Сергей Лукьяненко, Александр Пелевин, Владислав Шурыгин, Герман Садулаев и другие о трагедии в Казани

Ужасные трагические события, произошедшие накануне в столице Республики Татарстан, не могут оставить равнодушным никого. Вместе с Казанью скорбит не только вся Россия, но и жители других стран. Своими чувствами по поводу случившегося делятся в комментариях и социальных сетях.

«Ваши Новости» подготовили небольшую подборку мнений, в которых раскрыта вся боль и сделаны выводы, как жить, чтобы такого ужаса, как в казанской школе № 175, больше не повторилось.

Писатель и журналист Герман Садулаев уверен, что одни запреты не сработают, для предупреждения подобного нужна профилактика:

– Надо не пожалеть денег. Дать хорошие оклады. Нанять много психологов в школы, техникумы, колледжи, лицеи, институты, университеты. Чтобы они постоянно мониторили подростковые и молодежные коллективы. Делали медиацию конфликтов. Регулярно тестировали всех. <…>

Не надо жалеть денег на психологов и не надо забывать о постоянной регулярной обязательной психодиагностике.

И, конечно, Центру «Э» и прочим центрам, когда они мониторят соцсети, лучше было бы обращать внимание на потенциальных маньяков, а не кто там какого политика лайкнул и какой старый клип группы «Раммштайн» репостнул.

Писатель Арсений Гончуков, напротив, в своих выводах категоричен:

– Я выступаю за полный запрет охоты как таковой. В 21 веке при тотальном и подавляющем планету антропологическом факторе убийство животных для удовольствия — это подлость. Охота, зоопарки и цирки — мерзость.

Писатель и колумнист «Ваших Новостей» Александр Пелевин не согласен с ограничительными мерами, которые повсеместно стали предлагать ввести после произошедшей трагедии.

– Есть определенные признаки, по которым совершенно точно и безоглядно можно сказать, что человек скорбен умом. Один из таких — предложение запретить компьютерные игры после очередной массовой стрельбы с погибшими. Это вот сразу показатель отсутствия мозга как такового,

– отмечает автор.

Он подчеркивает, что, наплевав на человеческую боль и скорбь выдвигают законодательные инициативы, совершенно позабыв о сочувствии:

– Происходит ужасная беда, погибают дети, нет бы хоть немного молча посидеть да подумать, что в действительности к этому могло привести, а пока просто выразить человеческое сочувствие — нет, надо тут же чешется законотворческий зуд, надо что-то ВЫСКАЗАТЬ, надо предложить обязательно что-то запретить, найти сколько угодно и где угодно виноватых. <…> А может, стоит подумать о том, что у нас не сработало то, что и так по идее должно работать? Может, подумать, как бы усовершенствовать работу школьных психологов, чтобы они на ранних этапах выявляли девиации у подростков? Вспомнить, что у нас принято отмахиваться от психических проблем у молодежи, и подростки с проблемами по-прежнему предоставлены самим себе?

Надо понимать, что никакая, даже самая совершенная система ранней психологической помощи не сможет на сто процентов предотвратить такие трагедии. Но хотя бы часть подростков с проблемами в башке можно бы заметить раньше, чем они станут окончательно больными поехавшими гнидами, чье место теперь стоять ласточкой в «Черном дельфине». Это превращение ведь не сразу происходит. Но в какой-то момент становится поздно.

Военный эксперт Владислав Шурыгин объясняет, почему очередные запреты не будут работать в нужном ключе:

– Пожелание «еще сильнее» ужесточить оружейное законодательство из раздела «выпороть море». Истеричная реакция властей на то, что они контролировать не могут. Этот урод оружие получил легально, предыдущий – украл оружие отца. Мера «ужесточить» ударит только по законопослушным гражданам.

Шурыгин также делает ставку на смену отношения к подросткам и предлагает новую систему для молодого поколения:

– Сегодня это «черная дыра» между школой и родителями. Для начала необходимо введение с 16 лет «социального рейтинга» – помогаешь бабушке перейти через улицу – получи балл, участвуешь в общественной жизни школы – получи пять баллов, достиг чего-то в спорте – баллы, занимаешься волонтерством – баллы.

Хорошо учишься – баллы. Накопил 500 баллов – можешь сдавать на автомобильные права. Накопил 1 000 – на оружие. Опять же – выломал дверь в подъезде – минус баллы, попался на наркотиках – обнуление до медицинской реабилитации.

Писатель Георгий Зотов разбирает случившуюся ситуацию по кирпичикам, из которых она сложилась:

– Есть много вопросов. Явно психически ненормальный человек получает на руки оружие – автоматический дробовик. Тут следует задуматься, как у нас вообще выдаются эти лицензии и кому. Почему нормальные люди (мучаются) их получать, а псих – так пожалуйста. Причем такой, который ведет телеграм-канал и пишет там о своих планах, ничуть не скрываясь.

Охрана школы. Она у нас везде такая, что без слез не взглянешь. Помню, как в школе, где училось мое подрастающее поколение, на вахте сидел тихий дедушка с телевизором. Который явно оказал бы мощное сопротивление в случае нападения. Что тут делать, я не знаю. Оставлять в нынешнем виде – нельзя. Делать пулеметную точку для спецназа с круговой обороной и минные поля в каждой школе – тоже нельзя. Но следует что-то делать, это очевидно.

Убийца пишет в телеграм-канале, как бы он всех уничтожил. Подписчики у него явно есть, хотя бы несколько. Но они промолчали. В США (где такие расстрелы тоже не редкость) хватают уже за намерение. У нас это как-то не развито, ведь сказать типа не сделать. Думаю, органам пора вести себя иначе. Вякнул что-то, что собираешься всех перебить – пусть арестовывают: и оправдание, что сие шутка черного юмора, не прокатит. Да, на первых порах это приведет к (чуши) и перегибам, но, наверное, в данном вопросе другого выхода нет.

Писатель и публицист Николай Стариков смотрит на проблему более комплексно, ориентируясь на опыт прошлых лет:

– А я вот думаю, в сталинском, в брежневском СССР простые средние школы милиционеры с пистолетами охраняли? Нет, не охраняли. А в важных присутственных местах милиционер или сотрудник КГБ с оружием был. А расстрелов в школах не было.

Так что причина трагедии не в охране, причина в головах.

Журналист «Ваших Новостей» Серафима Карша отмечает, что главный вопрос в системах образования и воспитания:

– Не стоит всю ответственность взваливать на школы (хотя и здесь есть вопросы, но…) Все мы – дети своих родителей. И пока мы смеемся над привычками других стран «бегать к мозгоправам», где-то растет очередной забитый, забулленый ребенок, который привык к подзатыльникам и постоянной критике (а то и чего похуже). Что будет с этим ребенком, когда он перестанет быть ребенком – вопрос удачи. У всех у нас разный психологический болевой порог.

Я уже молчу про те случаи, когда предпосылки дарованы самой природой. Тут только вопрос внимательности и спасет. Если нужные люди вовремя не заметили «ни чертей, ни омут», то давайте будем честны с собой – виноваты все.

Литературный критик Андрей Рудалёв подчеркивает, что скоропалительные действия и решения сейчас могут принести только вред:

– Надо признать, что проблема в заброшенности, отчужденности и безразличии. Люди очень часто выпадают, их не ведут и они не становятся членами общества. <…> Проблема в преступных решениях, когда от воспитания отказывались, в школе это и до сих пор совершенно факультативная вещь. А ведь именно так общество превращается в сброд, а отдельные люди – в дегенератов. <…> Надо собирать общество. Не суетиться, не кричать и заламывать руки, а пасти свой народ. Эта важнейшая функция еще не атрофирована, иначе пасти будут всевозможные лжеучителя, проходимцы, голоса и откровения свыше.

Журналист Андрей Бабицкий сравнивает реакцию россиян и тех же американцев, у которых массовые расстрелы совсем не редкость:

– Для Америки подобные события давно превратились в рутину, хотя и вызывают ужас. Но очень обывательский: «Опять, – вздыхают они. – Ничего с этим безумием сделать нельзя». Наша реакция другая: «Никогда более».

Писатель Сергей Лукьяненко видит в казанской трагедии совокупность факторов: и психическое состояние преступника, и беспрепятственное приобретение оружия, и влияние и вседозволенность интернета. Писатель делает следующий вывод:

– А в целом… Чего мы ждем в больном мире, где психопат не психопат, а человек с альтернативным уровнем эмпатии? В Великобритании кухонный нож или ножницы подростку не продадут – сильно спасает? В Китае то и дело психи нападают на школы и детсады, огнестрел запрещен – но в ход идут топоры и ножи. Про США и говорить нечего…

Общая размытость этики, высмеивание и размывание базовых заповедей (вне зависимости от религии в данном случае), экзистенциальный кризис бытия (простите, но так короче всего сформулировать) – все это работает на подобные трагедии. Старых норм и идеалов нет. Новые заключаются, по большому счету, в отсутствии норм и идеалов. <…> Кризис. Общий кризис существующей модели развития современной цивилизации.

Рейтинг статьи
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии