Изъян «немецкого плана» по Украине, или Добро пожаловать в новую реальность

2 месяца назад

«Немецкий план» завершения российско-украинского конфликта – потенциально – становится все более и более вероятным. Так, комментируя публикацию итальянской La Repubblica – в которой говорится, что сценарий, заключающийся во вступлении Незалежной в НАТО в обмен на отход к России тех территорий, которые находятся под ее контролем, уже находится в разработке закулисья Североатлантического альянса – обозреватель Bild Марк Оливер Рюле приходит к мнению, что оный не лишен смысла. Так как не противоречит установке генсека Альянса Йенса Столтенберга о том, что «единственный путь к справедливому и прочному миру в Украине – гарантировать военную мощь ВСУ, чтобы убедить Путина, что он не победит на поле боя». Поскольку представляет из себя «боевую ничью» (Украина не выходит на границы 91-го, а Кремлю приходится мириться с появлением еще одного соседа-члена НАТО).

Россия. ДНР. Донецк. Военнослужащие подразделения противовоздушной обороны первой славянской бригады первого армейского корпуса во время работы зенитной установки ЗУ-23 на автомобиле «Урал». Фото: Дмитрий Ягодкин/ТАСС

В пользу реалистичности такого сценария немецкий обозреватель ссылается на послевоенный опыт разделения Германии на ФРГ, ставшую членом Североатлантического альянса, и ГДР, вошедшую в группу стран Варшавского договора.

Аргументация – не сказать чтобы очень. Однако логика, без сомнения, наличествует. Особенно, если ее подкрепить текущей ситуацией, в которой можно выделить несколько моментов.

Во-первых, приостановку американской помощи без большой надежды на ее возобновление (Дональд Трамп, который нынче и диктует политику республиканцам, прочно стоит на позиции блокировки законопроекта, включающего в себя новый пакет помощи Незалежной, так как, по его мнению, такой подход является наиболее продуктивным в смысле принуждения Киева к мирным переговорам). А как заявил украинский президент Владимир Зеленский во время видео-встречи с послами благотворительной платформы UNITED24 (и это вряд ли можно классифицировать как искусственное сгущение красок), «без этой поддержки Конгресса нам будет трудно не только победить, а даже остаться».

Во-вторых, неспособность Европы заместить выпадающие американские поставки своими силами (даже обещание поставить Украине миллион артиллерийских снарядов Евросоюз и то не смог выполнить, уйдя в откровенно смешные оправдания, что ничего такого он на самом деле не обещал и за часть снарядов Киев должен был заплатить самостоятельно). И то, что данный расклад как-то переменится в сторону Незалежной – вероятность этого крайне мала. Европа элементарно не имеет таких производственных мощностей, чтобы удовлетворит запросы ВСУ в снарядах и военной технике. Чтобы это сделать, Европе необходимо полностью менять экономический курс (да и политический тоже), то есть ставить экономику на военные рельсы. А этого ни одна страна ЕС, включая не входящую в него Великобританию, делать не желает, так как нет общеевропейской консолидации по украинскому вопросу, в том числе и среди населения Европы, как минимум половина которого (а в реальности – подавляющее большинство) выступает за скорейшие мирные переговоры и окончание военного конфликта (в частности, опасаясь, что он выйдет за украинские рамки, превратившись в третью мировую).

В-третьих, это то текущее положение, в котором находится Украина. Еще пару недель назад авторитетный The Economist писал, что точка зрения, согласно которой после провала разрекламированного на все лады контрнаступления ситуация на фронте зашла в тупик, слишком «оптимистична». В материале издания довольно дипломатично отмечалось, что «существует тревожная вероятность того, что новый мощный натиск России в ближайшие несколько месяцев может пробить оборону Украины и проникнуть вглубь страны». Если смотреть правде в глаза, то с крайне высокой степенью вероятности линия обороны будет прорвана.

О чем говорят: а) дефицит снарядов (The Wall Street Journal приводит слова солдата ВСУ Максима Полюховича, который рассказал газете, что военное руководство нынче взяло за практику отправлять солдат искать неразорвавшиеся российские снаряды на поле боя за отсутствием своих; а Зеленский в интервью украинским телеканалам заявил, что нехватка ракет ПВО при высокой интенсивности российских ударов может начать серьезно ощущаться уже через месяц); б) отсутствие фортификационных линий обороны (Politico уже прямо писала, что Незалежная, по всей видимости, уже опоздала с возведением своей «линии Суровикина»); в) значительный дефицит живой силы (Киев, видимо, боясь политических последствий, все никак не решается запустить новую волну мобилизации, имеющую, по оценкам иностранных экспертов, критическое значение).

То есть выдержать статус-кво – уже не представляется возможным. И речь идет даже не об энном количестве «Авдеевок» (по определению главы ЦРУ Уильяма Бернса), но о значительном сдвиге линии фронта (вплоть до капитуляции за исключением разве что территорий Западной Украины). Тут, конечно, встает вопрос о – прежде всего – французской интервенции, но это, как ныне принято говорить, пока неточно: даст ли Макрон отмашку на ввод войск – это зависит от многих переменных (в частности, от позиции Си Цзиньпина и лидеров стран «глобального Юга», действий Вашингтона и так далее), и дать сколько бы то ни было адекватный прогноз по этому кейсу – на сегодняшний день весьма затруднительно, если вообще возможно.

В-четвертых, это усилия некоторых европейских лидеров по урегулированию конфликта. По словам немецкого канцлера Олафа Шольца (об этом он заявил в конце марта в интервью MAZ), «в настоящее время ряд стран, включая Украину, обсуждают на уровне советников по безопасности, в какой форме может быть достигнута договоренность, которая приведет к мирному процессу». Правда, со стороны Украины было выдвинуто условие о выходе на границы 91-го, что автоматически переводит все эти обсуждения в область фантастики, но то, что пошел сам процесс, ранее категорично отвергаемый Киевом, – очень и очень примечательно.

Так что, говоря о «немецком плане» (хотя точнее было бы: о плане Киссинджера, ибо это он одним из первых озвучил данный сценарий), нельзя не отметить его жизнеспособности (исходящей из необходимости: при продолжении конфликта Украина с более чем 90%-й вероятностью проигрывает, что означает и поражение Запада, чего там допустить не могут).

Но есть нюанс (или, скажем так, изъян): странным образом этот план не учитывает мнение России. Если говорить о переговорах, то Москва на сегодняшний день выступает в куда более сильной позиции, чем Киев. Отсюда вопрос: а почему она должна соглашаться на неприемлемые условия, одним из которых и является членство Украины в НАТО? Да, влияние Североатлантического альянса в ближайшем будущем будет снижено (тут уже и Трампа не надо: нынешний американский президент Джо Байден ярко продемонстрировал, чего стоят все уверения в том, что США будут «поддерживать столько, сколько потребуется»), не исключено и образование нового военного союза (или даже союзов) в рамках ЕС, но это не отменяет того простого факта, что вступление Украины в военный блок будет равносильно геополитическому поражению РФ (на Финляндию со Швецией Кремль закрыл глаза, но в случае с Украиной этого сделать ну никак не выйдет). Именно поэтому нейтральный статус Незалежной является принципиальным для Кремля моментом. И с чего на Западе взяли, что Россия пойдет на этот шаг (по крайней мере, без дополнительных гешефтов, например, в виде снятия санкций, на что уже в свою очередь не пойдет Запад)?

Тогда что остается?

Ввод иностранного военного контингента на территорию Украины и принятие ее в НАТО без согласия РФ с надеждой на заморозку конфликта по линии фронта. Да, это выглядит вполне реалистичным (с точки зрения логики) сценарием. Очевидно, что напряжение в этом случае между Россией и Западом станет на порядок выше. И это – при самом позитивном течении событий. При негативном – противостояние России с Западом может вылиться в третью мировую войну (как пишет The Telegraph, Лондон и Париж объявили о создании «обновленной Антанты» – против РФ, разумеется). И не исключено, что еще и ядерную.

Но даже если войны и не произойдет, то фиксация на ее пороге продлится не один год (если не десятилетие). И вот именно в этом смысле стоит понимать слова премьера Польши Дональда Туска, что «началась новая эпоха: предвоенная эпоха» (позже его message повторил и министр обороны Британии Грант Шэппс, заявивший, что мир перешел из послевоенного периода в предвоенный, поясняя это в своей колонке для The Telegraph тем, что «Россия угрожает нашим соседям. Китай становится все более агрессивным. Иран использует своих доверенных лиц, чтобы вызвать региональный хаос от Ближнего Востока до Йеменского пролива. А Северная Корея постоянно бряцает своей ядерной саблей»).

И что самое главное, эта предвоенная эпоха будет длиться независимо от того сценария, по которому так или иначе разрешится конфликт на Украине. Станет новой реальностью. Когда война может начаться в любой момент – от чьего-то слишком громкого чиха (возможно, принятого за что-то другое) или неосторожной фразы. Что и станет кульминационным этапом «эпохи Джокера» – эпохи повсеместных перевертышей и глобальной неопределенности. Разумеется, если третья мировая все-таки не начнется.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ