На Мсте открылся уникальный музей палеонтологии

Боровичский музей палеонтологии предоставил уникальную возможность неискушенному в науках обывателю увидеть, как выглядел окружающий мир 350 миллионов лет назад. И не где-нибудь, а на участке горной Мсты.

– Земля постоянно меняется, – рассказывает один из основателей музея Владимир Николаев. – Она меняется и сейчас. А наши (боровичские) места характеры тем, что здесь на дневную поверхность выходят слои каменноугольного времени. Фактически – это отложения древнего моря, которое здесь плескалось 350-300 миллионов лет назад. Уникальность этих мест в том, что Мста, разрезая известняки, пропиливая в них русло, позволяет нам увидеть полную картину формирования осадочного слоя каменноугольного периода. И слои здесь не перемешаны – они расположены как блины на тарелке, слой за слоем… В каждом – свои отпечатки морских животных…

Именно поэтому Мстинский разрез любят все ученые. Он доступен и лежит буквально под ногами. К примеру, в Валдае подобный предмет исследования пришлось бы искать на глубине 50-60 метров. Начиная с 1930-х годов, сюда каждое лето приезжают на летнюю практику студенты Ленинградского университета, будущие геологи и палеонтологи.

А первая палеонтологическая экспедиция на порогах Мсты высадилась ровно двести лет назад, в 1817-м году, под руководством Фокса Странгвейса, английского дипломата, аккредитованного в России и вице-президента геологического общества Британских островов. К этому событию ООО «Горная Мста» и приурочила официальное открытие музея. Работа над сбором коллекции продолжалась в течение десяти лет. Сначала из любопытства собирали окаменелости, непохожие на обычные камни. Позже любознательность переросла в научный подход к собранному материалу. Грант Международного туристического форума «Развитие культурно-познавательного туризма на Северо-Западе России и в странах Балтийского моря», полученный в декабре 2014-го, подтолкнул к созданию интерактивной площадки, где и дети, и взрослые смогли бы восстановить всю грандиозную картину развития жизни на Земле по простому отпечатку окаменелости в породе.

– С точки зрения палеонтолога это, возможно, отпечаток донного червя, с точки зрения геолога – кремневая конкреция, с точки зрения человека каменного века – это сырье для изготовления каменных орудий труда, а с точки зрения местного жителя – камень «собакид» – или камень для бросания в собак, – говорит один из главных собирателей окаменелостей Валерий Артемьев.

С подачи заведующего кафедрой палеонтологии Санкт-Петербургского университета профессора Юрия Витольдовича Савицкого нам удалось разделить по классам все окаменелости.

В настоящее время здесь можно увидеть образцы известняка, запечатлевшего и сохранившего слепки, оттиски, окаменелости древних обитателей теплого моря – кораллы, брахиоподы, трилобиты, морские лилии и ежи… Всё это представители фауны. А недавно музей пополнился экземплярами флоры. Фрагмент корня огромного древовидного плауна лепидодендрона, имевшего высоту до тридцати метров, подарил музею Владимир Николаевич Петров, бывший начальник геолого-разведовательной партии Боровичского комбината огнеупоров.

– Корень лепидодендрона имеет самостоятельное название – стигмария. Он не только питал растение, но и поддерживал огромный ствол на топком грунте. Местами обитания лепидодендрона были болота и часто затопляемые морские побережья. Огромные леса теплолюбивых растений в каменноугольном периоде дали мощное углеобразование на территории нынешней Европы. Не исключено, что леса были плавучими, – считает геолог.

Экскурсия по музею продолжается. Внимание посетителей обращают на порог Витцы. Вот где настоящая историческая загадка! Именно там во время одной из экспедиций в начале прошлого века было найдено небольшое голосеменное окаменевшее растение – его назвали «боровичия». (Голосеменны́е расте́ния - древняя группа семенных растений, появившаяся в верхнем девоне, около 370 млн лет назад.) В мире известно только две таких находки – у нас и на Шпицбергене.

– Я бывал в палеонтологических музеях многих областных городов, например, Кемерова, в Белгороде, в палеонтологическом музее университета, который входит в десятку лучших по стране… Но по богатству экземпляров все они просто отдыхают перед боровичским музеем, – со знанием дела говорит известный на Новгородчине краевед Леонид Иванович Быков. – И экскурсия по палеонтологическому музею на пороге Бели на порядок выше. Так что я преклоняюсь перед трудолюбием, талантом и любознательностью команды. А с точки зрения перспектив развития туризма и создания туристического кластера «Окуловка – Боровичи – Любытино» музей этот – одна из жемчужин на нити реки Мсты.

Отдельное место в музее отведено российским ученым и академикам, проводившим на берегах Мсты свое детство, владевшим усадьбами. С фотографии смотрит академик Владимир Комаров. Именно здесь в усадьбе своего деда известный ботаник и географ собрал свой первый гербарий. Изобретатель сейсмографа Борис Голицин в начале 20 века часто бывал в здешних местах, приобретя усадьбу Староселье. Возможно, и современная детвора посредством палеонтологического музея «заболеет» наукой о природе.

– Надо видеть лица детей, когда они попадают в музей впервые, – рассказывает Любовь Николаева. – Приходит шумная ватага и вдруг все замолкают – слушают. А потом эти дети идут на берег, и их оттуда уже не выгнать, они ищут удивительные камни, которые они недавно просто пинали. И это шанс – показать ребятам, в какой стране они живут.

Каждую весну мстинский берег крошится ледоходом, обнажая все новые слои для исследователей!