Доктор Клецко: «Отставка Саволюк не изменит ситуацию в новгородской медицине»

Напомним, прокуратура выявила множество серьёзных нарушений, допущенных министерством здравоохранения Новгородской области. Прокомментировать эту ситуацию мы попросили доктора Александра Клецко, ставшего известным далеко за пределами Новгородской области благодаря тому, что он при помощи подручных средств в Мошенском районе успешно прооперировал женщину с глубокой раной руки.

Когда мы дозвонились до Александра Леонидовича, он рассказал, что прямо сейчас общается с журналистами очередного федерального телеканала - на этот раз в Мошенское приехала съёмочная группа «России 24». Доктор показывал им наружный вид местной больницы, которую он называет «руинами бывшей ЦРБ». Внутри здания, по словам Александра Клецко, журналистам снимать не позволили, выгнали на улицу.

Одним из выявленных прокуратурой нарушений стал факт отсутствия в Мошенской больнице педиатра. Причём его нет уже более года. По этому поводу и. о. руководителя управления информационной политики администрации губернатора Иван Сизов говорил, что «действительно не найти в небольшие больницы небольших районов специалистов, потому что молодежь не хочет ехать туда работать». По этой ситуации и был наш вопрос к Александру Леонидовичу.

- Вы раньше были главврачом местной ЦРБ и скажите нам, пожалуйста, неужели действительно так сложно найти специалиста в сельскую больницу?

- Когда я работал, мне удавалось приглашать всех необходимых больнице врачей. Это делается так. Должна быть зарплата такая, какой он не заработает в городе. Его нужно обеспечить жильём максимально бесплатно. После этого специалисту нужно создать условия для работы: оборудование, которое ему нужно и обученный персонал.

- Как вам удавалось решать проблему с жильём?

- Больница полностью оплачивала врачам жильё семь лет, а потом они могли получить это жильё в свою собственность. В том числе, и молодых специалистов удавалось так привлекать. Приезжали парни сразу после медучилищ и работали в ФАПах. А отработав семь лет, большинство молодых врачей женились и обрастали здесь связями, поэтому оставались работать. Треть из них всё равно уезжала, но мы вместо них приглашали новых. Некоторые врачи жили в Боровичах и каждый день приезжали к нам в Мошенское на работу, а вечером возвращались к себе. Это тоже возможно, поскольку от нас до Боровичей всего 50 вёрст. Я и сам, работая здесь главврачом, жил в Боровичах.

- Почему же сейчас, по-вашему, так долго не удаётся найти педиатра?

- Нужно желание решить проблему, а не отговорки. При желании можно и деньги найти. Я даже из Магадана хирурга приглашал, из Прибалтики и Средней Азии русские переселенцы приезжали в Мошенскую больницу работать.

- Вмешательство прокуратуры хоть частично улучшит ситуацию в новгородском здравоохранении?

- Частично, безусловно, улучшит, но всех проблем это вмешательство не решит. Здесь нужно желание заниматься селом, надо искать хороших врачей, в первую очередь. Сначала человек, а потом уже оборудование. Специалистам надо хорошо платить, а не прикрываться тем, что тарифы не позволяют поднимать им зарплаты. Повысьте, тариф, ребята и всё у вас будет хорошо! Тогда поедут врачи в село и хорошие врачи поедут.

- А как нужно оценивать качество работы врача?

- У меня главным критерием качества работы врачей было отсутствие жалоб на их работу со стороны пациентов. Но за маленькую зарплату приедет работать только посредственный специалист. Поэтому на зарплаты врачей надо тратить серьёзные деньги. И тогда пациенты на селе будут довольны, всё будет тихо и спокойно. Когда я работал, меня поддерживал тогдашний глава Мошенского района и мы достойно платили врачам.

- Недавно к вам приезжал депутат Дмитрий Игнатов, который выступает за отставку министра здравоохранения Новгородской области Антонины Саволюк. А есть в этом смысл или её отставка ничего не изменит?

- Я думаю, что ничего не изменит. Она пришла уже на развалины и ничего не может решить кардинально. Если задача министра оптимизация, так что изменится от перемены фамилии оптимизатора? Пристали к бедной женщине, а она-то тут при чём? Она делает, что её заставляют делать.