Папа Римский почуял в воздухе перемены, или Назад к консерватизму

1 месяц назад

На днях Ватикан обнародовал преинтереснейший документ, а точнее, целую декларацию (первую за пять лет!) – Dignitas infinita, вобравшую в себя папское учительство последних лет и посвященную достоинству человека и всему тому, что это достоинство оскорбляет и нарушает. Что касается последнего, то тут Ватикан уходит в чистой воды популизм, буквально беря на свои знамена известный и всеобъемлющей лозунг «за все хорошее и против всего плохого» (следует отметить, что перечень тех вещей, что противны человеческому достоинству, пополнился бедностью, войной и проч.).

Папа Римский Франциск. Фото: Сергей Фадеичев/ ТАСC

Понятно, что католическая церковь прибегла к сей практике сугубо в своих корыстных целях: популяризации учения и, соответственно, расширения паствы. На это же, надо полагать, рассчитан и сам тезис о достоинстве, которым, как подчеркивается в документе, обладают все люди – в этом контексте было бы точнее все-таки человеческие существа – вне зависимости не только от интеллектуального уровня (то есть когнитивных способностей), социального статуса и заслуг перед обществом («Церковь провозглашает равное достоинство всех людей независимо от их условий жизни или от их качеств», – очень дипломатично говорится в 17 параграфе Dignitas infinita), но даже и наличия сознания (так, согласно декларации, достоинством обладает и человеческий плод, и «носитель ментальной инвалидности»).

В общем, достоинство не есть то, что нужно приобретать тяжким трудом, как, допустим, репутацию, но то, что уже изначально заложено в образе человека – что вытекает из его онтологического божественного подобия и возможности общения с богом, чем имплицитно проводится идея о равенстве, что в контексте глобального расслоения общества по – прежде всего – уровню благосостояния, выглядит, по меньшей мере, чем-то из области фантастики или – что уже куда реальнее – пропаганды, обратная сторона которой сводится к тому, что в стаде (эту аллегорию использовал еще Иисус Христос в своих проповедях) – по крайней мере, так должны думать его члены – все равны, но проблема – с точки зрения реальности – заключается в том, что данная позиция не учитывает наличия ни сторожевых псов, ни волков, ни пастухов, не говоря уже о хозяевах, на которых, исходя из их функционала, этот примат равенства априори не может распространяться. Но звучит, согласитесь, не очень красиво, с равенством и достоинством – куда лучше. Установка, конечно, оторванная от действительности, но как иначе привлечь на свою сторону широкие массы, знакомые с понятием достоинства лишь понаслышке?

Разумеется, в декларации были затронуты и вопросы биоэтики. Традиционно были осуждены такие формы проявления – в идеале – собственной воли, но – на практике – ее отсутствия (впрочем, фактор своеволия Церковью никогда не поощрялся), как аборт, эвтаназия и так далее. Но что примечательно, так это то, что порицания удостоились, во-первых, суррогатное материнство (и это на фоне прорывных экспериментов японских ученых по созданию мышиного потомства при использовании генетического материала исключительно двух самцов), а во-вторых, тренд на гендерное разнообразие, кое впервые в официальных документах Ватикана получило статус «идеологии»: «Мы считаем, что такая идеология вместо того, чтобы способствовать признанию достоинства, обедняет гуманистическое видение, в котором мужчина и женщина представляют собой самое прекрасное сочетание в своем величайшем различии, которое содержит человечество», – говорится в Dignitas infinita. Правда, после уточнения, что по отношению к гомосексуалистам (надо полагать, и лесбиянкам тоже) следует устранить дискриминацию и насилие.

Однако после призыва понтифика легализовать однополые браки (светские), а также данное им согласие на благословение однополых союзов, пусть и не в рамках бракосочетания и его многочисленных встреч с женщинами-трансгендерами, такой шаг выглядит несколько странным.

Казалось бы, наоборот, Папа Римский должен был продолжать борьбу с замшело-заскорузлым консерватизмом, мракобесием и ретроградством. Ну или хотя бы обойти эту проблему молчанием (явно, что в документе сии пассажи появились с его одобрения), если покамест церковь не готова к прорывным решениям по интеграции «гендерной идеологии» в свое учение. Но вышло все совсем не так: Франциск вдруг решил проявить твердость в отстаивании традиционных ценностей, чем, как пишет The New York Times, переполошил и встревожил защитников прав ЛГБТ-сообщества*.

Ну переполох в их рядах и тревога в связи с публикацией декларации совершенно понятны: на Западе католическая церковь оставалась последним редутом/крепостью на пути победного шествия «идеологии и практики гендерного разнообразия». Единственной препоной, после падения которой уже ничто не помешало бы архитекторам и идеологам гендерного разнообразия сделать последний объективным фактом «новой нормальности» (точнее, ненормальности). И все к этому и шло. К полному и безапелляционному триумфу ЛГБТ*. К признанию его, сообщества, Ватиканом. Но тут Святой престол дал заднюю.

Спрашивается, почему?

Ну в том, что у папы что-то там изменилось по поводу морально-нравственного вопроса и он решил побороться за чистоту веры, – в этом есть очень большие сомнения. Поскольку это вопрос не столько про саму веру, мораль и теологию, сколько про политику. Папа медленно, но верно менял позицию церкви по «гендерной идеологии» не из-за того, что находил ее достойной для включения в католическое учение, но потому, что она, эта идеология, получила столь широкое распространение, что игнорировать, как, впрочем, и противостоять ей, становилось уже невозможно – без печальных последствий для выживания самой церкви.

Ответ, соответственно, напрашивается сам собой: папа почуял (либо получил какую информацию на этот счет, либо аналитический отдел «напророчествовал» – неважно) в воздухе перемены. Сгустившиеся тяжелыми, свинцовыми тучами. То есть возврат консервативного тренда с приматом традиционных ценностей. И это вполне логично.

Проект по созданию на территории Европы «дивного нового мира», по всей видимости, откладывается в долгий ящик. Не до этого сейчас: тут надо сначала решить вопрос с Украиной, Россией, картина с США туманна, как утро в Лондоне (с одной стороны, неизвестно, победит на выборах Байден или нет, но даже если и одержит верх над Трампом, то ситуация в Америке может быстро скатиться к гражданской войне, а если не скатится, то к США как к союзнику доверия после «украинского кейса» – уже никакого, с другой – если к власти придет Трамп, то тут вообще туши свет), непонятно, какой фортель может выбросить заметно активизировавшийся Китай, настораживает конъюнктура на Ближнем Востоке, плюс надо решить и собственные проблемы в виде той же подковерной схватки Макрона с Шольцем за неофициальное лидерство в ЕС. А это все может привести к крайне значительным геополитическим, в также социальным, культурным, идеологическим и проч. трансформациям. Иначе – к глобальному переделу мира и, как следствие, возникновению новых трендов (кстати говоря, в пользу консервативного поворота говорит и молчание глобалистов по поводу новой пандемии «болезни Х»: не иначе как проект решили заморозить на неопределенное время), которые могут уже и не биться с «гендерным разнообразием».

Но в любом случае никакой «великой перезагрузки» (по определению Клауса Шваба) до разрешения всех этих вопросов не планируется точно. А раз так, то очевидно, что бег впереди паровоза может обернуться тем, что он просто тебя переедет: в тяжелые, переломные времена (а в том, что они наступили, – сомневаться не приходится) нужна крепкая нравственная основа, которой новые веяния стать не могут по определению. Тем более, зачем искать и выдумывать что-то новое, когда уже есть проверенное веками?

Вот поэтому, надо думать, понтифик как мудрый и осторожный политик, обеспокоенный выживанием вверенной ему империи и радеющий за ее процветание, и решил отступить…чтобы оказаться впереди, если не вообще в авангарде меняющегося мира. И это – то, что реальность входит в очередной этап своей трансформации (или мутации), индикатором которой и является странная на первый взгляд приверженность Святого престола ортодоксии касательно «гендерной идеологии» – самое важное, что следует из Dignitas infinita.

Каким мир выйдет из этой трансформации? Будет ли консервативный тренд положен в основу нового миропорядка или будет рассматриваться исключительно в качестве переходного периода? Вопрос открытый. Но вот с тем, что строительство «дивного нового мира» отложено на неопределенный срок (хотя, конечно, со стороны глобалистов какая-то ответная реакция будет: без боя сдаваться никто не собирается), если не навсегда – в этом можно быть уверенным. Процентов так на 90.

*Экстремистское движение, запрещенное в РФ.



Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Михаил
Михаил
1 месяц назад

Дело в том, что, как говорил Обама «в Европе должны появиться новые языки, новые государства» и тд. Параллельно с этим сейчас постоянно кричат, что война Европы с Россией неизбежна. Вот и реализуют план, сработавший на Украине — уничтожение населения способного сопротивляться. А кто способен воевать? Боевые 3,14дорасы или люди с традиционными ценностями? Конечно, вторые. Вот и делают временный манёвр отката. А дальше дело техники, беженцы, заполонившие Европу подомнут под себя оставшееся слабовольное население и придёт Европейский халифат, как пророчил Обама. Вот на что работает Ватикан. Беженцам он уже ноги омывал или целовал? В Швеции женщинам, изнасилованным мигрантами УЖЕ можно не искать помощи в полиции и тд.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ