Турбопатриоты и дублер настоящего «русского мира»

1 месяц назад

Дмитрий Еловский умеет очень неприятно произносить слово «турбопатриоты», как будто роняет что-то через губу. Не знаю, кто ввел этот «турбопатриот» в обиход, но круто. Русский язык как будто приподнял голову после десятилетий заимствований москвичами унылого менеджерского жаргона РБК и HeadHunter для объяснения приезжим провинциальным лохам, почему они должны работать в Чертановском «шоуруме» за тридцатку. 

Дмитрий Еловский

Но речь о «турбопатриотах». Кто это? Обычно появление новых слов свидетельствует о начале новых процессов в организме. И любопытно, что эти «турбо» – не калька с английского термина, а имеют относительно русское происхождение. Так кто это?

Пропагандисты Кремля? Обычные патриоты после 24 февраля? Те, кто Дугина считают мейнстримным философом, а Михалкова – антивоенным автором-гуманистом? Или, судя по тому, что я пишу этот текст для «Ваших Новостей», турбопатриотом должен быть как раз я? Во всяком случае так сказал бы любой турболиберал. 

Шутки шутками, но вчера я имел возможность с этими турбонаддувпатриотами реально пообщаться: друзья с Украины приехали на неделю пожить. С 24 февраля они не могут поехать в отпуск к себе домой и вынуждены дивиться тому, какая Россия «большая, красивая и разная». 

Дмитрий Киселев. Кадр сюжета «России 1»

Жена А и муж Б – мужчина и женщина, до пенсии лет по восемь еще. Родились и выросли на западе Украины. В середине 90-х уехали на Север, получили российское гражданство. Как это и принято у по еврейскому типу устроенных украинцев, жили мыслями о милой Украине – зарабатывали на квартирку в родном Луцке, все отпуска проводили там и ждали, пока пройдет сорок лет, чтобы через Баренцево море попасть в родной Эдем. 

Оба говорят по-украински, а ОНА вообще работала до эмиграции учителем мовы в школе. 

Там, на Западной Украине, у них – могилы всех предков, а у нее – даже старушка мать, к которой она не может теперь попасть со своим российским паспортом. Ну и, что важно, на Украине у них то самое жилье, которое они вдвоем всю жизнь обустраивали, работая в Уренгое на «трубу», чтоб европейцам было тепло и дёшево. 

Еще забыл сказать, оба они – не реконструкторы и не любители пейнтбола, не из «Единой России» и не получают никаких денег от государства. Они мои друзья, из сферы почти интеллектуального труда. 

Журналист

Рисунок: behance.net

И вот слышу я такой монолог:

– Разх***ть к ё***ной матери Киев! Всех этих нациков! Какого х** мы тянем и тянем! – машет Б украинскими ладонями над горлышками бутылок и закусками. – Надо было их брать в 2014-м! Пути назад нет! Давить их жестко! Чем быстрее – тем меньше вони! 

– А что ты предлагаешь? Ситуация-то безвыходная! – говорю я ему. 

– Х***ть инфраструктуру, воевать нормально, б***ть! Бить их всем, что есть! Будем тянуть кота за яйца – то же самое будет у нас! Вот я тебе говорю! Будет! Х***ть их ракетами! По Киеву, по Львову! Чтобы поняли, у кого тут «армия воевать не может!»  

Звякнула вилка по тарелке. 

– Там моя мать вообще-то! – не выдержала женская часть их брачного союза славян между собой. 

– Так хоть какой-то шанс будет, Аня! А иначе никакого шанса нет! – сказал он в сердцах (как молодежь теперь не умеет говорить), допил водку из моего семидесятиграммового лафитника и ушел спать.

А я с чужой женой остался пить чай. 

Фото: «Россия-1»

«Это скандал или не скандал? – думаю, – Надо завтра делать вид, что ничего не произошло? Или ничего и не произошло? Будут ли они в ссоре? Или, может, у них так каждый ужин заканчивается с 24 февраля?» 

А. нарушила ночное молчание, переросшее, впрочем, как бывает только в компании близких друзей, из неловкого в задумчиво-комфортное:

– В 2012 году был чемпионат Европы. Мы ходили на игру со шведами, Ибрагимович играл… – сказала она. 

«Да, при Ибрагимовиче такой х***ни не было», – подумал почему-то я.  

– Трибуны полные были, и все скакали. Мы думали, стадион рухнет, – продолжила А. – И кто их заставлял кричать: «Хто не скаче, той москаль!!!!»? Кто? В 2012 году! Кто их трогал в двенадцатом году?!

– Я, – говорю, – никогда там не был. И не собираюсь. Для меня мы не один народ. Мне что Польша, что Венгрия, что Украина. Не могу делать выводы. 

Фото: Reuters

Я не соврал. Мне Украина неинтересна и никогда не была интересна. И коктебельские ночи со школьницами, как рассказывал мне один московский художник, – не моя тема. Я северный человек. Но дело даже не в этом – в данном случае я просто хотел проявить такт: мол, нет надобности хаять свою Родину, даже если ты считаешь, что она не права. Мы на этой кухне ночью ничего не решим, а история про нас не забудет – уж расставит всё по своим местам, не сомневайся. 

История видна только издали. А сейчас видно клубок дерущихся монстров. Схватились два монстра в Платоновой пещере идей. Я болею за монстра, который говорит на моем языке. 

Почему мы монстр? Потому что до начала спецоперации Россия уже лет сорок как рожала одних только Фейсов и Дудей, иноагентов в РФ. Россия рожала себе пачками иноагентов. У нас что-то или с генами не так, или с педагогикой, или с пониманием себя. Потому что если выгнать из России всех иноагентов, то останутся только Михалков, группа «Зверобой» и некоторые преподаватели Литинститута – этого явно недостаточно, чтобы наполнить жизнью шагреневую кожу культуры Чайковского и Достоевского. И знаете почему? Потому что извращенцы Чайковский и Достоевский – это культура имперская, идущая из планетарного масштаба классицизма. А Михалков и «Зверобой» – это культура национальная, идущая из русского романтизма. 

Кадр из программы «Бесогон»

И уж простите, я как культуролог вставлю свой культурологический вывод. До тех пор пока мы в духе персонажей Булгакова будем обсуждать интервенции и линию фронта, то, что Александр Андреевич Проханов называет «русским миром», будет обречено. Потому что национальной может стать лишь та идея, которую можно привить всему человечеству. Романтизм процветал в России только в плохие для империи времена, а основными трофеями романтиков была не мировая известность, а американские жены – местечковое, личное счастье. 

Я намекаю на то, что без всяких пропаганд и турбопатриотизмов – война сейчас идет не с Украиной и не с Западом, а с нашим собственным естеством. Если вы хотите вести имперские войны, то вам надо быть империей. А если вы не можете быть империей, то войны вам не помогут. Вспомним Кавафиса: «Так что же делать нам теперь без варваров? Они казались хоть каким-то выходом». 

В этом смысле и «турбопатриоты», и «турболибералы» – два вида бездарей и стервятников культуры. Причем плох в России тот «либерал», который не был «патриотом», а «патриоту», который не был «либералом», и вовсе верить нельзя (правда, Дмитрий Анатольевич?). 

Дмитрий Анатольевич Медведев

Дмитрий Анатольевич Медведев. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

И в свете этих рассуждений я хотел бы для завершения статьи, в качестве вывода, дать умам ищущим два турбосовета. 

Патриотам – посмотрите в свою трудовую книжку, как Шурочка в «Служебном романе». 

А либералам – поменьше думайте про Украину и ее «европейский выбор». Украина – бегающая обезглавленная курица. Нет никакой борьбы Украины за демократию. Там есть группа людей (какая есть – и еще более многочисленная – и в России), которая идейно за «европейский путь». Это зрители BBC и любители фестивальных фильмов. Их в любом обществе вместе с геями и шизофрениками – 3% испокон веков. «Церковь европейского пути» – славянская трансформация мифа об Эдеме, ни больше и ни меньше. Большая же часть Украины по старой позднесоветской привычке старается по сходной цене пристроить свою давно потерянную честь. Даже если украинские пропагандивы из Ютуба – очень красивые, но с кривыми зубами – трактуют это как «борьбу за ценности». 

Честь давно потеряна и нами, но мы не поместимся Европе в прихожку, о чем нам ясно намекнули в 2000-е. 

Владимир Путин и Билл Клинтон

Владимир Путин и Билл Клинтон. Фото: LSD / SV / Reuters

Почему честь потеряна и нами? Потому что, как сказал турбопатриот и имперец Александр Сергеевич, ее надо беречь смолоду. Потому что нужно было фильмы в 90-е снимать не про «Старых кляч», а про нормальных людей. Не пестовать мелкие идеи угасающего советского сознания, а искать новые смыслы. И дело не в развале СССР. Дело не в предательстве коммунистической идеи.

Поколение «демократов» предало своих детей, когда начало показывать по ТВ порнуху и чернуху, создавая уродливый, фейковый дублер настоящей русской культуры и переселив туда поколения новых русских людей, родившихся в 80-е и 90-е.

В братву и «Бригады», потом в «Бумеры» и «Дом-2», после – в Соловьёвых и Киселёвых. Какой идеологии соответствует порнуха и чернуха по ТВ, вульгарность и культ невежества, оголтелая пропаганда и латентный экстремизм? Украинской? Натовской? Капиталистической? 

Нет. Вашей личной. Трубопредательской. 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ