Сталин — плохой или все-таки хороший?

Думается, Юрий Дудь и сам не ожидал, что его документалка «Колыма: Родина нашего страха» вызовет такой ажиотаж: 12 млн просмотров за две недели — это вам не хухры-мухры. А если добавить, что его видео получило более 660 тысяч лайков (это вам, имейте в виду, хорошая майданная площадь, заполненная до краев, по определению Захара Прилепина), то впору говорить о чуть ли не бешенной популярности.

И это при том, что тема была выбрана довольно заезженная (ну сколько уже можно о сталинских репрессиях?! Культ личности развенчали еще в середине прошлого века!), вроде бы не соответствующая тому контингенту, который смотрит передачи блогера. И более того: без сколько бы то ни было серьезной документально-доказательной базы, кинематографических изысков в духе Вернера Херцога и проч.

«Поверхностный, не очень умный документальный фильм», — так определил детище Дудя Прилепин. И, пожалуй, лично я с этим определением соглашусь. Даже с более жестким, тоже прилепинским: «Смысл фильма банален до легкой тошноты». Да, есть такое. Но, тем не менее, стоит отдать блогеру должное: со своей задачей он справился.

В октябре 2018 года ВЦИОМ опубликовал социологическое исследование, которое привело нас в ступор. Почти половина молодых людей от 18 до 24 лет никогда не слышала о сталинских репрессиях,

— говорит он в начале фильма.

Теперь, учитывая возрастную целевку его аудитории, надо полагать, он этот пробел существенно сузил.

Благодаря его фильму множество молодых людей теперь что-то знает о сталинских репрессиях. Только вот что?

Позиция Дудя резко либеральная: эти жертвы оправдать ничем нельзя.

Дудь судит с точки зрения европейской цивилизованности и декларации прав человека, поэтому, критикуя его фильм, Прилепин упирает как раз на это — на агрессию этих самых милых духу и сердцу Дудя европейцев, вылившуюся в Великую Отечественную войну:

Колымская история, еще раз назойливо повторю, по масштабам и по смыслу не сопоставима с той войной и той мясорубкой. Потому что на Колыме сидело огромное количество жулья, негодяев, убийц, реальных шпионов — и даже если судебная и пеницитарная советская система работала криво или подло, она все-таки старалась соблюдать признаки законности. Европейцы же убивали здесь просто так: чтоб забить двадцать миллионов голов, чтоб получить тонны русского мяса,

— пишет он в статье «Мороженый Дудь для детей».

Лично с моей колокольни – зря Прилепин переводит стрелки на нацистов, поскольку это отдельная тема. Ибо не будем забывать, что в 39-м Сталин планировал с Гитлером поделить весь мир на сферы влияния, то есть, по сути, выступить на его стороне. Что, с какой-то стороны, было оправдано: войны велись на протяжении всего существования человечества. И для любой державы вполне естественно поглощать маленькие страны, расширяться. А для того времени — это очень важный фактор — тем паче. Так что не надо здесь охать и ахать, истерично заламывать руки. Вон, сейчас идет геноцид русского народа посредством всяких либеральных реформ, и что? Молчит «глубинный народ», точно воды в рот набравши. Да, время изменилось, я же говорю, что это очень важный фактор, но выхлоп, на который упирает Дудь — он тот же самый.

Но речь, на самом деле, не об этом. Речь о том, что Дудь — в который уже раз! — поднял важный вопрос, с которым русская общественность все никак не может определиться.

Вопрос о роли Сталина. Об оценке его личности в истории.

И на фоне недавнего опроса «Левады-центра» касательно роли вождя народов — фильм попадает в самую точку, я бы сказал, в наиболее болезненную точку, особенно для тех, кто держит равнение на те идеалы.

Напомню, что, согласно опросу, пусть и некорректному с точки зрения социологии, 70% респондентов оценивают роль Иосифа Виссарионовича положительно.

70% — это значительный показатель. Этот показатель будет весьма значительным даже с поправками на некорректность.

И — нет, это — не ответ Дудю. Это — полярность. Это все к тому, что нет мнения одного нерушимого касательно товарища Сталина.

Скажу даже больше: с течением времени поклонников вождя в России будет все больше и больше. И знаете, что является ключевым фактором? Да, верно: время.

Давайте поглядим по сторонам. Современная Россия неуклонно мчится к пропасти. Это — нисходящая траектория. И дело не в том, что доходы населения падают шестой год подряд (при Сталине тоже несладко жилось). Но уже в том, что Сталин ввел пенсионное обеспечение (напомню: в 37-м, когда начался «большой террор»), а наше правительство его подрезало, пугая тем, что вообще оставит стариков без пенсий. Помните сакраментальное предупреждение, точнее, угрозу?

У нас с вами пенсионная система государственная имеет дефицит, в ней вот такая дыра, и за счет бюджета ее наполняют. Будут у нас дальше государственные пенсии или нет, это тоже вопрос, потому что бюджет стал дефицитным,

— это Вячеслав Володин сказал, спикер Госдумы — перед тем, как власть пять лет пенсий у россиян оттяпала.

В сталинское время СССР развивался, создавалась промышленность, стройка шла полным ходом. А что сейчас? Сотовый телефон свой сделать не смогли, самолеты российского производства даже в Мексике не покупают, потому что «сырые», ломаются постоянно, ненадежные. Напомнить про Шереметьево? — 41 жертва. И это — лучшее, что может произвести наша самолетостроительная отрасль.

И таких примеров можно привести уйму: что было тогда и как сейчас. Это — надо учитывать. И поэтому народ будет тянуться к Сталину, потому что траектория была восходящая.

А репрессии, говорите? А что, сейчас их нет? Благоденствуем, как в раю, что ли?

И немаловажно: не стоит идеализировать ни тех, кого сажали (большинство из них, по крайней мере), ни самого Сталина.

Во-первых, я бы хотел посмотреть на либерала-интеллигента, на которого с ножом бросится перепивший дядя Ваня с завода: как бы он тогда заголосил. И Сталин — не бог, это — во-вторых. С амбициями, слабостями и проч. И жажда власти — не самый худший из пороков, если использовать христианскую терминологию. Сомневаюсь, что этой черты был лишен хоть один из больших политиков. Надо быть объективными.

И с позиции нашего времени роль Сталина выглядит весьма привлекательной, хотя бы по тем моментам, о которых я писал выше.

И нет: я не хочу сказать, что оцениваю роль вождя народов сугубо положительно. Или, наоборот, отрицательно. Или как что-то среднее между ними. Чтобы оценить — нужен взгляд сверху, на Сталина — как на историю. Грубо говоря, оценить фильм актер сможет не тогда, когда он играет, а тогда, когда он его посмотрит. А Россия, увы, еще не вышла на новый виток, она все так же топчется в том периоде, перемалывая, пережевывая его наследие. Продолжает жить в советской (и приставка «пост», если найдутся очень въедливые, здесь мало что меняет, увы, ибо суть остается той же) парадигме (и пенсионная реформа, точнее, отклик на нее это доказал).

Но, что определенно точно, историю надо знать. И за то, что Дудь поднимает вопрос для новых поколений, стоит сказать ему спасибо. О том, что были репрессии, цензура и проч., забывать не надо, но не надо забывать и про пенсии, и про промышленность, и так далее. И наоборот. Это все понадобится для оценки, когда придет время.

Фото: «Новые Известия».