О феминитивах не без иронии

Я обычно осторожен в высказываниях на предмет нашей особости. Все-таки в рассуждениях о нашей особости и тем более избранности нужно быть крайне осмотрительным, критичным и доказательным. Вообще ко всем этим цивилизационным обобщениям всегда стоит примешивать толику рациональности или хотя бы крупицу трезвости. Трезвость вообще никогда никому не вредила. Но есть одна тема, которая действительно способна заставить задуматься об особости нашего важнейшего цивилизационного достояния – русского языка.

Сегодня русский язык вопиюще неуместен и даже опасен. О него спотыкаются все сегодняшние «измы» и прочие социнженерные изыски. Например, русский язык стал огромным испытанием для того, что принято называть рэпом – положенными на ритмичные звуки речевки. Эти шаманские камлания на русском как-то явно и непоправимо проговариваются. На русском языке вообще крайне сложно скрыть свою пошлость. Русский язык – это замечательный рентген. По-русски пошлость явно и бесповоротно проговаривается. Нотка пошлости на русском оборачивается зияющей раной. Профессионалы языка на русском должны освоить искусство языковой режиссуры. Это очень сложно.

А потому сегодняшний русский рэп, например, в подавляющем своем количестве, в основной своей весьма избыточной массе и даже вербальной телесности чудовищно пошл.

Вообще мы как-то не очень понимаем, что главное наше оружие супротив многого насаждаемого сегодня бесчеловечного – русский язык. Он показывает, являет всю пошлость происходящего.

Сегодняшнее осуществление будущего растеряло шарм и легкость поступи рожденного в 18 веке прогресса. Раньше все новое обладало какой-то особенной режиссурой, какой-то способностью к самоосуществлению. Сегодняшнее наступление будущего идет туго, грузно, натужно. Сегодня мы, тужась, исторгаем из себя будущее, как это делают по большой нужде в комнате раздумий.

Сегодняшнее тугое пришествие прогресса, названное по каким-то странным причинам «будущим», оставляет следы чудовищной пошлости. Израненное будущее буквально истекает пошлостью. Поступь странного и уродливого прогресса какая-то старческая. И апостолы его – странные молодящиеся старики. И найти, и настичь его можно по следам оставляемой им по дороге пошлости.

Вот и новомодные сегодня «феминитивы», которые можно назвать высеченными в мраморе языка линиями раскола между людьми, у нас встречают сопротивление. Они, феминитивы, спотыкаются о русский язык. Русский язык сегодня становится главным оружием нашего сопротивления.

Иллюстрация: Наталья Ямщикова

Вообще с феминитивами и всяческим «прогрессивным» в последнее время как-то интересно получается. Складывается такое впечатление, что какие-то веяния у нас кто-то неведомый вдруг как бы включает. Нажимает где-то кнопочку, и вдруг кажущиеся кому-то прааадвинутыми горожане так воспламеняются праведным гневом или комсомольским энтузиазмом, что аж кушать не могут.

На моих глазах в конце нулевых вдруг кто-то включил воинствующее антиправославие. Самое забавное, что это случилось как-то сразу, как-то вдруг. Не читается хотя бы какой-то период, так сказать, созревания тенденции.

Сейчас все случается сразу. Якобы продвинутые горожане сегодня уже настолько манипулируемы и управляемы, что тратить время на выстраивание спектакля объективности и самослучаемости кому-то хитрому и большому лень. Достаточно просто нажимать кнопку и врубать «вдруг» нечто в области умонастроений.

Примерно так у нас совсем недавно врубили всю эту блуду с феминитивами. Некоторым нашим женщинам, активным и тщеславным горожанкам, стало очень нужно отличаться. Вдруг они обнаружили ущемление своей самости в языке. И принялись они за неряшливое, какое-то механическое и канцелярское по духу словотворчество. В языковом обиходе обнаружились адвокатки, режиссерки и прочие пошлые абракадабры.

Этих уродцев сейчас обильно плодят малообразованные невеждки и невеждессы с дипломами о высшем образовании. Причем во имя имиджа прааадвинутых взрослые тетки не чувствуют всей пошлости этой идиотской игры.

На линии фронта сегодня наш язык. Наши дурацкие, вульгарные материалисты и рабы экономического фундаментализма с экселевскими табличками в голове, мне кажется, даже не понимают, что наш язык нужно защищать. Сплошь тупые и не способные к суверенному мышлению интеллигенты от лингвистики уже не способны к кодификации русского языка. Ведь какие-то громкие дуры обзовут их какими-то идиотскими словами, перестанут приглашать их на идиотские международные конференции и т. п. А потому им страшно. А потому они лишь фиксируют, а фиксируя, по сути, легализуют всю эту дурь.

Выдюжит ли наш язык, дом бытия, эту атаку, это нашествие абсурда, эту эпидемию пошлости? Надеюсь, выдержит. Но и нам очень нужно ему помочь.

Рейтинг статьи
4.5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии