Восемь приоритетов нового президентского срока Владимира Путина

4 месяца назад

В прошлой беседе с генеральным директором Института политических исследований Сергеем Марковым мы обсуждали промежуточные результаты продолжительной даже по меркам российского государства эпохи правления Владимира Путина. Состоявшиеся выборы очевидно открывают новую главу истории нашей страны. Какими будут следующие шесть лет?

В.В. Путин. Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

«ВН»: – Сергей Александрович, чего ждать от нового президентского срока Путина? Какими будут ближайшие годы? 

– Да ничем они не будут отличаться. С точки зрения путинских желаний. Но они могут кардинально отличаться с точки зрения вызовов. Россия в ситуации военных действий. И трудно сказать, как будут развиваться события. Мы ведь не знаем, например, будет ли масштабный ввод войск НАТО на территорию Украины или нет. Придется ли применять ядерное оружие? Мы тоже не знаем. 

Мы видим, что есть теракты на территории России. Будут они такими же или станут носить более массовый характер? Даст добро Вашингтон, Лондон и Брюссель на взрывы в московском метро? Неизвестно. 

Украина. Киев. Президент Украины Владимир Зеленский (справа), премьер-министр Великобритании Риши Сунак (слева) после подписания соглашения о гарантиях безопасности. Фото: AP/TASS

Но мы можем предполагать, какими будут наши приоритеты. Важнейшим приоритетом Путина будет не допустить ядерной войны и уничтожения человечества. Мы ведь имеем дело с опаснейшей коалицией государств. Это зачастую иррационально мыслящие и принимающие очень агрессивные решения лидеры западных стран. По сути дела речь идет о банде сумасшедших с бритвой, которые носятся по миру. Полностью предсказать их решения невозможно. 

Вторая задача – прекратить войну на Украине. Но не путем уступок и не путем перерыва, после которого всё возобновится в значительно большем масштабе. Путин сказал, что Запад вместо мира хочет предложить нам перемирие на полтора-два года и за это время максимально накачать свою военную промышленность, накачать украинскую армию.

Президент Украины Владимир Зеленский, канцлер Германии Олаф Шольц и президент Франции Эмманюэль Макрон во время встречи в Елисейском дворце. Фото: Thibault Camus\AP\TASS

Третий приоритет – обеспечение развития нашей военной промышленности и создания новых систем вооружения. Последние месяцы показали, что у нас есть дефицит систем противовоздушной обороны. Чтобы защищать все эти НПЗ и так далее. Зеленский поставил задачу в 2024 году произвести 1 миллион дронов. И от них нужно защититься. Кроме ПВО нужно создавать и свою армию дронов. Кроме того, нужно решить проблему артиллерии. Наша сейчас уступает натовской на 10–15 километров, и мы не можем сосредоточить серьезные войска для прорывов и наступления. Нужно резко усиливать и спутниковую группировку, которая позволяет вести глубокую и неглубокую тактическую разведку. Чтобы видеть, как идут боевые действия. 

Наши большие потери в Черном море показали, что нам необходимо развивать систему защиты кораблей, Крыма и портовых городов от атак. Нужно развивать военную промышленность, чтобы армия могла воевать. 

Россия. ЛНР. Работа военнослужащего разведгруппы с использованием многофункционального беспилотного комплекса «Орлан» 10 на Краснолиманском направлении. Фото: Александр Река/ТАСС

Четвертый приоритет – это проведение военных операций. Кроме вооружений, армии нужно правильное сочетание гибкости и единоначалия. Нужна мотивация, нужно достаточное количество солдат. Поэтому нужно продолжать набирать контрактников. Грамотно проводить тактические действия, обучаться проведению современных военных операций с использованием дронов и так далее. Нужно продолжать учиться воевать по современным стандартам. 

Пятый приоритет – построение новой экономической инфраструктуры внутри России с целью импортозамещения. Это нужно делать ускоренными темпами. Мы видим, что возникают огромные проблемы. Из-за санкций не поступает большое количество товаров, которые нужны в России. И возникает очень хорошая возможность для российской экономики. Если удастся рывком занять эти ниши, то это всё сторицей пойдет в большую прибыль. Здесь нам еще нужно сформулировать, что сейчас нужнее всего и что легче всего сделать. 

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Шестой приоритет – участие России в глобализации, но не со всем миром, а с половиной мира. Построение системы экономических отношений, которая бы не зависела от санкций США и Евросоюза. Нужно строить банковские системы, развивать торговлю, чтобы не боялись попадать под санкции наши партнеры. У нас есть союзники: Иран, Китай, который тоже либо находится под санкциями, либо попадет под них. 

Седьмой приоритет – понять, как нам жить в современном мире без международных организаций. Ведь они сейчас не работают. Например, что нам делать, когда нам в Международном олимпийском комитете блокируют возможность участия в соревнованиях? Мы проводим Игры доброй воли, но МОК угрожает репрессиями спортсменам, которые будут в них участвовать. Из страха спортсмены отказываются от них. 

ВН

Летние Олимпийские игры 2024 пройдут в Париже

Есть также организация по запрету химических вооружений, которая под контролем Запада и по сути дела занимается масштабными фальсификациями, скрывает использование химического оружия западными государствами. И таких организаций много. Они превратились в противоположность тому, чем должны являться. 

Восьмой приоритет – нужно заниматься кадровым обновлением. Была стабильность в кадрах с тех пор, как пришло путинское поколение. Но сейчас ряд секторов оказался захвачен клановыми группировками, которые плохо выполняют свою работу. Чтобы это изменить, запустили «Кадровый резерв», «Лидеры России». Нужно решать эту проблему, которая становится всё более настоятельной. Да, мы защитили экономику от удара санкций, предотвратили обрушение экономики.

Эльвира Набиуллина. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Экономическая система сработала неплохо. И политическую стабильность тоже нет необходимости обеспечивать, потому что она уже обеспечена, что показали выборы. 

Вот такие приоритеты. И все они новые. Раньше их не было. 

«ВН»: – Чего вы ожидаете от нового правительства?

– Ничего сказать невозможно. Политических изменений не будет. Если и будут, то сугубо по технократическим причинам.

Михаил Мишустин / Википедия

Если один министр стал плохо работать или заболел – поставят другого. Политически менять ничего не будут. А вот насколько сильно будет обновление там? Может быть нулевым, а может – стопроцентным. 



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ