Ахуны. Ненаказуемое разрушение деревянного зодчества без стыда и совести

Облюбованное еще в конце XIX в. местечко Ахуны снова привлекает внимание и в XXI веке. Но если ранее это самое «облюбование» включало этапы: пришел – полюбил – создал уникальное, то нынешнее пришел – воспользовался уникальным – ой, разрушилось! работает чаще. Бывает и пришел – полюбил – сохранил, но не в данном случае: в Большом (даже огромном) Сурском лесу под Пензой немногие из оставшихся с прежних времен деревянных исторических застроек – «Ахунских теремов» – под угрозой разрушения.

Фото: vk.com/sur_krug

Название «Ахуны» появилось неслучайно: неподалеку от Засурского лесничества однажды построил кумысную ферму татарский ахун (мусульманское духовное звание – прим. ред.) Ш. Х. Потиев. И вокруг того места купцы, фабриканты, духовенство и тогдашние чиновники выстроили себе деревянные дачи с резными узорами, башенками и мезонинами. В итоге к 1913 г. здесь было построено более сорока деревянных домов.

После революции 1917 года большая их часть была распродана и вывезена, остались лишь несколько строений. Среди них дом купца Журавлева – двухэтажный, с мезонином, двумя террасами и водопроводом, дом Ашанина, лесопромышленника, владельца угольных копий на Урале, резной, нарядный, яркий, и дом приказчика Осетрова – с кухней, ледником и сараем.

А уже через год на этом месте был открыт Дом отдыха, который сейчас является санаторием им. Володарского. Это был первый Дом отдыха трудящихся во всем Поволжье. Во время Великой Отечественной войны в этих строениях жили эвакуированные жёны и дети офицеров. После войны Дом отдыха возобновил свои функции, а когда в 1978 году здесь открыли две скважины с минеральной водой, он был преобразован в круглогодичный санаторий. К девяностым годам он стал кардиологическим центром. К этому же времени сохранившиеся дома отреставрировали.

Именно они являются, помимо всего прочего, особенностью обширного лечебно-профилактического центра. Эксперты отмечают хорошую сохранность деревянных элементов, что при должном уходе может гарантировать достаточно высокий срок жизни строений.

Уникальный архитектурный ансамбль объектов деревянного зодчества представляет не только историческую ценность, но и часть культурного кода города: открытые веранды, резные узорчатые фасады так характерны для Пензы!

С 2016 года три старинных дома были определены объектами культурного наследия, которые в течение года должны были быть внесены в реестр. Но воз и ныне там, а дома постепенно приходят в негодность. На запросы граждан власти ежегодно отвечают, что включение дач в реестр планируется. Однако ни в 2019, ни в 2020 годах этого не произошло.

Фото: vk.com/sur_krug

Каждый потерянный год может стать определяющим в процессе разрушения зданий. Когда кровля только начала протекать, ее можно восстановить не столь большими усилиями и затратами. Гораздо больше придется вложить через год-два-три, когда от постоянной сырости дерево просто сгниет.

Ну что ж, это тоже стратегия: затянуть процесс принятия объектов к охране до максимальной степени их разрушения. Ненаказуемо. Но разве не стыдно?

Дома требуют реставрации, ухода, заботы, жизни, и, что совершенно необходимо, защиты. На территории санаторного парка, основанной еще до войны, сохранились двухсотлетние ели. Жаль, что столетние дома не умеют пускать корни и черпать жизненную силу от земли. Ею напитывают люди. Люди создающие – живительной. Люди равнодушные – наоборот.

 

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии