Елена Михайлова: если правозащитное движение хочет выжить, оно должно «покраснеть»

Правозащитное движение сегодня то и дело вдруг остаётся то без президентских грантов, то один на один с подкрадыванием правительства страны к переписыванию… Конституции! Об этом новгородцам вчера рассказал корреспондент «Ваших новостей» Алексей Мошков.

А сегодня директор по развитию нашей интернет-газеты Елена Михайлова выдала готовый рецепт по «спасению» или укреплению позиций правозащитников. Интересно, нужен ли им этот рецепт? Читаем!

Елена Михайлова, кандидат наук, директор по развитию интернет-газеты "Ваши новости", председатель Новгородского регионального общественного патриотического движения «ЗА Великий Новгород!»:

– Правозащитное движение во многом обязано теме массовых репрессий в советское время и идее приоритета прав человека перед интересами государства, немыслимой в эпоху СССР.

19 декабря 2018 года «Левада-центр» опубликовал исследование, которое показало, что 66% россиян сожалеют о распаде Советского Союза. Это максимальный результат за последние десять лет. Подобный пик таких настроений, по словам директора этого аналитического центра социолога Льва Гудкова, пришелся на 1998 год после финансового и экономического кризиса. Он считает, что сожаление россиян о распаде Советского Союза вызвано отсутствием будущего у нашего общества, даже те, кто в силу молодости никогда не жил при социализме, присоединяются к «мифу» из-за «дефицита ценностей».

Падение интереса к правам человека началось сразу же после развала СССР, и в настоящее время эта тематика фактически ушла из центра на периферию общественного внимания.

На рубеже 90-х годов прошлого века массовое нарушение прав граждан указывало на несостоятельность советского государства, которое не могло функционировать в интересах народа, а потому должно было быть реформировано, а его имущество передано «эффективным собственникам». Последнее, а не подвижничество Сахарова или Солженицына, закрепились в массовом сознании как цель правозащитного движения той эпохи. В глазах обывателя правозащитники вольно или невольно сыграли на стороне «прихватизаторов».

Не лучшим образом отразилось на правозащитном движении и геополитическое обострение противостояния России и коллективного «Запада» в 2010-х. Последний пропагандировался в качестве образца правого государства. Апелляция к идеям прав человека в эпоху «Крымнаш» воспринимается не как стремление к некому цивилизационному идеалу, а как обоснование претензии на внешнее управление Россией – по западным лекалам. В такой ситуации правозащитное движение превращается в сборище «иностранных агентов», проводником чужой воли в борьбе с российским государством.

Американский социолог Рональд Инглхарт, обобщив исследования социально-экономического развития в разных странах в аспекте приверженности тем или иным типам ценностей, отметил следующую закономерность.

Ценности и поведение человека во многом определяется тем, в какой степени его выживание гарантируется. Необходимость выживания буквально диктует существование в условиях постоянного выбора – либо «мы», либо «они». Поэтому когда население балансирует на грани выживания, растет внутригрупповая солидарность, неприятие инакомыслия и повиновение сильной личности. На государственном уровне угроза существования вызывает всплеск патриотизма и принятие авторитарной модели управления (единоначалие наиболее эффективно в «боевых условиях»).

И наоборот, высокий уровень экзистенциональной безопасности открывает возможности для большей автономии существования индивида и принятия новых идей и разнообразия поведенческих практик. В таких условиях на государственном уровне растет интерес к правозащитной тематике и либеральным ценностям.

20 декабря 2018 года прошла очередная пресс-конференция президента России Свое видение стоящих перед страной задач Путин выразил предельно лаконично: «Нам нужен прорыв. Нам нужно прыгнуть в новый технологический уклад. Без этого у страны нет будущего. Вот это принципиальный вопрос, мы должны это понимать». Значительная часть конференции также была посвящена обострению международной обстановки – военной провокации Украины в Черном море, снижению США порога применения ядерного оружия и т.д.

Мотив ускоренного развития в условиях внешней угрозы звучал и раньше. Сталина на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности 4 февраля 1931 г. говорил о том же: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы это сделаем, либо нас сомнут». Потом появился тезис об обострении классовой борьбы по мере приближения к коммунизму, а дальше – враги народа и перманентные репрессии.

Граждан в настоящее время волнует наступление на их социальные права: рост числа людей за порогом бедности, повышение пенсионного возраста, углубляющаяся пропасть между доходами богатых и бедных, недоступность медицинской помощи и т.п. Все остальные права интересуют их по «остаточному принципу».

В этих условиях правозащитному движению необходимо переформатировать свою деятельность – от «ловли блох на теле государства» в интересах индивидуальных прав личности перейти к защите социальных прав граждан, т.е. перейти на поле «красных». Перед последними у правозащитников есть преимущество: те грубо работают кувалдой разжигания классовой ненависти и не имеют многолетнего опыта давления на государство в правовом поле (на основе судебного прецедента). Если же правозащитники примут решение оставаться в горделивом статусе «поравалитиков» – то это, считай, будет в ожидании попутного парохода или конвоя. Как повезет.