Мисс новая Америка, или Конец Дон Кихота (часть 2)

Начнем с самого очевидного: со смены поколений. Стармен (в нем, благодаря костюму, можно условно увидеть черты Капитана Америки и одновременно Супермена, на что намекает космическое происхождение Жезла) погибает, освобождая место для преемника, точнее, преемницы, поскольку им становится девочка-подросток. Мисс новая Америка (воспользуемся названием амбициозного проекта ОНА). Заметьте: Старгерл, а не Старвумен, например, если по аналогии с Чудо-женщиной. Что указывает на начальный/переходный этап феминизации социума. США еще не стали обителью матриархата, но находятся в процессе становления, подтверждением чего является то, что последний представитель старой команды ОСА, Пэт, выступает в роли очень своеобразного наставника. Он еще обладает властью и авторитетом, но уже не во всей полноте, по сути, являясь не столько равноправным членом команды, сколько помощником.

К этому стоит обратить внимание на новый состав ОСА: три девушки и всего один юноша. Количество явно не в мужскую пользу (сравним с Лигой справедливости, где, наоборот, лишь одна женщина, или с ОНА как обществом старого времени, где точно такая же пропорция). Мужчины еще окончательно не свергнуты, но значительно притеснены. Они уже не главные игроки: Рик, благодаря песочным часам, дарующим на час в сутки их обладателю невероятную физическую силу, может голыми руками справится с огромным монстром, олицетворяющим хтонических богов, но при этом не способен принимать рациональные, взвешенные решения. Его ум затуманен местью (он жаждет отомстить за родителей), вследствие чего, несмотря на физическую мощь, он становится самым слабым членом команды, который своими необдуманными поступками может погубить всех суперов ОСА. А тут еще и Пэт, играющий странную роль наставника/помощника и не имеющий суперспособностей. Этими двумя составными как бы подчеркивается уязвимость/слабость мужской позиции вообще (благо, что их еще не заменили представителями ЛГБТК+).

В противовес им Старгерл и Дикая кошка выглядят куда лучше. Можно сказать, что именно они играют первую скрипку в последнем сражении. Не стоит забывать, что именно Дикая кошка убивает Озарение и спасает Старгерл (командный дух, черт возьми!), когда та летит с башни, победив Сосульку (и в этом плане то, что сын Пэта ставит финальную точку в жизни Сосульки, не меняет оппозицию «мужское-женское»: мало того, что он не член команды, так еще и ребенок!).

МНА 4

И здесь встает резонный вопрос: а не многовато ли для Дикой кошки, все-таки сериал называется «Старгерл»? Этот перекос объясняется довольно легко: Дикая кошка уже определилась со своей сексуальной ориентацией (гетеросексуалка), у нее уже были отношения с Генри-младшим, тем самым как бы подчеркивается, что она вошла в мир взрослых — единственная из всей команды. Поэтому и спрос с нее больше, что не делает ее главной героиней: во-первых, она «пробужденная», а не «пробуждающая» (ведь именно Старгерл приобщила ее к суперам), а во-вторых, она не лидер. Лидер, как ни крути, Старгерл: она — ведущая, в отличие от своих соратников, которым уготовлена роль ведомых. Поэтому и сериал называется «Старгерл», а не «Дикая кошка»: Кортни не только пробуждает своих товарищей к новой жизни, но и сама, заняв место Стармена (смена эпох), знаменует/символизирует собой новое начало — новую, женскую (феминистическую) Америку, контекстуально, если брать максимально широко, эквилибриумируя Капитана Америку, а в рамках сериала вообще как бы замещая его (что Чудо-женщина делает с Суперменом), тем самым знаменуя переход от старого мира к новому.

На этом строится и противоборство между ОСА и ОНА, где первое воплощает/символизирует собой новой мир, а второе — старый, уже отживший, но продолжающий непримиримую войну за первенство/доминирование. Следовательно, отличительные черты тех и других будут маркерами времени — нового либо, наоборот, старого. А что лучше всего характеризует/определяет супергероев? Верно: их сверхспособности. И тут сразу же бросается в глаза различие между ОСА и ОНА: у последних суперспособности имеют имплицитный характер (по крайней мере, у тех, кто ими обладает). Мы не знаем, как получил свой дар Сосулька, но точно знаем, как их получили Озарение и доктор Ито — путем экспериментов над собой. Суперспособности ОСА в противовес ОНА носят эксплицитный характер: они внутренне им не присущи. Он становятся супергероями благодаря внешней атрибутике: Старгерл — Жезлу, Дикая кошка — костюму, Часовщик — песочным часам, Доктор Мид-Найт — специальным очкам. Без своих «артефактов» — они просто обычные люди и не более того.

МНА 5

Но здесь все же стоит уточнить, что эти инструменты как бы обладают свободой воли, определяя себе хозяина. И если с Часовщиком может сработать версия «кровных уз», ему «артефакт» перешел по наследству, то остальных членов ОСА они просто выбрали — непонятно из каких соображений. Видимо, морально-волевых. Что указывает на симбиотический характер взаимоотношений инструментов и их обладателей с перспективой полной «синтетики», первая степень которой реализована, допустим, в таких лентах, как «Веном» и «Апгрейд». А это, в свою очередь, подчеркивает технологичный характер нового времени (здесь, конечно, можно возразить, что этими же самыми «артефактами» обладали и их предшественники, но с их уничтожением та линия как бы обнулилась и, следовательно, история пошла заново). И ставка делается на союз технологий и человека, причем технологий, превосходящих все имеющие как минимум на несколько порядков, с допустимой отсылкой к их вообще инопланетному происхождению. То есть вполне просматривается вектор на умаление человека как такового и супергероя в частности в пользу инструмента/технологии, становящейся главенствующим фактором, доминирующей частью этих отношений. По сути, можно сказать, что медленно, но верно происходит трансформация этого «симбиоза»: инструмент/технология становится главной составной частью системы, вытесняя человека на периферию, низводя его до статуса носителя, иначе — инструмента/биотехнологии.

Но это так — на перспективу, покамест же связь с реальностью создатели ленты (ясно, отталкиваясь от комикса) полностью решили не рвать, пытаясь усидеть — и небезуспешно — на двух стульях: образы главных героев — и прежде всего Старгерл и Дикой кошки — культурно-исторически детерминированы. Причем если образ последней восходит к готэмской Женщине-кошке, то первой — вообще к архетипу ведьмы. На что нам указывает ее Жезл, на котором она летает аки ведьма на метле. К тому же название ее боевого инструмента — если вспомнить отца психоанализа — отсылает к мужскому половому органу, тем самым символизируя победу женского начала, олицетворением чего и становится Старгерл — мисс Новая Америка.

МНА 6

Но чтобы Америка обновилась, надо разобраться с приверженцами старого мира. И, что надо отметить, враги — а именно ими определяются герои — у ОСА весьма достойные, впрочем, как и их планы по переустройству США, причем — в прямом смысле слова, ибо они стремятся создать новое прекрасное общество, которое будет даже мыслить по-иному. Да, метод выбран жесткий: перепрограммирование мозга. Но, с другой стороны, исторический опыт нам со всей очевидностью демонстрирует, что мягкие варианты (уговоры, убеждения, даже политические решения и проч.) — недейственны, ибо если бы они хоть как-то работали, то множество проблем, с которыми сталкивается, точнее, в которых сейчас бултыхается человечество, а именно: экологические, экономические, нравственные и другие, — были бы уже неактуальны. Мы жили бы в другом мире. Рационально обоснованном и, вероятно, прекрасном. Но — «бы» мешает. И мы имеем то, что имеем. И именно этот ущербный, несправедливый и так далее порядок (систему) и защищает ОСА, тогда как ОНА идет на революцию (не ошиблись ли создатели сериала названиями обществ: ОСА как раз больше подходит ОНА и наоборот?). Да, не считаясь с жертвами. А разве можно как-то по-другому?

История предводителя ОНА Сосульки показывает, что нельзя: иначе его жена была бы рядом с ним. Но в списках живых ее нет: она погибла из-за алчности и сребролюбия горстки капиталистов, которые сознательно, исходя из принципа экономической целесообразности, то есть жажды наживы, принизили риски — в смысле воздействия на окружающих — своей деятельности, которая, по-хорошему, должна была быть признана опасной и ликвидирована. Но этого не случилось: в результате получив изрядную долю радиации, она заболевает раком и умирает. И Сосулька, или Джордан, как его зовут в обычной жизни, обещает изменить порядок, чтобы ни с кем такого больше не произошло. И целенаправленно и планомерно начинает приводить свой проект «Новая Америка» в жизнь. Не он ли в данном случае становится главным положительным героем?

Но куда еще в большей степени на роль протагониста претендует Озарение. Во-первых, он не принимает человеческую природу как таковую, понимая, что в человеке заложен несравненно более могучий потенциал, и, обуреваемый жаждой научного прорыва, экспериментирует над самим собой. Как мы уже знаем, его изыскания не проходят впустую: он открывает в себе способности к ясновидению и телекинезу, тем самым расширяя горизонт человеческих возможностей (вот она — эволюция!). Во-вторых, он не менее, чем Сосулька, стремится к преобразованию общества, пожалуй, даже более, ибо Джорданом движет боль потери, Озарением — исключительно принцип рациональности. Он хочет изменить мир, потому что так будет правильно, потому что те мысли, которые он читает, благодаря своей способности, у людей, приводят его в ужас. Он лучше, чем кто-либо, сознает, что человечество в основе своей глубоко порочно и безнравственно. И уже не подлежит исправлению — только трансформации. И ради этого он готов пожертвовать всем, даже женой и сыном, гибнущими от его же руки, точнее, силы мысли, ибо они встают на пути нового мира, который он — и только он — может приблизить.

МНА 7

Да, его можно обвинить в терроризме (по сути, так и делается), но какие революции свершаются без жертв (вспомним октябрь 1917-го в России!)? С другой стороны, а как же государственный террор? Да, власть имеет на этот террор право, государственный террор воспринимается как легитимный, но так ли это? Насколько можно считать законным государственный террор, когда он направлен на уничтожение своего же народа, например, через экономику, когда энная часть населения страны дохнет от голода и болезней, чтобы кучка высших чиновников и олигархов могла купаться в роскоши? Или в прямом смысле: когда недовольные таким положением дел выходят на улицы и на них бросают силовиков, как было, допустим, в Венесуэле? Когда террор становится оружием для удержания режима, противоположного всякому развитию, как, например, в Северной Корее? Или когда политика власти разъедает нацию изнутри, культивируя дух потребления и пошлости, как в США? Не становится ли революционная борьба в этом смысле единственным рациональным ответом? Причем ответом созидательным? Для некоторых — определенно. По крайней мере, для Озарения, который, по своей сути, является чистым революционером, идеалистом и романтиком от науки, воплощением нового Дон Кихота, крайне опасного для власти типажа, отельные представители которого в прошлом принесли тем или иным режимам немало хлопот (а некоторые режимы так и вообще свалили, снова же: Россия, октябрь 17-го):

Дон Кихот уверен, что скверную жизнь можно сделать прекрасной путем прямого и именно насильственного вмешательства. По своей сути он — радикал-идеалист, разрушитель-романтик. Мотивы его поведения и фанатизм выдают в нем архетипического революционера. В начале XX столетия таких борцов за свободу «донкихотского типа» немало встречалось среди российских экстремистов, которые приняли участие в колоссальном эксперименте по разрушению старого режима и построению социалистического рая на земле. Именно Дон Кихот является прототипом революционера, которого Э. Хоффер назвал «истинно верующим»,

— пишет историк, исследователь экстремистских течений Анна Гейфман в статье «Дон Кихот и "донкихоты"»*.

Хорошее определение: «истинно верующий». Но во что? Да, в новый мировой порядок — и эта вера ничем не хуже других — в Христа ли, Будду, коммунизм:

Дон Кихот сам говорит, что «рыцарство это религия». Интересно, что то же самое утверждал про русский бунт модный в 1900-х гг. писатель-модернист Дмитрий Мережковский: «Религия – это революция, а революция и есть религия». И действительно, поведение Дон Кихота сродни поведению сектанта, фанатика, целью которого является радикальная переделка мирового порядка в строгом соответствии с конкретной идеологией, далеко не всегда «религиозной». В принципе, любая мессианская идея может превратиться в божество и занять место в постоянно расширяющемся пантеоне экстремистов. Так, несмотря на все разговоры об атеизме, коммунисты превратили изначально светский большевизм в «религию спасения мира».**

И добавим: очень опасную религию — опасную для того миропорядка, который утвержден на земле, ибо она, эта религия, грозит его крахом. Поэтому «донкихотов» пытаются выставить как «воюющих с воображаемым злом»*** , бьющихся с ветряными мельницами романтиков-идеалистов, не принимающих того, что есть: «Напротив, смутно воображаемое, расплывчатое, невнятное мессианское будущее и стремление к нему кажется ему <Дон Кихоту> тем ценнее, чем слабее привязано оно к реальности»****.

МНА 9

Но так ли уж ОНА была далека от воплощения своего проекта в жизнь? Ведь если бы не ОСА… Но — не будем об этом: иначе киношники поступить и не могли. И так они себе много позволили: подошли к реализации «Новой Америки» почти вплотную. Таким ходом молодое поколение еще уверует, что «донкихоты» — они, наоборот, к этой самой реальности очень близко, впритык, а вот люди, общество, которое как раз и не высказывает никакой определенной позиции, живя по воображаемым лекалам, — оно давно уже перешло в мир фантазий. И, чтобы как-то «подбить баланс», авторам шоу, понятно, не остается ничего другого, как пустить очередных «донкихотов» на заклание (как, кстати говоря, до этого сделала Marvel в «Финале» с Таносом). И прежде всего, нового Дон Кихота — Озарение. Чтобы показать, что этот миропорядок стабилен и неизменен (в плане своего движения к тому идеалу, который мы видим в Старгерл). Людям, как ни крути, надо во что-то верить. Их фантазия, что этот мир такой и точка, должна на чем-то держаться.

Но основание это весьма хлипкое. И вот для того, чтобы как-то его укрепить, и были вызваны к жизни Озарение и Сосулька — надо же четко закрепить образ врага и показать, что «донкихоты» будут вырезаны, как раковая опухоль социума, что им здесь не место. Пусть даже не надеются! Тем более когда на страже этого миропорядка стоит такой защитник, как Старгерл, одновременно являющаяся и олицетворением нового времени — мисс Новая Америка. Как говорили в СССР: молодым везде у нас дорога. Посмотрим, куда эти молодые приведут. Такое чувство, что ни к чему хорошему. Если вовремя не появятся «донкихоты», чтобы повернуть историю в другое русло.

*Анна Гейфман, Разрушители. Тоталитарные культы XX-XXI вв. / Пер. с англ. яз. Юрия Колотова. Иерусалим; М.: Гешарим/Мосты культуры, 2017 — с. 370

**Там же, с. 380-381

*** Там же, с. 370

**** Там же, с. 374

Кадры из открытых источников в интернете