Александр Проханов: «Эту оперу играли в заводском цеху, среди грохочущего железа, где воздух синий от дымящейся стали»

10 месяцев назад

«Ваши Новости» продолжают серию интервью с Александром Прохановым. В конце июля писатель вернулся из своей очередной поездки по стране. В этот раз он, можно сказать, собирал урожай – творческий урожай. Прямо в работающих цехах легендарного «Уралвагонзавода» сыграли рок-оперу на стихи автора, а тем временем по другому его произведению сняли полноценный художественный фильм, на съемках которого он тоже успел побывать. Но начали беседу мы с политических событий, которые случились в отсутствие Проханова. 

Александр Проханов. Фото: Зубайр Байраков/ТАСС

«ВН»: – Александр Андреевич, мы в прошлый раз не успели с вами обсудить арест Стрелкова и «наезд на волонтеров», о котором много говорили. Стрелкову вы сочувствуете?

– Я ему сочувствую, я считаю, что он герой. Он начинал донбасскую войну в Славянске, он выдержал страшный, чудовищный удар. Особенности характера, которые заставляют его так резко относиться к власти, к президенту Путину, это его судьба, его видение. Я даже не хочу в это вмешиваться. 

Война, которая идет сейчас, конечно же, идет не по правилам. И все хотели бы видеть другую войну, ту, которая начиналась , когда мы были под Киевом. Всем хочется быть на Крещатике. 

А эта война идет иначе: грозно, трагично, с огромным количеством издержек и потерь. Она идет не по классике. Война была затеяна государством еще слабым, рыхлым, во многом недееспособным. И приходится всё это исправлять на ходу, восстанавливать оборонную промышленность, запускать новые военные конвейеры. 

Фото: Донат Сорокин/ТАСС

А Стрелков принадлежит к той части резких патриотов, которые были возмущены ходом этой кампании. И еще тем, что его не было в этой кампании, хотя он ее начинал. А потом он был от нее отстранен, а потом у него были конфликты политические, дорого ему стоившие. И вот он оказался в такой резкой оппозиции к режиму. Я жалею, что он оказался в этой оппозиции. Жалею, что он оказался за решеткой.

В свое время Квачков* оказался за решеткой. Достаточно трудно было его оттуда извлекать, его извлекли юристы и адвокаты, которые доказали, что он никакого отношения к покушению на Чубайса не имел. Хотя мне хотелось бы видеть, что Квачков мог пристрелить Чубайса и не дать ему уехать сейчас за границу, сначала в Израиль, а потом в Англию, и сменить имя на Сагал. Ну что ж поделаешь, это мое желание…

Но вот Квачков, выйдя из тюрьмы, опять принялся формировать общественное движение на радикальных основах. И ему опять грозит преследование. 

Владимир Квачков. Фото: видеокадр

Политика ведь не связана с радикальным мышлением. Политики это те, кто играет вдолгую. Это герои долгой воли, длинной воли. И быстро, мгновенно сгорать, кидаясь на танк с холодным оружием, это слабая политика. Поэтому, что касается Стрелкова, я отдаю ему должное, это настоящий русский герой, но кидаться на его защиту я не стану. Потому что когда он выйдет из своей темницы, он будет продолжать делать то же самое. 

«ВН»: – Вы недавно вернулись из путешествия. Расскажите о нем. 

 – Это, можно сказать, одно из самых главных моих путешествий. Совсем недавно был на Урале, в Нижнем Тагиле. И не где-нибудь, а на танковом заводе, на «Уралвагонзаводе». В том закрытом цеху, где на конвейере производят новейшие танки, которые сразу идут на фронт. Я был там не просто в качестве визитера этого любимого мною завода. Я привез туда свою рок-оперу.

«Уралвагонзавод». Рок-опера «Хождение в огонь» на музыку Александра Агеева в постановке режиссера Дмитрия Никитина со стихами Александра Проханова

Ее написал мой друг Александр Агеев, музыкант, композитор, член Изборского клуба. Он написал оперу на мои стихи, которые излились из меня каким-то фантастическим потоком. Первый из этих стихов я написал еще в 2014 году, он был посвящен Прилепину. Он звучал так:

Мой стих упал на дно сухого моря.

Ушел на фронт, забыв полить цветок.

Лицо жены, померкшее от горя.

Блокпост. Стрельба. Алеющий восток.

«Уралвагонзавод». Рок-опера «Хождение в огонь» на музыку Александра Агеева в постановке режиссера Дмитрия Никитина со стихами Александра Проханова

В этой рок-опере есть ария на эти стихи. Вы представляете, эту оперу играли в заводском цеху, среди грохочущего железа, где воздух синий от дымящейся стали. Актеры пели, забираясь на танки, а рядом двигались машины, в которые погружали двигатели, снабжали приборами. 

Опера называется «Хождение в огонь». По мере того, как она игралась, она превращалась в оружие поля боя. И эта поездка была важна, потому что постановка на танковом заводе положила начало новой русской эстетике. Русская эстетика была робкая, она нуждалась в рывке. И здесь эта песня, совмещенная с танцами и оружием, находящимся в динамике, родила новое искусство. 

«Уралвагонзавод». Рок-опера «Хождение в огонь» на музыку Александра Агеева в постановке режиссера Дмитрия Никитина со стихами Александра Проханова

После этого у меня была еще одна поездка, весьма фантастическая. Я поехал на съемочную площадку, где снимается художественный фильм по моему роману «Убийство городов». Фильм уже отснят в полевых условиях и монтируется. Режиссер – молодой ленинградец, петербуржец Илья Казанков. Называться фильм будет «Позывной «Пассажир»». Потому что мой герой там получил вот такой позывной. 

В фильме была батальная сцена: деревню разнесли вдребезги из танков. 

Ну а третьей частью моего проекта были чичеринские песни. То есть Чичерина поет песни на мои стихи, а я на ее песни рисую рисунки. Из меня изливается какая-то небывалая для меня самого живопись. Ведь я слепой практически, у меня осталась четверть глаза. Но я рисую эти каракули по наитию. Вот так я и живу. 

Александр Проханов. Фото: ITAR-TASS

«ВН»: – Кроме этого, вы не забываете о публицистике. В вашей газете «Завтра» вышла статья «Охотники за смыслами». Это такой итоговый по итогам летних событий материал, как мне показалось. Ведь этим летом история России могла опять переломиться кардинальным образом. Появились новые смыслы по итогам наших мятежей, отмены мятежей?

– Эти смыслы я постоянно называю. Они открылись мне много лет назад, когда еще молодым человеком я покинул Москву, поселился в лесах, стал лесником. Я поселился на святых землях, окружавших Новоиерусалимский монастырь. Эти земли патриарх Никон переименовал в земли Русской Палестины. Там есть Голгофа, там есть крестный путь, там есть Гефсиманский сад, там есть Иордан (наша река Истра). На этих землях я провел два с половиной года. Ходил на лыжах и пешком по этим тропам, по просекам, по полянам, по опушкам, сверкающим снежным пространством. Они напитали меня огромной энергией. И перед тем как я покинул эти места, мне явился ангел. Нечто, что я потом стал называть ангелом. Передо мной вдруг возник светоносный столб до небес. Уже потом я увидел его крылья, стопы, могучие длани. 

Александр Проханов

Александр Проханов

И всю мою остальную жизнь я провел в стремлении разгадать эти видения. И их разгадка была в смыслах – о русских сокровенных кодах, о победной русской истории. Я формулировал эти смыслы и продолжаю их формулировать. 

*Владимир Квачков – советский, затем узбекистанский и российский военный и общественный деятель. Полковник ГРУ ГШ ВС России в отставке. В 2005 году был арестован по обвинению в покушении на главу РАО ЕЭС Анатолия Чубайса. 23 декабря 2010 года был вновь арестован – по обвинению в организации вооруженного мятежа в РФ и терроризме. Вышел на свободу 19 февраля 2019 года. 



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ