время встречи с военными корреспондентами в Кремле. Фото: Гавриил Григоров / пресс-служба президента РФ/ТАСС

Глава РФ отметил, что в России нет закона о частных военных организациях, а значит, и «такого юрлица нет». Он подчеркнул, что вопрос, связанный с реальной легализацией подобных компаний, непростой, но должен обсуждаться в Государственной думе, в правительстве. Сергей Марков объяснил «Вашим Новостям», как может повлиять эта «непростая» история на президентские выборы 2024 года. 

«ВН»: – Не так давно, говоря о грядущих выборах президента РФ, вы сказали, что это будет такой референдум по согласованию кандидатуры Владимира Путина на еще один срок. А после пригожинского бунта вы по-прежнему уверены, что Путина переизберут в 2024 году?

– Абсолютно уверен. Альтернативы нет. Альтернатива – быстрое развитие хаоса. Люди понимают, что президентов нужно менять, а верховных главнокомандующих во время войны менять не нужно. 

«ВН»: – А опасности революции нет сейчас в России?

– Нет, никакого революционного потенциала серьезного нет. Поскольку структуры, которые могли бы организовать революцию, разгромлены. Вот эти прозападные структуры. Символом этого является то, что Навальный сидит в тюрьме, а огромное количество людей уехало за границу. 

Никакого экономического кризиса нет, как вы понимаете. Серьезного падения уровня жизни нет. Никакой угрозы революции я не чувствую. 

«ВН»: – Сейчас многие сравнивают Пригожина с Навальным. Не окажется ли через какое-то время Пригожин с Навальным вместе за решеткой? 

– Может оказаться. Он человек очень амбициозный и психически неустойчивый. Оторви голова, что называется. Я ведь косвенно с ним немного знаком, он является читателем моего телеграм-канала. И время от времени мне посылает какие-то свои по этому поводу замечания. Но есть у меня и другие источники… Он очень радикальный человек. И Путин об этом знает. 

И я думаю, Путин понимает, что прощать такое нельзя. Но внутренне он даже в какой-то мере Пригожина простил, потому что тот знает, что такими действиями он больше себе вреда делает. 

 

«ВН»: – Ровно за месяц до бунта мы с вами говорили о его возможности. Я задавал вам вопрос: что мешает Пригожину по пути в тыловые базы заглянуть в Кремль? Теперь же поставим вопрос так: что теперь мешает Пригожину из Белоруссии пойти на Москву второй раз? Белоруссия ближе, чем Ростов…

– Да у него там войск нет. Здесь у него были, как он сказал, 25 тысяч актуально и еще 25 тысяч в резерве. А в Белоруссии у него не будет войск. ЧВК «Вагнер» у него практически отбирают. 

«ВН»: – Но ведь часть ЧВК уходит с ним. 

– А кто захочет? У него еще и денег нет. Во-первых, российская власть сказала: «Нет, Пригожин не с нами». А во-вторых, у него денег нет. 

Евгений Пригожин. Фото: кадр из видео

«ВН»: – А чем он займется?

– Да неизвестно. Прямо перед нашим интервью мне звонили из Лондона и спрашивали то же самое. Чем же он займется? Займется ли он Африкой? Я не знаю. Пока этот вопрос открытый. 

«ВН»: – Так а в Африке что без денег делать? Если, как говорят по телевизору, он жил за государственный счет?

– Нет, в Африке он жил не за государственный счет. Там он жил на африканские деньги. 

«ВН»: – То есть там он может перейти на самоокупаемость и занять нишу ЧВК, которых в мире достаточно существует?

– Совершенно верно. 

Россия. Ростов-на-Дону. Боец ЧВК «Вагнер» на танке на улице города. Фото: Эрик Романенко/ТАСС

«ВН»: – Сергей Александрович, в дни информационного хаоса, который сопровождал мятеж, аналитика работала?

– Извиняюсь за нескромность, но аналитика работала, и я был этим аналитиком. Я давал такую аналитику, которой пользовался весь мир. Да, у нее есть свои ограничения в период, когда трудно сказать, какие факты есть, а каких нет. Но именно в такие критические периоды и важна аналитика. 

«ВН»: – Многие люди при этом просто убежали из Москвы. А была ли гарантия, что Пригожин не дойдет до Москвы? 

– Не было гарантии. Власти люди сейчас не верят. Поддерживают ее, но не верят. 

В. Путин. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

«ВН»: – А как сейчас выглядит вообще мятеж с расстояния?

– Это был очевидно криво организованный путч – не по принципу захвата власти, по всей видимости, а по принципу « челобитная царю», когда группа вооруженных армейцев идет огромным маршем, чтобы пробиться к царю мимо бюрократии, чтобы пожаловаться на бюрократию. Это как 9 января примерно. Но Путин, зная об уроке 9 января, не повторил ошибки царя Николая II и обошелся без крови путем компромисса. 

Может быть, компромисс – не идеальный путь с точки зрения показной жесткости. Но идеальный с точки зрения сохранения жизней и политической системы. 

Механизм того, как это всё произошло, до сих пор непонятен. Поскольку есть взаимопротиворечивые заявления по фактам. Например, заявления Пригожина по поводу бомбардировки лагеря «Вагнера». Если бомбардировка лагеря была, как он утверждает, то кто и как это дело организовал? А если бомбардировки не было – то значит, выступление Пригожина было не спонтанным, а подготовленным. Вопросов достаточно много…

Следующий важный момент – отношение общества, людей, элит и армии к этим вопросам. Нужно четко разделить некоторые вещи: и общество, и армия абсолютно не поддержали выступление Пригожина. Никто не поддержал, все были категорически против этого мятежа как подрывающего российскую государственность. 

Но с другой стороны, существенная часть и армии, и общества поддерживает ЧВК «Вагнер» как героев борьбы с неонацистским режимом. 

И даже Владимир Путин на своей встрече 29 июня тоже очень правильно разделил Пригожина и «Вагнер». Но есть и третья составляющая: люди не поддерживают Пригожина, но поддерживают те обвинения в адрес военной бюрократии, которые активно все эти месяцы продвигал Пригожин. 

Сергей Шойгу. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Если считать, что у этого мятежа есть объективные причины, то они не ограничиваются только психологическими особенностями Пригожина. И оттого, что люди не поддержали этот мятеж, эти причины фундаментальные остаются. 

«ВН»: – Так каковы эти причины в итоге?

– Они очень серьезные, они фундаментальные. Первое – очень сильно затянулась война. Совершенно неожиданно она испортила огромному количеству людей образ жизни. Есть человеческие потери. Другие люди потеряли деньги. Война продолжается 16 месяцев, при этом не видно вообще никакой перспективы. Непонятно, когда и как она закончится. 

Вторая причина и неожиданность – сильная гибридная война с Западом. Санкции и так далее. Это создает серьезные проблемы. Тем более что перед этим у нас продолжалась по сути лет тридцать-сорок интенсивная кампания пропаганды Запада как главной цивилизационной силы, на которую мы равняемся. И эти неожиданности создают фрустрацию. И эта ситуация не меняется, она остается прежней. 

И надо что-то с этим делать. Потому что если причины мятежа не убирать, то этот мятеж повторится. 

Еще одна причина – система, когда часть функций государства передается олигархам. Передали частично функции войны такому олигарху, как Пригожин, и он ее реализовывал… Но сейчас частных армий, я думаю, не будет. Ведь есть не только «Вагнер», есть и другие ЧВК. Возникает вопрос: другие ЧВК будут как? Кто-то займет место «Вагнера»? 

Артемовск (Бахмут). Бойцы ЧВК «Вагнер». Фото: Валентин Спринчак/ТАСС

«ВН»: – Ну и скажем, каковы же итоги мятежа. 

– В мире резко увеличилось представление о России как о слабой стране. Потому что в сильных странах мятежей не происходит. «Слабая» страна в том смысле, что она не может решить проблемы, которые перед ней стоят. Она не может выиграть войну. Она не может обеспечить нормальное функционирование политических систем. И люди задаются вопросом во всем мире: а может, Россия и дальше будет проигрывать все сильнее? Год назад мы обсуждали, возьмет ли Армия России Харьков. А сейчас обсуждаем, возьмет ли Украина Мелитополь. И насколько крепко Владимир Путин держит власть, если у него уже начались военные мятежи? Они делаю вывод, что «пока он удержался, но в следующий раз может и не удержаться». 

Владимир Путин. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

«ВН»: – Правда ли, что приближенные Путина разбежались в ходе мятежа? 

– Этого никто не знает. Но если они разбежались, членов семей своих куда-то увезли, то претензий в этом отношении к ним быть не может. Он правильно сделали. Потому что если российская власть не может обеспечить безопасность начальников, то они должны сами обеспечить свою безопасность – сбежать на дачу или еще куда-то, это нормально. При приближении ЧВК «Вагнер», которое могло привести к хаосу, погромам, каким-то судам Линча, – правильно люди сделали. 

Д. Медведев. Фото: Алексей Майшев/POOL/ТАСС

«ВН»: – Для поддержания авторитета Путину нужно разобраться с Пригожиным? 

– Нет, нужно разобраться с проблемами, которые это всё породили. У нас должна быть хорошо функционирующая система военной бюрократии. Проблема не в том, что Пригожин что-то сделал, а в том, что он чувствовал, что большинством армии поддерживается то, о чем он говорит. Большинство армии считает, что Министерство обороны работает плохо. Эту ситуацию надо менять. 

Хотя вот сейчас мы видим, что Армия России не прогибается под наступлением ВСУ, которое идет.

С другой стороны, какие-то небольшие успехи у ВСУ есть. А значит, могут быть и большие успехи? А ведь успех армии заключается не только в том, что она правильно обороняется, а в том, что она наступает. Российская армия не наступает уже больше года. Вот эту проблему надо решать. 



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ