«У Лидии начались роды, и в этот момент приехали немцы… Впоследствии при раскопках видели ее труп»: ФСБ рассекретило новые документы о зверствах фашистов в Крыму

2 месяца назад

Федеральная служба безопасности России в рамках проекта «Без срока давности» продолжает передавать в публичное пользование документы, касающиеся зверств нацистов в году Великой Отечественной Войны на юго-западных рубежах Советского Союза. Особенно на Украине и в Крыму. На этот раз партия документов, переданная в Госархив и исторический музей Севастополя, состоит из свидетельских показаний о том, как немецкие оккупанты мучали и уничтожали советских военнопленных в Крыму в период с 1942 по 1944 годы, а также о грабеже и убийствах мирного населения полуострова.

Севастополь, июль 1942 года. Фото: Бундесархив

Так, в одном из протоколов Анна Киселева, свидетельница трагических событий, рассказала советским военным следователям о том, что «25 марта 1944 года была расстреляна моя знакомая Лидия Ревякина 20 лет… Она была арестована немцами по вопросу о деятельности ее мужа как подпольщика. Арест ее был проведен несмотря на то, что она должна была через несколько дней родить. Так как на допросе она не могла отвечать, над ней издевались, избивали, после допроса она была доставлена в больницу. Я пошла в больницу ее навестить, и мне сообщили, что у Лидии начались роды, и в этот момент приехали немцы и ее увезли, впоследствии при раскопках видели ее труп».

Муж Ревякиной также не избежал расстрела. По словам Киселевой, «весной 1944 года были расстреляны жители Севастополя, они же военнопленные, Ревякин Иван/Александр (конспиративные имена советского подпольщика Василия Ревякина), Пименов Иван, Калинин Григорий -– лично я видела их трупы на месте расстрела».

Карательные операции немцев при этом затрагивали не только подпольщиков, но и обычных жителей полуострова. По данным еще одного протокола, особенно массовые облавы участились в 1944 году, когда немецкое командование понимало, что очень скоро Вермахт будет выдавлен с территории Крыма:

«Обычно такие облавы немцы сопровождали мародерством, забирали у населения различные ценные вещи, домашнюю птицу, свиней. 1 мая 1944 года утром Зеленая горка была оцеплена немецкими войсками, после этого начался насильственный угон населения для увода в Германию, но одновременно с этим немцы проводили массовый грабеж».

Говорится в документах и про акции устрашения среди мирных граждан, когда нацисты попросту убивали «случайных людей», банально подвернувшихся под руку. Так, например, был повешен сын Феклы Лялиной, который просто пошел в комендатуру за справкой для работающего отца. Как потом рассказывала Лялина, «утром 2 сентября 1942 года муж шел на работу и увидел сына на виселице, тут же возвратился домой и рассказал мне. После этого я пошла к месту казни сына и простояла целый день. Полицейский предупредил меня, что если я буду кричать и собирать вокруг себя людей, то меня прогонят. Помню, что на груди у сына висела табличка с надписью: «За саботаж». Висел он не один, с ним были повешены еще два мальчика примерно такого же возраста. Я полагаю, что немцы повесили сына для устрашения других. После повешения на бирже (труда) было полно народа, все пришли на регистрацию».

Однако особой чудовищностью на этом фоне отличалось обращение немецких оккупантов с советскими пленными. Согласно рассекреченным ФСБ архивам, только в Севастополе и окрестностях немцы построили 10 концентрационных лагерей. Все они работали по «единому стандарту», который задавал лагерь смерти «Красный», организованный в поселке Мирное близ Симферополя.

Фото: из архива мемориального комплекса «Концлагерь «Красный»

Документы о том, как работало это «учреждение», были опубликованы в рамках проекта «Без срока давности» еще в 2020 году. Из них следует, что там людей морили голодом, инициировали заражение болезнями, расстреливали, травили газом в «душегубках» и сжигали заживо. Достаточно сказать, что до сих пор цифры погибших в «Красном» не сходятся. По разным данным, речь идет о 10 или 15 тысячах убитых за 1942–1944 годы.

В окрестностях Севастополя, как было сказано выше, было еще 10 таких лагерей, которые, по сути, являли собой огороженные вышками и колючей проволокой участки земли, где под открытым небом, часто без воды и еды, содержались сотни и тысячи людей.

В показаниях Анны Киселевой говорится:

«Я сама видела, как пленных кормили картофельной шелухой, затем жидкостью, изготовленной из отрубей».

Местные жители пытались передавать заключенным еду, но это не помогало. Ежедневно умирали сотни. Ну а в силу антисанитарных условий в лагерях больше, чем от голода, люди умирали от дизентерии.

При этом в 1944 году немцы попытались массово уничтожить всех заключенных. Массовые убийства, судя по показаниям непосредственных участников расправ, были организованы следующим образом:

«Брали по одному советскому гражданину, вернее, брали их сразу всех, приказывали им раздеваться, выводили в воронку противотанкового рва, приказывали им ложиться вниз лицом и стреляли в затылочную часть головы».

Это, впрочем, был еще «гуманный способ». Некоторых из узников в буквальном смысле сожгли заживо. Речь идет об эпизоде с пожаром баржи в 1944 году, о котором позже рассказала свидетельница тех событий Наталья Зинченко:

«Утром после прибытия эшелона пленных немецкие захватчики погрузили в рядом стоящую баржу. Погрузка их происходила утром. Через непродолжительное время мне от проходивших мимо моего дома граждан стало известно, что баржа с военнопленными горит. Узнав об этом, я сразу побежала к месту пожара, где увидела следующую картину. Из люков баржи, в которую немецкие захватчики погрузили советских военнопленных, вырывался черный дым и были слышны крики и стоны находившихся внутри баржи раненых… Стоявшие в оцеплении немецкие солдаты никакой помощи военнопленным не оказывали».

Фашисты, стоявшие в оцеплении, не позволили и крымчанам прийти на помощь к горящим заживо пленным. В ходе пожара погибло сорок человек. А впоследствии обнаружилось, что пол трюма судна был устлан соломой вперемешку с порохом.

В общем, эти показания ясно дают понять, откуда у нынешних украинских неонацистов «традиция» сжигать людей заживо, как 2 мая 2014 года в Одессе. Им было с кого «брать пример».

Эти показания – только краткие выдержки из перечня всех тех ужасов, которые творили оккупанты в Крыму в 1942–1944 годах. Думается, что отсканированные и выложенные в Сеть документы в полном объеме расскажут о множестве подобных эпизодов. Но и того, что известно уже сейчас, достаточно, чтобы понимать, что такое нацизм на практике, и почему его уничтожение, или денацификация, в наши дни на Украине – это принципиальный вопрос выживания как для нашей страны, так и для всех тех, кто считает себя русским.

Подписаться
Уведомить о
guest
4 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Клаудия
Клаудия
1 месяц назад

Какая у тебя тема? В отличие от вас, я молюсь о мире. Я стою с той стороны, где стоит Иисус. И ты?

Александр
Александр
1 месяц назад

Смерь бандеровским фашистским захватчикам!…

Александр
Александр
1 месяц назад

Не верно. Его погоняло — чешущийся скот. Он его только подправил для бандеровской красоты, но чем был, тем и остался…

Клаудия
Клаудия
1 месяц назад

Я не думаю, что мир сейчас озабочен военными преступлениями прошлого века. Сегодня в центре внимания военные преступления, совершенные после 24 февраля 2022 года.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ