Постскриптум к «делу Строминой»... О Шалмуеве и Кривицком сказано много. Теперь два слова о бывшем губернаторе Митине, бывшем губернаторе Прусаке, а также о расстрелянном предпринимателе Дугенце

Уголовное дело по обвинению Натальи Строминой – бывшей помощницы бывшего сенатора Дмитрия Кривицкого – стало одним из самых громких и обсуждаемых в области (в «ВН» подробности — здесь, здесь, здесь и здесь).

Сама фигура (да простится мне тавтология) «фигурантки», конечно, мелка. Пусть и с невероятным гонором (память о былой службе члену самого Совфеда вытравить непросто!), но всего лишь секретарь, бравшая под козырёк при любой команде «шефа» и стремившаяся к одному – «чтобы не наругали».

Да, она умело «состыковывала» и «увязывала» все ниточки хитромудрой схемы, разработанной и внедрённой в жизнь Кривицким. Да, она была последовательна и настойчива. И, как ни старалась убедить суд в том, что «даже не знала», что речь идёт о деньгах, поверить в это было трудно. Суд и не поверил.

За своё участие в процессе «переброса» миллионов из Новгорода в Москву Стромина получила 7 лет и 3 месяца реальной колонии. А также невиданную в наших провинциальных краях сумму штрафа: 34 миллиона рублей.

Последняя точка в этом деле будет поставлена Новгородским областным судом, куда осуждённая наверняка подаст апелляционную жалобу.

Меж тем, люди задаются и другим вопросом.

* * *

Вся эта история происходила в годы правления в Новгородской области самого, пожалуй, жёсткого из наших губернаторов – Сергея Митина.

Ниточки той истории уходили от наивного секретаря Строминой на самый-самый верх новгородской власти. Дотянулись до первого заместителя губернатора области Арнольда Шалмуева... И, казалось бы, ещё чуть-чуть, и... Но самый потолок иерархической структуры достигнут так и не был.

Однако...

Многие помнят, что, как только у Шалмуева прошли обыски и решался вопрос о мере пресечения для него, губернатор Митин обронил фразу, ставшую крылатой: о том, что он узнал обо всём из телевизора.

В «дорожном деле» губернатор Митин не получил даже статус «свидетеля», хотя его имя поминалось многажды. И в «деле о взятке Кривицкому» никто из представителей правоохранительных органов не набрался отваги вызвать Сергея Герасимовича и попросить: уважаемый Сергей Герасимович, а расскажите-ка, мол, нам...

И ведь, определённо, было что рассказать. Поймите меня правильно: я имею в виду не «явку с повинной», а всего лишь рассказ от первого лица о том, где был, что видел и о чём знает.

А некоторые из «наблюдателей» в своих умозаключениях уходят куда дальше.

Из одного из комментариев, опубликованных в «Ваших Новостях»:

«Ни секунды не поверю, чтобы Кривицкий это сделал без ведома Митина. Почему обложенные оброком не обратились за помощью к губернатору? Наверное, потому, что понимали, кто в конечном итоге организатор этих поборов. Сажают пешек».

Мнение народа. Но – не берусь судить... Однако чтобы у читателей было хоть какое-то представление, «при чём тут Митин», напомню, в каком контексте поминалось его имя.

* * *

Начать, наверное, надо с того, что сам Арнольд Шалмуев рассказывал в суде (подробнее – здесь), что Кривицкого представил ему губернатор Сергей Митин: «Пригласил меня к себе в кабинет и рекомендовал Кривицкого как очень влиятельного человека, обладающего большими связями и возможностями». А потом уже сам Кривицкий «вышел» на Шалмуева с предложением: он, мол, поспособствует благоденствию Арнольда Александровича, а тот оплатит «услуги».

Более в показаниях Арнольда Александровича Сергей Герасимович практически не являлся.

В суде по «делу Строминой» был, однако, допрошен Андрей Новожилов: одна из центральных фигур всей «дорожной истории». По сути, благодаря показаниям Новожилова во многом удалось доказать вину тех, кто оказался на скамье подсудимых по «дорожному делу».

Когда шёл суд по делу о «даче взятки Шалмуевым», сторона обвинения вызывала в качестве свидетеля и Новожилова. Но тогда он не явился, дав согласие на оглашение его показаний периода предварительного следствия. А по «делу Строминой» – явился.

На вопросы прокурора ответил. Но так как прошло уже много лет, и детали стёрлись в памяти, вновь предложил огласить показания, которые давал следователю.

Интересные показания, приоткрывающие (если им верить) глазок во властные кабинеты Новгородчины недавнего прошлого.

* * *

Надо сказать, что к 2012-му году, на коий приходится кульминация всей «дорожной» истории, Андрей Новожилов был одним из самых серьёзных предпринимателей нашей области, связанных с «дорожной сферой»: руководил ООО «Новгородская дорожная компания», имел доли в дорожно-эксплуатационных предприятиях (ДЭП) области, наличествовавших в каждом из районов.

И, как следует из его показаний, существовали две причины, почему именно на него был наложен «оброк» по изысканию средств в пользу Кривицкого.

На допросе у следователя Новожилов, во-первых, заявил, что и ранее «дорожная сфера» оказывала помощь... Правда, не лично сенатору Кривицкому, а всей «Единой России» – «на выборы». И перечислено было, согласно показаний, 15 миллионов рублей, что подтверждается документами (платёжными поручениями), имеющимися в «дорожном деле». То указание, по показаниям Новожилова, было передано через посредника «лично от губернатора: если ДЭПы хотят развиваться и работать дальше, получать контракты, надо перечислять деньги на «Единую Россию».

Следователь задавал вопрос: «Что значит: перечислять деньги на «Единую Россию»?».

Новожилов отвечал: «Оказать материальную помощь в виде добровольного пожертвования на «Единую Россию» на выборах».

Поэтому... Логично: помог раз, поможет и другой. На том моменте, что теперь планируется «помощь» не всей партии, а лично сенатору Кривицкому, внимание особо не заострялось.

Вторая причина, почему Новожилов должен, казалось, быть податливым, заключалась в том, что как раз тогда «на него были заведены уголовные дела». И на этом, по показаниям Новожилова, сыграл Шалмуев во время исторической встречи у Хутынского монастыря (тогда люди и познакомились между собой), когда было определено, что «дорожник» «изыщет» 50 миллионов.

Из показаний: «Шалмуев говорил, что теперь он будет отвечать за дорожно-строительную отрасль, будет решать вопросы: по бизнесу будут контракты, будет развитие, будет зелёный свет. По уголовному преследованию – полностью закроется, но я должен дать эти деньги. Я спросил, есть ли у меня время подумать? Ответил: две минуты, но выбора особого нет. Если откажусь, то сяду в тюрьму».

Новожилов согласился. Позднее его действия были определены как «действия в состоянии крайней необходимости», поэтому сам он избежал уголовной ответственности.

В тех показаниях Новожилова был и ещё один момент, где он говорил о личной встрече с губернатором Митиным. Случилось это тоже в 2012-ом году, но до встречи с Шалмуевым у Хутынского монастыря и, соответственно, до привлечения Новожилова в качестве «поставщика денег для Кривицкого».

Снова – из показаний:

«Тогда меня пригласили в Шарматово (загородная резиденция нашей администрации – А.К.). Там было большое выездное совещание. Мы там отобедали. После этого обеда мы с губернатором сели на отдельный диван, я пытался задать вопросы, связанные с дорожной отраслью. Но он отказался со мной разговаривать. Сказал, что не готов разговаривать про дорожную отрасль».

Следователь: «Какие вопросы вы хотели с ним обсудить?».

Новожилов отвечал: «Проблемы коррупции в области, связанные с дорожно-строительным комплексом. Я хотел обсудить с ним вопрос, что меня постоянно трясут: давай деньги на «Единую Россию» – на меня со всех сторон оказывали давление, возбуждали уголовные дела. Он отказался разговаривать со мной на эту тему».

Согласно показаний Новожилова, во время встречи возле Хутынского монастыря с Шалмуевым он понял, что тот в курсе разговора, состоявшегося в Шарматове, хотя они с губернатором Митиным беседовали тет-а-тет, и какой бы то ни было третий человек тот разговор не слышал: «Были нюансы, которые знали только я и губернатор. Поэтому у меня не было сомнений, что он (Шалмуев – А.К) выступает от имени губернатора».

...Так поминался губернатор Митин на этом судебном процессе. Подчеркну, всё вышеприведённое, – суждения лишь одного свидетеля: Новожилова. Так ли было на самом деле, никто не ручается. Но к ответственности за лжесвидетельство Новожилов не привлечён. В суде показания следственного периода он подтвердил.

А дела на него в тот период действительно были «заведены». И доведены впоследствии до суда. В 2013-ом году Новгородский районный суд приговорил Андрея Новожилова к 6 годам лишения свободы за «покушение на мошенничество», «злоупотребление полномочиями», «кражу» и пр. (подробнее – здесь). Исключительность этого судебного акта в том, что срок был назначен – условный. Редко так бывает: 6 лет и – условно.

* * *

И, трудно не согласиться с читателями, очень интересно было бы узнать точку зрения на те события самого Сергея Митина: его глазами. Но следствие, повторюсь, не сочло целесообразным допросить бывшего главу региона в качестве свидетеля. Все равны перед законом, но некоторые – равнее.

И вообще, такое чувство, что губернаторы обладают иммунитетом против всякого вызова в следственный орган.

Вспоминается история тринадатилетней давности, завершившаяся убийством новгородского предпринимателя Владимира Дугенца. В 2005-06-ом годах на него было совершено два покушения. После первого, случившегося 6 октября 2005-го года, когда Дугенец был только ранен в руку (по касательной), он заявлял, что не исключает: к покушению причастен губернатор Михаил Прусак (в 2003-ем году Дугенец, имевший большие политические амбиции, тоже выдвигал свою кандидатуру на пост губернатора). К «касательному ранению» и общественность, и следственные органы всерьёз не отнеслись, выдвигалось даже предположение, что всё это инсценировка со стороны Дугенца.

Никто так и не сподобился допросить губернатора Прусака, хотя на него как на возможного заказчика Дугенец прямо указывал.

А спустя некоторое время, 28 марта 2006-го, было совершено второе покушение: на этот раз выстрелы раздались на Софийской площади – напротив Дома советов. Теперь киллеры (их было двое) не промахнулись: спустя десять дней, так и не приходя в сознание, Дугенец скончался в Новгородской областной больнице.

Преступление не раскрыто по сию пору. Достоверно известно лишь то, что и по этому делу Михаил Прусак допрошен не был.

А без пояснений этих людей – что Прусака, что Митина – какое-то звено в целостном восприятии событий таки выпадает.

...Надеемся всё же, что экстрадиция беглого сенатора Кривицкого свершится, и тогда, хочется верить, мы узнаем ещё много нового о том, как жила наша губерния в недалёком прошлом. Кстати, по информации пресс-секретаря Новрайсуда Валерия Таганского, Арнольд Шалмуев подал ходатайство об условно-досрочном освобождении.

 

Фото из открытых источников