«Низкий порог мотивации»: адвокат объяснил смысл закона о «нечаянной коррупции»

В Госдуме прошел первое чтение так называемый закон о «нечаянной коррупции» – он вводит возможность освобождения госслужащих от ответственности за нарушение требований антикоррупционного законодательства при условии, если будет доказано, что такое деяние совершено вследствие независящих от них обстоятельств.

Инициатором законопроекта выступило правительство России. Профильный комитет Госдумы по труду и соцполитике принятие поправок поддерживает.

Независящими обстоятельствами предлагается считать любые чрезвычайные или непреодолимые обстоятельства, которых нельзя было избежать, предотвратить или спрогнозировать.

– К таким обстоятельствам, в частности, относятся: стихийные бедствия (в том числе землетрясение, наводнение, ураган), пожар, массовые заболевания (эпидемии), забастовки, военные действия, террористические акты, запретительные или ограничительные меры, принимаемые государственными органами, – уточняется в документе.

Само определение «нечаянной коррупции» привлекает внимание к инициативе. Правда, трактовки диаметрально разные. Премьера Михаила Мишустина даже раскритиковали за декриминализацию коррупционной деятельности.

Политолог и адвокат Дмитрий Аграновский считает, что вокруг закона много шума благодаря броскому штампу, придуманному в СМИ. По сути, новый закон не защищает интересы оголтелых коррупционеров. Основная масса фигурантов дел о нарушении коррупционного законодательства – врачи и учителя, напоминает юрист.

– В уголовном кодексе предусмотрена масса случаев, когда человек может освобождаться от ответственности – крайняя необходимость, совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств или малозначительность. Как я понимаю, никто не собирается освобождать чиновников от ответственности за антикоррупционные преступления, – считает Аграновский.

Адвокат указал и на другие пробелы коррупционного законодательства. Например, большинство дел за коррупцию возбуждается в результате провокации.

– Если бы чиновников не спровоцировали, они бы не совершили это преступление. Есть такая практика, что провокация ненаказуема – свои пояснения по этому поводу давал и Верховный суд, и ЕСПЧ, – напомнил Аграновский. – В этом случае, как мне кажется, происходит конкретизация законодательства. Я заочно уверен, что сейчас в России никто законодательство о коррупции снижать не будет. Другое дело, что гражданам хотелось бы, чтобы за коррупцию привлекали не врачей и учителей – категории, дающие основной массив дел о коррупционных преступлениях, – а реальных коррупционеров.

Также адвокат объяснил, почему чрезвычайная ситуация или стихийное бедствие являются оправданием для нарушения предусмотренных законом требований.

– Порог мотивации при принятии решений гораздо ниже. Человек, находясь в чрезвычайной ситуации, может совершать действия или поступки, которые никогда бы не совершил в обычной жизни, – объясняет Аграновский.