Градус повышается: в дискуссию о «пленных немцах» вступили Колосницын и Брутман, а Черепанова написала петицию

Годовщина освобождения Великого Новгорода от нацистских захватчиков все ближе, а вот дискуссия по поводу торжественных мероприятий, на почетном месте среди которых значатся реконструкции «Ввод пленных немцев в Новгородский кремль» и «Освобождение Новгорода» — все жарче. Сначала депутат гордумы от партии «Яблоко» Анна Черепанова разразилась жесткой критикой в адрес чиновников, обвинив их, по сути, в пропаганде милитаризма, на которую попытался ответить глава комитета культуры и молодежной политики Великого Новгорода Константин Хиврич, что вышло у него крайне неубедительно. Теперь слово взяли такие видные представители городской общественности, как археолог Павел Колосницын и редактор «Новой новгородской газеты» Сергей Брутман.

Колосницын пытается как бы отстраниться от противоборства «за/против» и занять позицию стороннего наблюдателя:

Я тут не присоединяюсь ни к одним, ни к другим,

пишет он в «Фейсбуке».

С одной стороны, реконструкции — это интересно, но беда — когда с ними начинают перебарщивать,

— добавляет Колосницын.

С этим можно согласиться, даже не читая дальше: мера необходима во всем. Но, понятно, на этом не остановимся. И знаете, автор действительно смотрит на проблему немного с другой точки зрения. Он выходит за рамки как политического, так и этического дискурса, рассуждая, скорее, в русле социологии:

Память стирается. Нет, не стирается. Ее просто нет. Поймите меня правильно. Историю надо знать и помнить. Надо чтить подвиг предков и память о погибших. Но, как ни старайся, люди, которые родились через три поколения, не будут относиться к событиям так, как их непосредственные свидетели, как бы ни были глобальны события. Но память им передать надо,

— уверен археолог.

Власть и ее структуры, по его мнению, «стараясь привлечь внимание, пускают в ход все средства, самыми яркими из которых являются реконструкции. Это наглядно, а если удастся, то и зрелищно». Но Колосницын далек от официального пафоса, на который горазд тот же Хиврич, он пытается предугадать, во что все это может вылиться:

Но беда в том, что памятный юбилей грозит превратиться в балаган. Иной раз думаешь: что уж там они придумают? Реконструкция боя, провод пленных, конкурс детских костюмов "Юный красноармеец", дегустация блокадного хлеба и полевая рюмочная "Фронтовые 100", страйкбольный тир "Зайцев в Сталинграде", парад колясок "Танки наши быстры", аттракционы "Плюнь в фашиста" и "Закрой амбразуру", карусель "Огненый таран". И все это под громкие песни военных лет.

Да, с ним здесь крайне сложно спорить: перебор с пафосом, который еще хотят и подстроить под современность (причем очень неумело, по-чиновничьи, полагая, что одного призыва, указки сверху будет достаточно для того, что народ проникся чувством патриотизма и затянул потуже пояса, готовясь к смертельной схватке с заокеанским врагом), всегда — ибо это правила жанра — перерастает, когда в страшные, гротескные, когда просто в смешные формы, которые, в принципе, вполне можно определить как балаган. На праздновании 75-летия освобождения Новгорода нас, насколько я понимаю, учитывая «пленных немцев», ждет нечто страшное и гротескное. Что, по идее, должно вдохнуть жизнь в милитаристический лозунг «Можем повторить!».

Не в пользу официальной задумки высказался и Сергей Брутман на «Портале 53»:

Вошедшие в моду «реконструкции» боев стали уже надоедать. Отчасти и в силу неубедительности этой малохудожественной самодеятельности, вялости действа. Да и идейной ее ущербности, поскольку «игрушечная» война не передаёт того ужаса, который в реальности испытывали её участники. Примерно как при реконструкции штурма Демянска, когда нынешней зимой там разворачивались «бои» среди «дзотов»… сколоченных из досок.

Да, Брутман бьет в точку. Но куда интереснее другое: главред «Новой новгородской» обвиняет чиновников в исторической подтасовке, в том, что заявленные мероприятия не соответствуют историческим фактам!

В центре — реконструкция нескольких событий Новгородско-Лужской наступательной операции. Решающий штурм красной армии произошел 20 января на рассвете,

— приводит он слова Хиврича касательно реконструкции «Освобождение Новгорода».

И тут же разит наповал:

Помилуйте, о чем речь? О каком таком «решающем штурме»? Красная Армия не штурмовала Новгород в 1944-м: она вошла в город, оставленный врагом. Здесь была пустыня (даже местных жителей насчитывалось с десяток).

Штурм Новгорода имел место гораздо раньше: весной 1943 года. По сути, это был штурм притворный: отвлекающий маневр. Тем не менее, он унес 8 737 жизней. Это была одна из трагических страниц Великой Отечественной, на которые как раз щедра военная история Новгородчины,

— приводит Брутман исторические данные.

Но не будет забывать, что одной реконструкцией «празднество» не заканчивается:

Что касается «ввода пленных»... Если речь идет об эпизоде из театрализованной реконструкции суда над военными преступниками «Да судимы будете!», то суд состоялся в декабре 1947 года и освобождение города тут ни при чем. К тому же из прохода горстки подсудимых зрелище не соорудишь. Если же эпизод хотят развернуть в нечто более масштабное, то это выглядит, как та самая бессильная угроза миру: «Можем повторить». Хочется ответить на эту выходку, протянув «пленным» хлеба — как это и бывало в послевоенном Новгороде,

— отмечает известный журналист.

Но ведь акция рассчитана совсем не на то, чтобы новгородцы бросились в продуктовые магазины, делая «сострадательные» пайки. Акция рассчитана на то, чтобы воскресить в народе дух победителя: пуская мы нищие, зато непобедимые! Или: эй, вы, гниющие и разлагающиеся в своем империализме Запад и США, вы там не особенно пальцы-то гните, знайте, если что — можем и повторить!

Нелепо и… неумно,

— подводит итог Брутман.

Что тут скажешь? Аргументы Брутмана действительно сильные, но не будем забывать, что российские чиновники — товарищи бронебойные.

Сами собой вспоминаются слова министра культуры Владимира Мединского на выпад о несоответствии фильма «28 панфиловцев» исторической правде:

Мое глубочайшее убеждение заключается в том, что даже если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего — это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, мрази конченые,

— ответил тогда Мединский критикам.

Такова, видимо, официальная риторика по сходным вопросам, к которым вполне можно отнести и «пленных немцев», и «освобождение Новгорода» на праздновании годовщины.

Но вот закавыка: по всей видимости, оппозиционные силы решили на этот раз не останавливаться лишь на критике, но перейти к действиям. Так, лидер новгородского «Яблока» Анна Черепанова направила петицию вышеупомянутому Владимиру Мединскому и губернатору Новгородской области Андрею Никитину с требованием исключить «пленных немцев» из программы празднования 75-летия освобождения Новгорода, так как она и подписавшиеся считают «программу мероприятий недопустимой карнавализацией истории Великой Отечественной войны с целью еще больше поднять в обществе градус ложного патриотизма и милитаризма. Это издевательство над памятью о миллионах людей, победивших фашизм, попытка опошлить подвиг советского народа».

Черепанова открыто называет данную реконструкцию «провокацией» с весьма нешуточными последствиями:

Включение в программу «ввода пленных немцев в Новгородский кремль» — провокация, унижающая человеческое достоинство, разрушающая доверие между Россией и Германией. А именно доверие является основой экономического и культурного сотрудничества между нашими странами.

Не зря же лозунг появился «На Берлин!», так ведь?!

Для нас всех важно, чтобы День 75-летия освобождения Новгорода стал днем мира, памяти о ветеранах-фронтовиках, тружениках тыла, новгородцах, поднявших город из руин, и самое главное — торжества жизни, а не смерти,

— резонно заключает Черепанова.

С этим трудно не согласится, не так ли?

Фото: «Русская семерка».