Секреты долголетия бабушки Веры из деревни Речки

Деревенька Речки затерялась в лесах белебёлковского «партизанского края». Когда-то многолюдная стояла она по берегам знаменитой на Новгородчине реки Холынья. А теперь только в трёх оставшихся домах левобережья живут люди.

Трудно «безлошадному» журналисту работать в таком районе, где расстояние между населёнными пунктами иногда более полусотни километров. И если случается попутная «оказия», то уж и тридцатиградусный мороз нам нипочём – едем не раздумывая. Так вместе с главою Белебёлковского сельского поселения Надеждой Ивановой я и оказалась в отдалённой от райцентра деревне Речки.

От просёлка свернули к населённому пункту, и вот уже мы на «центральной площади» - вокруг постройки разного хозяйственного значения и три дома деревенской улицы. Большой пятистенный дом с мезонином охраняет коротконогая чёрненькая собачонка. Правда, залаять на нас она даже не успела – завиляла приветливо хвостом, и побежала к крыльцу, точно приглашая: «Добро пожаловать, гости дорогие!»

В гостях у бабушки Веры

Поднялись по ступеням в сени, и здесь нашим взорам предстал старинный льняной полог на деревянных прутьях, возвышающийся над металлической кроватью – теперь такая редкость даже в деревенских домах. В просторной комнате встретила нас хозяйка – Вера Тимофеевна Федотова («В девичестве Чулановкина!» – гордо и неоднократно подчёркивала свою необычную «яблочную» фамилию бойкая женщина в ходе нашей дальнейшей беседы).

Главу сельского поселения старожил деревни знает хорошо, а вот мне пришлось представиться новой знакомой. Услышав о газете «Заря», собеседница оживилась, и заверила, что читает районку регулярно, даже поделилась со мной содержанием некоторых заметок, в том числе и моих. Конечно, было очень приятно и неожиданно это узнать, ведь Вера Тимофеевна инвалид по зрению, да и в её солидные годы так живо интересоваться жизнью района – дорогого стоит.

Но на этом «чудеса от бабушки Веры» не закончились – удивляясь и восхищаясь этой женщиной всё больше и больше, я почувствовала вскоре какую-то родственную связь, словно вернулась в далёкое детство под крыло своей бабушки Мани. Обладая ясной памятью, рассказала очевидица тех лет, как жили до войны. Отец её работал в сельпо, мама в колхозе «Смена», Вера ходила в школу за три километра в деревню Переходы, и нянчила младшего брата Арсентия. Успела до войны окончить шесть классов семилетки.

Пришло жаркое лето 1941 года. О войне узнали от вестового, пригнавшего в деревню на взмыленном коне. Отец Тимофей Григорьевич сразу ушёл на фронт. Больше они его не видели, не получили даже письма. Уже после войны, когда вернулись в деревню всего два уцелевших мужика, Фёдор Леонтьевич (он долгие годы потом работал врачом-стоматологом в селе Белебёлка) да Артемий Иванович (умер в начале 2017-ого года в деревне Литвиново), то рассказали об отце. Он служил санинструктором, и перед одним из боёв пришёл в госпиталь, чтобы пополнить медикаментами и бинтами санитарную сумку, а когда возвращался в своё подразделение, пропал без вести. Больше ничего о нём не известно, только среди убитых его в тот день не нашли, говорили, что якобы он случайно «нарвался» на немецкую разведку.

- А немцы вошли в деревню, обосновались в домах, соорудили двухярусные нары, а нам отвели место за печкой. Мы убирали за ними, мыли посуду, стирали. А потом пришёл деревенский староста Василий Иванович Иванов и приказал всем собираться в путь. Так мы оказались в лагере. Сначала жили в Псковской области, работали на лесозаготовках, а затем нас отправили в Латвию. Были в местечке Рудяты, жили у хозяев. Пасли скот, доили коров, носили за пять километров молоко на коромыслах сепарировать к другому хозяину. Мама с братиком находились не очень далеко от меня, поэтому иногда мы виделись. Следили за нами строго, если кто-то не подчинялся или исполнял работу плохо – наказывали. Так мы прожили на чужбине до 1944 года, уже и язык местный выучили. Тяжело было от того, что мы ничего не знали о положении дел на фронте, но всегда надеялись на победу Красной Армии, - со слезами на глазах вспоминает ветеран.

- Когда советские войска вплотную подошли к Рудятам, то наших хозяев забрали вместе с гужевым транспортом на фронт, а мы остались предоставленными самим себе. Тогда все устремились домой, на родину. Мама с братиком поехали с остальными женщинами и стариками поездом, а я, девчушка Зоя Ильина и ещё одна молодуха с нашей деревне Мария Ильина взяли оставленных коров и погнали их к дому. Шли, не зная дороги, спрашивали у людей. Ночевали в сараях и ригах, питались молоком, которое частично обменивали на хлеб и картошку. Так пригнали своё стадо в Волот, а оттуда уже добрались до дома.

Послевоенная жизнь не была сладкой, но Вера Тимофеевна вспоминает только хорошее. И вообще, за всю нашу беседу эта маленькая хрупкая женщина ни разу не пожаловалась на жизнь, словно и тогда, и теперь жизнелюбие и человеколюбие затмевало все горести, печали и проблемы на её пути.

Секреты, советы или рецепты

За нашу встречу я узнала, что был в жизни моей знакомой и стаж педагога начальной школы, после окончания курсов, и любовь к местному парню Алексею Федотову, за которого и вышла в дальнейшем замуж. Прожили они долгую совместную жизнь, рука об руку, и это один из «ингредиентов» рецепта её долголетия. Муж умер недавно, теперь матери помогает семья сына Валерия. Но Вера Тимофеевна ещё сама в силе смотреть за порядком в доме, курятнике и на огороде. Сейчас у неутомимой труженицы начнётся пора выращивания рассады – обеспечит всю округу, поделится с теми, у кого «не взошло» или «погибло». Предложила и мне звонить, если проблемы какие с весенним севом будут.

- Семена у меня всегда свои – они не подведут. Раньше мы огород сажали тридцать соток, теперь уже вполовину урезать пришлось – не справляюсь что-то, да и картошки наращу столько, что и не высадить потом всю, - поясняет крестьянка. – Я работать завсегда любила! Ой, да я и шагом не ходила – всю жизнь бегом, чтобы успеть всё во время сделать.

Думаю, что трудолюбие – это вторая составляющая рецепта долголетия.

- Мой прадедушка, звали его Кондратий, прожил до 110 лет. До последнего дня не понимал, как это у людей «зубы болят». Крепкий был старик, - делится старожил.

Наверное, гены – хорошая наследственность - это тоже из серии «секреты долголетия». Ну и последняя вишенка на «торте» - это любовь к народной песне и самородный талант к стихосложению:

- Бывало, иду с работы уже в сумерках, ферма-то за три километра от деревни, как запою на весь лес, и сразу силы приходят опять ко мне. Частушки сочиняла, пела на праздниках, и так сама для себя:

- Мы привесами телят
завсегда гордимся –
Цыганковой, Тимаковой*
мы не поддадимся!
На коне лихом до дому
вмиг с работы доскачу –
управлять лошадкой бойкой
мне, ей Богу, по плечу! –

Скромный орденоносец

Казалось, уже многое я узнала о новой знакомой, как вдруг Надежда Савельевна попросила её показать наградные документы. И тут я действительно ахнула. Из ящика комода на стол легли целые стопки Почётных грамот, дипломов, удостоверений, коробочек с юбилейными медалями ко Дням Победы. Увидев мои эмоции по поводу этого богатства, ветеран труда достала из шкафа парадный пиджак, который потом надела поверх домашнего передника.

Полочки пиджака украшали с одной стороны пять Знаков «Победитель социалистического соревнования» разных лет, а с другой – золотая медаль ВДНХ, орден Трудового Красного Знамени, медали «За трудовое отличие», «Трудовую доблесть» и «Ветеран труда Новгородской области». Как оказалось потом, золотых медалей выставки достижения народного хозяйства СССР было ей вручено две (есть и соответствующие документы), но одну медаль она потеряла, когда ездила в Ульяновскую область – по обмену опытом работы в животноводстве совхоза «Красное Знамя».

- Не знала, что удивитесь, а я ведь всю жизнь в передовиках ходила – иначе работать и не могла. Была занесена в Книгу Почёта нашего района, ездила в Новгород на партийные конференции в составе делегации района. Мне даже ватное одеяло и ковёр вручали за работу, - открылась нам пожилая сельчанка.

Так, в залитой солнечным светом морозного дня комнате, под многочисленными старинными иконами фамильного иконостаса, за круглым столом, в парадном пиджаке и тёплых валенках, я и сфотографировала скромную героиню колхозного труда – милую, жизнерадостную, неунывающую бабушку Веру. И теперь, глядя на её фотографию, сердце моё наполняется теплом и гордостью за мой Поддорский край, где в маленьких, глухих деревеньках живут ещё такие скромные старики-орденоносцы.

На прощание она пригласила приехать в сентябре на 90-летний свой юбилей. И я буду с нетерпением ждать нашей следующей встречи.

Корреспондент газеты «Заря» Поддорского района Любовь Васильева. Фото автора.

* Е. П. Цыганкова и Н. Д. Тимакова - серебряные медалистки ВДНХ.